«Плен»: у кого ствол, тот и прав? На экраны вышел первый полнометражный украинский фильм о войне

IMG_7652В четверг на большой экран вышел полнометражный художественный фильм Анатолия Матешко «Плен»/Captum. До этого картину уже представили днепропетровскому зрителю в «Правда-кино». На допремьерный показ в Днепропетровск приехали продюсер Антон Сладкевич и исполнители главных ролей — Лариса Руснак, Остап Ступка и Фатима Горбенко. В зрительном зале – волонтеры, раненые, участники АТО, киноманы. Реакция после просмотра очень неоднозначная.

Коровник или наша жизнь?

Социальные сети почти сразу заполнил поток критических замечаний в адрес фильма. Ругали игру актеров, слабую режиссуру, недоработки сценария. Но главное – несхожесть с событиями в зоне АТО. Мол, авторы фильма не потрудились пообщаться с бывшими пленными, чтобы сделать картинку более реалистичной. А нужно ли?

После нескольких дней осмысления фильма я пришла к выводу, что коровник, в котором держали двенадцать пленных – это прообраз нашей жизни. Может, потому «Плен» вызвал столько раздражения, что показал нас далеко не с лучшей стороны? Увы, героями не рождаются и очень редко становятся. А вырваться из плена обыденной жизни с руганью в маршрутках, равнодушием к ближним, приспособленчеством на работе и ожиданием, что кто-то сверху все решит, — своего рода героизм.

Тележурналист (Остап Ступка) снимал что-то неположенное и угодил в коровник. «У кого ствол, тот и прав! Теперь у нас так», — доказывает ему таксист (Дмитрий Суржиков). И бывшая телезвезда показывает ему свою силу… растерзывая кота. Мать (Лариса Руснак) ищет попавшего в плен сына. Готова на все и, не сопротивляясь, отдается насильникам-террористам. Семейная пара волонтеров, понурив головы, идет на заклание. Двое охранников развлекаются тем, что ежедневно делают ставки, кто из пленных первым подорвется на мине. Среди обитателей коровника – старик, американский музыкант, умирающий от ран военный и боец Молчун. В начале фильма их двенадцать, в конце только двое – женщина и раненый, который в агонии называет ее мамочкой.

Сидя в кресле кинозала, легко осуждать негероев. А как каждый из нас повел бы себя в такой пороговой ситуации? Вряд ли можно ответить на этот вопрос. Даже самому себе.

Главное чувство, которое вызывает «Плен», – безысходность. Капеллан отец Дмитрий (Дмитрий Поворотний) очень точно отметил на своей странице в Фейсбуке:

«Я бы взял эпиграфом к фильму «Оставь надежду всяк сюда входящий» — надпись над воротами пекла у Данте. Места, где нет Бога. Для меня теперешнего – утомленного, теряющего чуткость, непредвзятость и сочувствие, — тяжело переживать безысходность, в которую попадают люди, что живут без Бога. В таком мире нет надежды. И фильм это прекрасно показал. У меня не возникал вопрос, почему пленные не сбежали. Не сбежали, потому что не были вместе, потому что каждый был сам по себе… Нужен ли этот фильм? Однозначно, да. И то, что в нем нет прямой географической привязки, – это плюс. Ибо война одинаково срывает маску человечность с любого человека и оголяет звериный оскал и у украинца, и у россиянина, и у папуаса. Если человек ищет «свою правду», а не истину».

Рекордные короткие съемки

Фильм снят в черно-белых тонах. Это еще больше подчеркивает гнетущую атмосферу безысходного плена.

«Черно-белое кино лучше передает четкость картинки, — рассказывает продюсер фильма Антон Сладкевич. – Это своего рода полифоническое кино – расширяется сфера вашего присутствия на экране. Своего рода трюк. Даже если фильм становится неинтересен, вы продолжаете его смотреть».

Снимали «Плен» в феврале в летнем коровнике в Броварах, под Киевом. Съемки немного задержали, ждали, пока выпадет снег.

«Мы очень торопились, потому что боялись, что снег может растаять, — говорит продюсер. – У нас была слаженная команда профессиональных актеров. Накануне мы отрепетировали все сцены, поэтому снимали на одном дыхании и без дополнительных дублей». В итоге полнометражную картину отсняли в рекордно короткий срок – всего за семь дней. Бюджет картины 110-120 тысяч долларов. Это собственные средства Антона Сладкевича. «Мы пытались показать, что хорошее кино можно снять за небольшие деньги», — говорит он.

Симпатичный рыжий котик, которого якобы убивает журналист, в реальной жизни не пострадал.

«Как можно убивать кота? – смеется Остап Ступка. – Он не понимал, что происходит: таскают, говорят тихо сидеть. Он царапал нам лица, руки. Когда подошло время снимать сцену убийства, я схватил его за определенное место, чтобы не рыпался. И кот замер. Потом были комбинированные съемки. Пухнастика никто не убивал. Он хорошо себя чувствует».

Михалков отказал, а телеканал «Дождь» покажет

В марте прошлого года «Плен» представили на кинорынке Каннского фестиваля. Во время просмотра одному из иностранных дистрибьюторов стало плохо во время показа сцен насилия, и он покинул зрительный зал.

«Он отдышался, вернулся, досмотрел фильм до конца и прокомментировал свои ощущения во французском издании», — рассказал Антон Сладкевич.

Центральные украинские телеканалы отказались взять «Плен» для показа. Мотивировали тем, что наше кино страшное и некоммерческое. Зато украинским фильмом заинтересовался оппозиционный российский канал «Дождь». Так что скоро его увидят российские телезрители.

— Мы стремимся достучаться до политиков и людей, которые живут в уюте и не хотят замечать, что происходит вокруг, — говорит Остап Ступка. – Неправильно, когда люди адаптируются и привыкают к войне.

Кроме Канн, «Плен» показали на Одесском международном кинофестивале осенью прошлого года. Продюсеры хотели также поучаствовать в российском «Кинотавре» и Московском кинофестивале. Из белокаменной пришло письмо за подписью Никиты Михалкова, председателя Союза кинематографистов России. В нем было сказано, что фильм «слишком политический» и не может участвовать в конкурсном отборе на кинофестивалях.

Елена Мисник, фото Наталии Адамович

Поделиться:
Категории:
Добавить комментарий
Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте также: