Смерть разложила жизнь по полочкам: рассказ днепрянина, пережившего клиническую смерть

ТЕМА НОМЕРА
    -
Смерть разложила жизнь по полочкам: рассказ днепрянина, пережившего клиническую смерть. Новости Днепра

Смерть разложила жизнь по полочкам: рассказ днепрянина, пережившего клиническую смерть. Новости Днепра

Герои сегодняшних публикаций пережили клиническую смерть. В рамках выпуска «Родившиеся заново» журналисты «НМ» выяснили, как изменились их мировоззрение и образ жизни. Не все согласились опубликовать свои фотографии, а историями поделились лишь потому, что, возможно, они помогут нам по-иному взглянуть на жизнь.

Десять лет назад Андрею Стрижневу поставили диагноз тахиаритмия. Тогда ему было сорок. Выписанное врачом лекарство он старался принимать вовремя, а спокойного режима придерживаться не получалось. К тому же, чтобы быстрее рассчитаться с ипотечным кредитом, в свободное время ремонтировал машины в гараже. От постоянной нагрузки проблема усугублялась. На фоне тахиаритмии начало снижаться артериальное давление, появились одышка, головокружение. Андрей согласился на «перезапуск сердца», который специалисты советовали ему еще три года назад. Он не раз видел в художественных фильмах, когда умирающего пациента воскрешают с помощью «утюжков», на которые подается ток. Но испытать на себе электрический дефибриллятор не решался.

Операция по восстановлению нормального сердечного ритма, во время которой на несколько секунд останавливают, а потом запускают сердце, обычно длится пять-семь минут. В случае Андрея этот процесс затянулся. Хирурги кардиоцентра справились отлично. Однако клиническую смерть пациент пережил.

Смерть разложила жизнь по полочкам: рассказ днепрянина, пережившего клиническую смерть. Новости Днепра

— Сон, который я видел на операционном столе, могу в деталях описать даже спустя два года, — рассказывает Андрей. – Я помню возле себя умершую мать, которая ничего не говорила, просто улыбалась и гладила меня по вискам. Все было в черно-белых тонах. Я не двигался, поэтому она стала нервничать и трясти меня, пока я наконец не нашел силы открыть рот и ответить. Я вдохнул, и удушье прошло. Мать снова улыбнулась и исчезла.

После операции Андрей восстанавливался недолго – через два месяца ему уже было намного лучше. Но за память пришлось попереживать – больше месяца мужчина ловил себя на мысли, что пытается вспомнить, какое сегодня число. Ему приходилось прилагать силы, чтобы мысль не ушла, хотя она все равно уходила, и он будто придумывал ее заново. Единственное, что помнил отчетливо, – черно-белый эпизод с матерью.

После того как сердце и память восстановились, Андрей начал внимательнее относиться к здоровью, нашел работу с нормальным графиком, стал больше уделять внимания родным, чаще бывать на могиле у матери.

— Я еще раз убедился, что семья — это единственные люди, которые всегда рядом, готовы поддержать, — говорит Андрей. – Все остальное не имеет значения. А еще близость смерти помогла понять, что жизнь намного проще, чем я думал. Многие решения и действия даются мне сейчас гораздо легче. Я могу встать и войти в открытую дверь, выражаясь метафорически. А раньше выдумывал какие-то лабиринты, не видел этой двери, пытался ее изобрести или найти там, где ее не было. Находилась куча мнимых препятствий, сомнений, страхов. С той же ипотекой. Такое впечатление, что смерть разложила мою жизнь по полочкам. Выход с квартирой нашелся: я продал гараж и машину, и закрыл банковские долги. Будет здоровье – все еще наживется!

Читайте также:

Новый фонтан и малые архитектурные формы: в Днепре обновляют сквер на Западном

Заммэра Днепра о подготовке городских кладбищ к поминальным дням, — «давайте изменим нашу культуру»

Война – это травматологическая эпидемия: Сергей Рыженко рассказал о гениальном враче Мечникова (Видео)

Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Поделиться: