Возвращение маэстро

Юбилейный, сотый сезон Днепропетровского академического музыкально-драматического театра им. Т. Шевченко завершается уже третьим спектаклем в постановке нашего земляка Владимира Назарова. Сегодня он все реже вспоминает о том, что носит звание народного артиста России. В 2016 году Владимир Васильевич получил украинский паспорт, а за год до этого вышел из Совета по общественному телевидению РФ в связи с тем, что, по его мнению, ОТР не откликается на злободневные проблемы в стране. Тогда Назаров открыто объявил о своих оппозиционных взглядах – такой сознательный выбор он сделал невзирая на то, что в Москве стопроцентно состоялся как творческий человек.

Досье «НМ»

Начиналось все в Новомосковске Днепропетровской области: здесь Володя Назаров, родившийся в семье шофера, окончил музыкальную школу по классу баяна. Затем была учеба в Днепропетровском культпросветучилище по специальности «Руководитель оркестра народных инструментов».

Во время учебы в Московском институте культуры и искусств в 1975 году Владимир Назаров создал на базе вуза ансамбль духовых народных инструментов «Жалейка», который вскоре был признан уникальным инструментальным коллективом. В 1985-м Владимир Назаров написал музыку к песне «Ах, карнавал», которая после исполнения на закрытии XII Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве стала визитной карточкой ансамбля фольклорной музыки (так тогда назывался коллектив Назарова) и самого композитора.

Все шло прекрасно до 2014 года: после событий, связанных с Революцией Достоинства, Владимир Назаров понял, что не может молчать. Сегодня его жизнь разделена между тремя странами: Украиной – родиной Назарова; Америкой, с которой связаны его творческие планы; и Россией, где остались родные люди.

Возвращение маэстро. Новости Днепра

— Владимир Васильевич, подозреваю, что на трех спектаклях вы не остановитесь: 101-й сезон в театре им. Т. Шевченко принесет очередную премьеру?

— Новый заказ уже есть, так что, думаю, будем продолжать сотрудничать. А вообще-то у меня в портфеле предостаточно идей на четыре театра и на двадцать с лишним спектаклей. Многие из них я задумывал еще в Москве – их можно переводить на украинский язык и ставить здесь. Я к тому же профессор Академии музыки им. Глиэра, в Киеве снимаю жилье.

 

Кроме того, в феврале этого года меня назначили художественным руководителем музыкального театра в Филадельфии. Очень хочу сделать совместный украино-американский проект «Жил-был пес». Есть идея создать музыкальный театр в Украине, и тогда наши актеры смогут играть и в Америке.

 

Задача филадельфийского театра – пропаганда светлого образа украинца среди американской, а не эмигрантской публики. Поэтому все спектакли будут там идти на английском языке. Инициатором его создания стала Украинская федерация Америки, которая постоянно оказывает нашей стране значительную гуманитарную помощь.

 

А вообще практически все театры в США не имеют постоянного репертуара, а работают над теми или иными проектами на протяжении года-двух. Затем труппа распускается и набирается новая – под очередной проект. Думаю, для украинских артистов это должно быть интересно.

— Поддерживаете ли вы связи с Москвой?

— Конечно. Там живут мои внуки, правнуки, жена Людмила Архангельская. У нее есть постоянный вид на жительство в Украине, но она не может бросить дом. У нас ведь еще есть 18-летний сын, который постоянно приводил к нам друзей, девушек.

 

Ему там нужна крепкая рука. А я здесь чувствую себя, как рыба в воде, отнюдь не эмигрантом! С 2016 года в Москве я ни разу не был, это для меня небезопасно, я ведь враг путинского режима… Представители этого режима уничтожили мой театр.

 

Ясно, что без отмашки президента этого бы не случилось. Ведь наш федеральный театр был крупнейшим в стране, его финансировало Министерство культуры РФ. К счастью, у меня нет глаз на затылке, я не оглядываюсь назад, а иду вперед.

— Вам все-таки во многом повезло, Украина – ваша родина, вам было куда уехать. А много ли в России осталось здравомыслящих людей, деятелей культуры, которые недовольны нынешним режимом, но продолжают терпеть его?

— Много. Но вот тех, кто не боится выступать против него, очень мало. А таких, как я, народных артистов России, вообще нет. Что же касается таких очень уважаемых мною актеров, как Лия Ахеджакова, Олег Басилашвили, которые высказывают свои оппозиционные взгляды, то учтите — за их спинами нет коллективов.

 

А я был руководителем театра. Поэтому подобные мне люди просто шипят у себя на кухнях. Думаю, если бы мы, интеллигенция, дружно и открыто осуждали действия власти, ей было бы не так уютно. Ведь за каждым артистом стоят его поклонники, за некоторыми – миллионы… Считаю, те, кто продолжает поддерживать режим Путина, виноваты не меньше тех, кто стреляет в украинцев на Донбассе.

 

Тех, кто приехал сюда воевать, например, из Бурятии, а до тех пор даже не знал, где находится Украина…

— Вам тяжело далось решение стать в оппозицию к российской власти?

— Вообще-то я всегда таким был. В 1991 году стоял рядом с Растроповичем на баррикадах Белого дома. Потом протестовал против войны в Грузии, захвата Крыма.

 

Это была не только моя личная позиция, но и партии «Парнас», которую возглавляли Михаил Касьянов и Борис Немцов. После убийства Бориса угрозы постоянно идут Касьянову, да и мне угрожали, пока не уехал. Сейчас мой театр полностью уничтожен. Сравнивая Украину и Россию, вижу, что здесь, конечно, раздолбанные дороги.

 

Но живые села! Вокруг каждой хаты заборчики, аккуратные огородики… В России этого практически нет. Там пьяницы получили благодаря Путину возможность гордиться собой. Они возомнили, что русская нация выше всех в мире и может всех поучать. Да, в России есть богатства – они заключаются в недрах, из которых можно качать нефть, добывать газ.

 

И те, кто ими пользуется, придумывают для народа разных врагов – то грузин, то хохлов-бандеровцев… Главное, чтобы россияне не смотрели в сторону Кремля и не задавали лишних вопросов. Как ни печально, но Россия тяжело больна.

 

И дело не только в Путине, он — верхушка нарыва, который пророс глубоко в тело страны. Так что даже после его ухода с поста президента, к сожалению, может ничего не поменяться.

— Хочу завершить беседу в мажорной тональности. Что чаще всего вспоминается из вашей днепропетровской юности?

— Я поступил в Днепропетровской училище культуры, когда мне было 14 лет. Тогда все события воспринимались со знаком «плюс», все было нам в кайф. Мы начинали ощущать себя мужчинами, обнаруживали, что рядом существуют девушки, на которых приятно смотреть… Учеба давалась легко – я был хорошим музыкантом.

 

Правда, за полгода до окончания училища меня отчислили: я задавал руководству неудобные вопросы о том, куда деваются деньги. Никогда не любил несправедливость! Ушел в армию, потом учился в Москве. И вот, когда я уже стал руководителем известного музыкального коллектива, в днепропетровском парке им.

 

Шевченко у нас был концерт. На сцену вышла делегация от училища культуры, чтобы поприветствовать своего выпускника. Я им говорю: «Какой же я ваш выпускник? Вы же меня выгнали!» А они, ну, мол, кто старое помянет…

 

У меня нет обиды ни на тех днепропетровцев, ни на россиян, из-за которых мне пришлось покинуть Москву. Я ведь не политик, а человек искусства. Что бы ни происходило, я иду к своей цели. Это – главное!

 

Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Поделиться:
Добавить комментарий
Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте также: