Skip to content

ЕКСКЛЮЗИВ  Каким будет Днепр через 10 лет: проекты настоящего и будущего от городских архитекторов 

Уже десять лет идет российско-украинская война, которая кардинально изменила жизнь как Днепра так и самих днепрян. Но жизнь продолжается! Каким будет наш любимый город через 10 лет? Как изменится его архитектурный облик? Какие знаковые объекты могут появиться или, наоборот, исчезнуть? Сегодня, в День архитектора, об этом расскажет «Наше місто».

Войны – не лучшие времена для зодчих

Архитектор – самая созидательная профессия на свете. Зодчие всех времен и народов не только «придумывают» дома, они еще проектируют сады, загородные участки, парки, целые городские кварталы, мосты, метрополитены, порты. В таком деле они мастера!

Но что делать мирным созидателям в военное время, когда главная задача любого агрессора: разрушать, вредить как можно больше. Казалось бы, что в войны архитекторы заняты проектированием оборонительных сооружений, максимально препятствующих продвижению вражеских войск. Это так, но, увы, cоздавать фортификации у них, как правило, получается хуже.

Валерия Лавренко, фото из ее архива

– Большая активность архитекторов была накануне войн, — рассказывает Валерия Лавренко, заместитель директора Днепропетровского национального исторического музея. – Но большинство мощных фортификационных проектов, которые строились под Вторую мировую войну себя не оправдали. У французов не сработала линия Мажино, немцы пошли в обход, похожая история с оборонительной линией Арпада, которую венгры построили в Восточных Карпатах. Удачной оказалась линия Маннергейма на Карельском перешейке и то потому что советская армия в ходе войны с Финляндией рогом в нее уперлась. Оказалось, что городская застройка наиболее проблемная для захвата территорий.

Тем не менее и в военное время архитекторы востребованы. Для защиты людей инженерный опыт всегда пригодится.

Варужан Айрапетян, фото из его архива

– После полномасштабного вторжения требования к безопасности зданий и надежности укрытий значительно ужесточились, — констатирует Варужан Айрапетян, архитектор. – Раньше на это особого внимания не обращали. Подвалы под жилыми домами нельзя считать полноценными убежищами. Наоборот, они могут стать ловушками для горожан.

Бомбоубежище можно сделать в городской квартире

Сегодня много говорят об Израиле, опыт которого возможно перенять нам. Еще бы! В отличие от Украины, Тель-Авив  воюет уже несколько десятилетий. Но насколько реально использовать в Днепре практику  ближневосточной страны?

Димитрий Дахневский, фото из его фб-странице

– Действительно, Израиль пребывает в состоянии войны уже 75 лет, — рассказывает днепровский архитектор Димитрий Дахневский. – Кроме того, это еще и сейсмоопасная зона. К тому же страна маленькая и каждый квадратный метр надо использовать разумно. Потому градостроительные стандарты и нормы специфические. Еще в 1990-х Израиль отказался от подземных убежищ. Теперь их создают на каждом этаже здания и практически в каждой квартире. Комната-бомбоубежище, функционально ничем не отличается от обычной, но в течение считанных секунд она может стать  надежным бункером. Конечно, от прямого попадания он не спасет, но от осколков защитят железобетонные стены, бронированные двери, железные ставни окон. От опасных газов предусмотрен фильтр очистки воздуха.

Комната-укрытие,фото bzh.life

По мнению Димитрия, подобные комнаты-трансформеры возможно строить и в Украине, хотя консенсуса по этому поводу нет.

Фото из архива Димитрия Дахневского

– В Днепре тревоги объявляют очень часто, иногда на короткое время, но многие ли горожане спускаются в укрытия? – продолжает рассказ эксперт. – Очевидно, что нет. Ну, а в комнатном убежище чувствуешь себя достаточно безопасно. И при этом можно продолжать заниматься своей работой. Война-войной, но обычной жизни и работы никто не отменял.

Димитрий Дахневский подчеркнул, что техническая возможность для такой комнатной «бункеризации» существует, а стоимость жилья при этом увеличится незначительно – процентов на 10-15.

Спасет ли полуподземная школа

Сейчас для безопасности детей в крупных городах используют метро. В городских подземках  проводят различные мероприятия, иногда даже  занятия . А насколько реально создать подземную школу?

Подземная школа в Харькове, фото twitter.com/mayorterekhov

Архитектор Димитрий Дахневский заметил, что полностью переводить учебный процесс под землю нецелесообразно. Зачем нам дети подземелья? Но подобные архитектурные проекты есть.

– Я противник того, чтобы учебное помещение полностью упрятать под землю, — отмечает специалист. – Лучше сделать полуподземную,  с выступающей на 1- 1,2 метра частью постройки, чтобы была возможность установить окна. Сверху такого сооружения можно сделать детскую площадку.

Как бы там ни было пока дискуссии по упомянутым проектам продолжаются. Согласитесь, сегодня не хочется  думать, что война это навсегда. Хочется мечтать о светлых временах, без  воздушных сирен и вражеских обстрелов, без блэкаутов и многочасовых отключений электричества. Такое время однажды наступит. Теперь же время подумать о том, как защитить жизнь людей и архитектурных памятников. Нужно ли их защищать?

Выживут ли градостроительные шедевры

В некоторых старых фильмах достаточно подробно рассказывают как прятали самые ценные исторические памятники. Почему это делали лишь в начале большой войны?

Варужан Айрапетян, главный архитектор армянского храма Святого Григора Лусаворича, считает, что защитить замечательную церковь от вражеских «прилетов»  практически невозможно.

– Никаких идей по этому поводу нет, — отмечает архитектор. – Враг хаотично обстреливает город. Сегодня в одном месте, прилетит, завтра – в другом. Что тут придумаешь?

Мэлор Назаров, фото из его архива

По мнению днепровского архитектора Мэлора Назарова, сегодня стоит подумать о своеобразной инвентаризации исторических раритетов.

– Вопрос защиты городов и  безопасности очень сложный, — отмечает Мэлор. — С начала полномасштабной войны россии против Украины  было уничтожено более 870 зданий, памятников культурного наследия. Россия уничтожает целые города. Культурное наследие городов, в условиях войны оказалось сильно уязвимым. К сожаленью, к сохранению культурного наследия в Украине все эти годы относились весьма пренебрежительно – старинные дома сносились в угоду застройщикам, да и изученность культурного наследия оставалось на невысоком уровне. Далеко не все памятники архитектуры обмеряны и изучена их история, что уж говорить про здания которые не получили статус памятника? Изучением культурного наследия в основном занимается небольшая группа энтузиастов. В бюджетах муниципальных властей на сохранение культурного наследия зачастую средства не находятся. Поэтому разрушенные здания почти невозможно восстановить в их первоначальном виде, так как информация по ним практически отсутствует. Увы, на сегодняшний день нет действенных методов, как обезопасить культурное наследие от обстрелов со стороны россии. Единственное, что мы можем сегодня сделать, это изучить и  обмерять исторические здания, чтобы максимально сохранить информацию про наше культурное наследие.

Днепр может стать Веной, Цюрихом или Ришон-ле-Ционом

И все-таки в День архитектора не следовало бы ограничиваться лишь нынешней ситуацией. Сиюминутным моментом. Почему бы не помечтать и представить послевоенный Днепр лет через десять.

Напомним, что в начале нынешнего года инициативная группа архитекторов презентовала горожанам концепцию пространственного развития Днепра. Авторитарные эксперты утверждали, что наш Днепр может стать полноценным европейским городом. Как Вена и Копенгаген, Цюрих и Амстердам. Разумеется, речь не идет о прямом соответствии со знаменитыми европейскими столицами. Важен сам принцип.

Иван Ревский, фото Владимира Федорищева

– Наше архитектурное наследие – не тормоз, а фактор развития, — считает Иван Ревский, заведующий кафедрой основ архитектуры Приднепровской государственной академии строительства и архитектуры. – Это мировая тенденция. Конечно, мы не Вена и не Львов, но у нас своя замечательная архитектура. К примеру, казацкая эпоха представлена отелем «Украина», известным как Дом Хренникова. Есть проект его реставрационного обновления. Существует проект реставрации Дома Померанцева на Харьковской. Примеры осуществленного обновления нашего архитектурного наследия тоже имеются. Например, дом на Троицкой,5.

Безусловно, война внесет свои коррективы в Генплан будущего. Нужно позаботиться о безопасности.

– Хотелось бы, чтобы в Днепре использовали скандинавский подход, в котором предусмотрено визуальное упрощение конструкций и  максимальную адаптацию под потребности горожан, — считает историк Валерия Лавренко. — Конечно, нужно предусмотреть энергоэфективность, экологичность и максимальную функциональность.

Впрочем, Днепру можно позаимствовать не только лишь европейскую модель. Почему бы нам не ориентироваться на тот же Израиль.

Ришон-ле-Цион, фото uk.wikipedia

– Думаю, что Днепр мог бы равняться на урбанистику Ришон-ле-Циона, — резюмирует архитектор Димитрий Дахневский. – Это одновременно  и промышленный, и торговый, и культурный центр. В нем все продумано органично и разумно.

Заметим, что Ришон-ле-Цион знаменит своим виноделием, строительством, и торговлей. К тому же, это  один из самых быстрорастущих городов страны.

А что пусть и нас будет также. Почему бы и нет.

Категория: Война, Новости Днепра, Тема дня

Метки: , ,

Приєднуйтесь до нас у

Дивіться також: