Вентрикулоскоп для Руднева: в Днепре детский нейрохирург мечтает купить уникальное оборудование

Валерия Доброта
    -
Интервью с нейрохирургом Юрием Зинченко - новости Днепра

Не для кого ни секрет, что в последние годы система здравоохранения в Украине переживает глубокий кризис. Мы слышим, что страну покидают врачи, которые едут за моря и океаны в поисках лучшей доли и высоких зарплат. К сожалению, отчасти это правда. С другой стороны, в Украине в целом и в Днепре в частности работают немало профессионалов высочайшего класса, которых бы с руками и ногами оторвали за рубежом, но они остаются лечить и спасать здесь. С одним из них – молодым нейрохирургом больницы им. Руднева Юрием Зинченко – мы вас решили познакомить более детально. В Руднева Юрий проводит сложные операции на головном и спинном мозге, спасая как килограммовых крох, так и 16-летних подростков. Кроме того, он мечтает купить для больницы Руднева дорогостоящее медоборудование – вентрикулоскоп – аппарат, с помощью которого можно обойтись без шунтирования, спасая преждевременно рожденных деток. О спасении младенца с разрывом сосуда головного мозга, о 16-летней Даше, которая на 3-й день стала на ноги после операции на позвоночнике, об ожиданиях и реалиях украинской нейрохирургии читайте в нашем эксклюзивном интервью.

— Большинство врачей, с которыми мне посчастливилось писать интервью, на вопрос, как они выбрали профессию, отвечали, что это было предопределено с рождения. Не удивлюсь, если и вы из врачебной династии?

— Именно так и есть. Буквально все врачи. Любовь и к медицине, и к людям мне привили родители. Мама – рентгенолог, папа, к сожалению, уже покойный, уролог. И бабушки с дедушками, и тети с дядями… Очень много врачей в семье!

Интервью с нейрохирургом Юрием Зинченко - новости Днепра
Интервью с нейрохирургом Юрием Зинченко - новости Днепра
Юрий Зинченко с папой. Фото из семейного архива.

— Юрий, ваша специальность одновременно вызывает и восхищение, и трепет. Нейрохирургия требует ювелирной точности, выдержки, терпения проводить многочасовые операции, но в то же время и невероятной интуиции. А особенно детская, да еще и в больнице Руднева, где часто приходится иметь дело с крошечными пациентами. Расскажите о случаях в практике, которые запомнились больше всего.

— Один из самых тяжелых и одновременно интересных случаев – это Светуля из Кривого Рога. Ее привезли нам в возрасте 17 дней. Случилось спонтанное кровоизлияние, проще говоря, спонтанный разрыв сосудов головного мозга. Мама заметила, что она плохо ест, потом началась рвота и судороги. Малышку с мамой доставили в реанимацию детской больницы в Кривом Роге, а потом к нам в Руднева. Состояние младенца было критическим. На МРТ было выявлено кровоизлияние в желудочковую систему и ткани мозга. Мы провели срочную операцию. Потом еще около месяца выхаживали ребенка в стенах больницы, реабилитировали, что не было осложнений. Если бы оперативное вмешательство не было проведено вовремя, девочку бы ждала глубокая инвалидизация, а в худшем случае – смерть. Сейчас же Светуля уже ходит в садик.

Еще один случай был совсем недавно. Девочка-подросток упала с высоты и получила компрессионный перелом позвоночника. Как у многих спинальных больных, у нее возникли нарушения работы тазовых органов. Помимо того, что она не могла передвигаться, еще и в туалет не могла сходить. И гормоны, и стимуляторы гладкой мускулатуры подключили в терапию, все безрезультатно. Не срабатывает цепь рефлекторных импульсов на сфинктер. Для столь юного возраста это огромная социальная проблема. После операции, в которой и я принимал участие, через 5 суток она смогла самостоятельно сходить в туалет. Для нас всех это была огромная радость! Иногда, к сожалению, наши пациенты на всю жизнь остаются зависимы от катеров.

Интервью с нейрохирургом Юрием Зинченко - новости Днепра

Девочке установили стабилизационную систему производства Великобритании за 67 тыс. грн, приобретенную за счет благотворительного фонда. На 3-й день она встала на ноги, еще через несколько дней выписали домой. Первый месяц она находится на домашнем обучении, ходит в специальном корсете. После сможет жить полноценной жизнью.

— Что вы скажете о развитии детской нейрохирургии в Украине? Что мешает нашим врачам быть впереди планеты всей?

— Нейрохирургия – очень высокотехнологичная отрасль медицины. Помимо профессионализма врача, здесь важнейшую роль играет оборудование: микрохирургическая техника, нейронавигационные и эндоскопические установки, нейрофизиологический мониторинг и пр. Периодически я езжу в «Охматдет», когда выявляю детей с опухолями, которые не можем прооперировать здесь. Там мы проводим совместные операции с Павлом Николаевичем Плавским (кандидат медицинских наук, завотделением детской нейрохирургии в НДСБ «Охматдет» — ред). Они очень тесно сотрудничают с детским нейрохирургом Джеймсом Руткой. Это канадец с украинскими корнями, при помощи которого удается приобретать для «Охматдета» уникальнейшее оборудование. Также в столице есть очень сильный БФ «Таблеточки». За 12 млн грн они купили Павлу уникальнейший микроскоп. Там с оборудованием работаешь, как будто в космическом корабле находишься. Хотелось бы, чтобы так были оснащены все украинские больницы. Это очень облегчает работу нейрохирурга. Вместо 4-6 часов операцию можно провести за 2-3 часа. А это в разы меньше наркоза, который получает ребенок. Пусть он и высокотехнологичный, но это не сиропчик и не витаминка. Да и врач не устает. А это крайне важно, когда несколько операций подряд. Плюс остается время, чтобы пообщаться с пациентами и их родителями.

Интервью с нейрохирургом Юрием Зинченко - новости Днепра

У меня сейчас есть мечта – появление вентрикулоскопа (нейроэндоскопа). Это уникальное оборудование, с помощью которого можно без шунтирования оперировать гидроцефалию даже у младенцев, которым несколько дней от роду. Используя его, можно не только помогать деткам с внутрижелудочковыми кровоизлияниями, но и лечить менингиты, энцефалиты, вентрикулиты, проводить биопсию опухолей мозга, и все это с маленьким надрезом в 3 см. Сейчас с нейроэндоскопами работает три центра в Украине: «Охматдет» (Киев), Республиканский институт им. Рамоданова (Киев) и Волынская областная детская больница (Луцк). Причем часть оборудования в больнице Руднева есть. На сам вентрикулоскоп нужно немногим около 670 тыс. грн. Сбор с БФ «Помагаєм» мы ведем уже более полутора лет. На сегодняшний день нам не хватает около 250 тыс. грн.

Интервью с нейрохирургом Юрием Зинченко - новости Днепра

— Почему этот проект для вас так дорог? Вы о нем говорите как о собственном долгожданном ребенке?

—  Потому что шунт – это значительно более серьезное оперативное вмешательство по сравнению с нейроэндоскопией. Кроме того, бывает такое, что шунта хватает на 2-3 месяца, и он может выйти из строя. Просто меняется состав спинномозговой жидкости. Мы не можем этого предугадать и повлиять никак не можем. Родители приезжают и говорят, что ребенку плохо. Да, действительно дисфункция шунта. Когда говоришь, что нужно срочно менять, у них опускаются руки. Нужны ведь около 35 – 40 тыс. гривен. С 2006 года, что я в нейрохирургии, я видел бюджетных шунтов ноль. Киев тоже выпускает шунты, но они не модульные, а цельные, что не удобно для имплантации и удлиняет операцию в половину. С ними мучаешься 1,5-2 часа. Иностранные – более прогрессивные и удобные для имплантации — ставлю за 40 минут, причем там каждую деталь можно заменить отдельно. А наши все делают цельно. Если шунт перестал работать, снова делаю большую полноценную операцию. Начиная от желудочков головного мозга, заканчивая брюшной полостью.

Интервью с нейрохирургом Юрием Зинченко - новости Днепра

Нейроэндоскопом можно не только лечить гидроцефалию, но и дренировать кровоизлияние, предупреждая его. Также брать биопсию, дренировать абсцессы (скопление гноя), кисты и пр. Таким образом мы сможем не воспитывать шунт зависимых детей. Предупреждать, чтобы не имплантировать. Недоношенных детей можно оперировать с нейроэндоскопом, преждевременно рождённых, начиная с 30-й недели и весом от 1000 грамм. Очень хотелось, чтобы больница Руднева стала 4-м в Украине центром, где появится нейроэндоскоп. Это надежда для тысяч крошек жить полноценной жизнью.

Справочно. Юрию Зинченко 38 лет. 2000-2006 г.г. – студент Днепропетровской государственной медицинской академии. 2006-2009 – интернатура больницы им. Мечникова. По распределению 4 года работал во 2-й больнице Кривого Рога взрослым нейрохирургом. С 2013 года – детский нейрохирург ДОКДБ. С 2018 г. работает нейрохирургом в больнице им. Руднева.

Как помочь собрать на нейроэндоскоп:

Средства можно перевести на сайте БФ «Помагаєм» по ссылке.

Лично пообщаться с инициатором сбора Юрием Зинченко можно по тел. +38 097 146 36 56.

Давай вместе поможем спасти детские жизни!

Поделиться: