Судья и «Мушкетер»

Зампред Индустриального райсуда Виктор Мороз прославился на прошлой неделе, когда был назначен «старшим по туалету» в своем заведении. Так городской голова Борис Филатов отреагировал на явно заказные решения г-на Мороза, вынесенные вопреки закону. Когда в суде сломалась канализация, горсовет направил слугам Фемиды пластиковую кабинку с наклейкой, где ответственным за соблюдение гигиены значился не кто иной, как Виктор Мороз. Оказалось, за свою карьеру «туалетный» судья провернул множество махинаций в пользу состоятельных жуликов.

Весь Днепр знает фирму «Мушкетер» – это мороженое, пельмени, блинчики и прочие полуфабрикаты. Но далеко не весь Днепр знает, что весь «Мушкетер» вместе с помещениями, оборудованием, мороженым, пельменями и блинчиками можно купить по цене однокомнатной квартиры в спальном районе.

Скажете, не может быть? А вот гражданке Тюнькиной это удалось.

Есть постановление Индустриального суда за подписью судьи Виктора Мороза о том, чтобы признать законной сделку от 15 февраля 2013 года. Именно тогда Анжелика Тюнькина приобрела у Татьяны Квитко производственные мощности и площади завода «Мушкетер», находящиеся по адресу: Лоцманский спуск, 6. Список зданий и помещений, которыми завладела г-жа Тюнькина, занимает полстраницы. И все это добро было ей продано за 16 тысяч долларов.

Кто же она, Ажелика Тюнькина, заключившая, по днепровским масштабам, сделку века? Что за пельменная магнатша, владеющая 298,5 кв. м производственных площадей?

Шутки в сторону. Анжелика Тюнькина, судя по всему, подставное лицо, при помощи которого реальный хозяин «Мушкетера» Михаил Факторович выводит производственные площади из-под ареста, наложенного Соборным (Жовтневым) райсудом в 2014 году. До этого похожую операцию он провернул с помощью г-жи Квитко, г-на Семенцова и г-жи Бибы.

Чтоб было понятней, как и почему это делается, посмотрим на структуру «мушкетерского» бизнеса. Сам Факторович, не стесняясь, раскрывает эту схему в статье, написанной им для газеты «Лица»:

«Очень важно отметить, что компания «Мушкетер» состоит из трех различных фирм:

– «Бонкор» – недвижимость, аренда земли и т. д.;

– «Кировское» – оборудование;

– «Мушкетер» – контракты, производство и т. д.»

Ну то есть «Бонкор», продающий и перепродающий производственные площади, как бы сдает их в аренду «Мушкетеру», выпускающему продукцию, а «Кировское» сдает тому же «Мушкетеру» оборудование. Это делает предприятие более устойчивым к рейдерским захватам. Любой, кто зайдет, например, на «Мушкетер», вместо бизнеса получит от мертвого осла уши, потому что площади принадлежат не «Мушкетеру», а «Бонкору», а оборудование – «Кировскому». «Бонкор» же находится в руках не то г-жи Тюнькиной, не то г-жи Бибы, не то г-на Семенцова, и так по кругу.

Таким образом, открывается широкое поле для разнообразных махинаций. И директор «Мушкетера» г-н Факторович гуляет по этому полю, как батька Махно.

Начнем с того, что те самые производственные площади, которые так выгодно купила госпожа Тюнькина, построены незаконно. Все эти цеха, холодильные камеры и гаражи стоят на птичьих правах. Еще в 2011 году было выпущено первое судебное постановление об их сносе, поскольку построены они без разрешительных документов и с нарушением санитарных норм. «Мушкетер» располагается прямо посреди жилого квартала, и гул цехов не смолкает ни днем, ни ночью. Шлагбаум перегородил улицу, жители не могут проехать к своим домам, не испросив разрешения на посту. Вырублены деревья и кустарники, самовольно захвачены несколько земельных участков, разрушена ливневая канализация. Пятьдесят метров зоны отчуждения, предписанной законом? Налог на землю? Не, не слышали.

В конце концов, у жителей района лопнуло терпение, и они подали в суд на «Мушкетер». Что же делает «Мушкетер»? Следите за руками.

«Бонкор», которому принадлежат все эти незаконные постройки, подает в Шевченковский (Бабушкинский) райсуд иск против Татьяны Квитко, которая в последующих документах фигурирует уже как директор «Бонкора», а в иске Бабушкинского суда – как консультант, которая должна была узаконить постройки, но как бы не смогла. Квитко подает в суд на «Бонкор», чтобы предприятие все равно выплатило ей вознаграждение, а «Бонкор» подает встречный иск – о выполнении обязательств и признании права собственности на незаконные сооружения. Шевченковский райсуд решает дело в пользу… «Бонкора». Та-дам! Постройки узаконены. Печать, подпись, судья Цыганков, председатель суда Татарчук.

Поняли, нет? «Бонкор» фактически подает в суд сам на себя, требуя узаконить незаконные постройки, выигрывает дело, и постройки узаконены. А еще «Бонкор» берет под это имущество кредит в одном из банков на сумму 750 тысяч долларов США. И не собирается этот кредит выплачивать.

Соборный суд накладывает на строения «Бонкора» один арест, другой, третий… Но исполнения решений добиться не удается, так как собственность «Бонкора» кочует от одного покупателя к другому.

Впрочем, Соборный суд, а за ним суды высшей инстанции отменяют незаконные решения Шевченковского суда и обязывают «Бонкор» снести за свой счет самовольно построенные сооружения.

И вот тут на сцену, весь в белом, выходит зампред Индустриального райсуда Виктор Павлович Мороз.

За 11 минут этот «гений юриспруденции» вникает в суть дела и выносит решение: сделку о продаже производственных площадей гражданке Тюнькиной признать действительной, приостановить договор по ипотеке с банком и снять арест с производственных площадей. Легко и просто. В отсутствие как представителей банка, так и Соборного суда, накладывавших арест, а также нотариуса, регистрировавшего сделку.

Это та же самая схема, что использовалась в Шевченmushketer (1)ковском райсуде: якобы г-н Семенцов должен был оказать юридические услуги по приобретению обжалуемого имущества (все тех же производственных площадей) и не смог их оказать, так что Мороз признает Семенцова проигравшим, Тюнькину выигравшей, и Тюнькина — владелица площадей, с которых сняты все аресты. На колу мочало, начинайте, жители Лоцманского спуска, сначала.

У любого нормального человека немедленно возникает вопрос: а какое вообще отношение судья, работающий в Индустриальном районе, имеет к Соборному, где расположено предприятие?

Поверьте, Виктора Мороза этот вопрос не смущает совершенно. Как не смущал и его коллегу Цыганкова, работающего в Шевченковском суде. Этих двоих вообще очень трудно смутить. За обоими тянется шлейф грязных дел, в том числе откровенной уголовщины. Так, Цыганков прославился тем, что избил правозащитницу прямо у себя в приемной, после чего подал на нее иск в свой же суд и выиграл дело. Мороз отметился несколькими скандалами, связанными с имуществом. На него неоднократно подавали жалобы в Высшую квалификационную комиссию, но воз, то бишь Мороз, и ныне там. Он даже успешно «люстрировал» своего бывшего начальника Кухтия.

Неприкосновенность судей, гарантированная Конституцией, стала слишком часто оборачиваться безнаказанностью. Этим пользуются и сами судьи, и те, кто через них проворачивает свои схемы.

Пока что сложно добиться увольнения и ареста коррумпированных слуг Фемиды. Но если мы и в самом деле хотим превратить страну во что-то приличное, необходимо раз за разом бить в их каменные лбы. Когда-нибудь они рассыплются.

Ольга ЧИГИРИНСКАЯ

Поделиться:
Добавить комментарий
Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте также:

    Этим летом на месте заброшенного Зеленого театра в парке им. Шевченко появится экспериментальная Сцена. Там любой желающий сможет свободно отыграть…

    04.05.2017
    78
    Анна Заикина

    В Советском Союзе этот процесс считали чем-то сродни средневековым пыткам. Полиграфолога изображали в виде злобного фашиста, который обвешивал датчиками несчастного…

    11.03.2017
    46
    Анна Заикина

    Дорогою до свого друга межівський різьбяр Олександр Каверін розписує: — Будинок Володимира Чорного схожий на музей, ви такого ще не…

    11.03.2017
    131
    Анна Заикина

    Автомобиль осторожно пробирается по межевской дороге, проваливаясь в ямы и подпрыгивая на ледяных кочках… Ну, вы и сами знаете –…

    01.03.2017
    186
    Анна Заикина