Skip to content

Главный рокер горсовета Днепра: как красавица из пресс-службы совмещает тяжелый рок с работой в мэрии

Редакция "Наше мiсто"

Редакция "Наше мiсто"

Главный рокер горсовета Днепра: как красавица из пресс-службы совмещает тяжелый рок с работой в мэрии

Мария Алексаха играет тяжелый рок с самого детства и работает в пресс-службе горсовета. Ее предки — русские дворяне и этнические украинцы из Бойковщины. Как девушка совмещает секс, наркотики, рокн-ролл с работой в пресс-службе?

ПЕСНИ METALLICA В ШКОЛЬНОМ ХОРЕ

Главный рокер горсовета Днепра: как красавица из пресс-службы совмещает тяжелый рок с работой в мэрии

Музыкой Маша увлеклась в школе, где нетипично подходили к обучению. Помимо прочего, все дети в обязательном порядке учились игре на музыкальных инструментах.

— Я училась в Вальдорфской школе, — рассказывает девушка. — Мы обязательно должны были осваивать различные музыкальные инструменты. С первого класса — флейта. В школе был хор, мы пели песни групп Nirvana, Metallica. Мы также осваивали гитару. У меня плохо получалось — меня попросили больше никогда не играть. Я обиделась на учительницу тогда, а сейчас она моя лучшая подруга (смеется).

Но с гитарой Мария не рассталась.

— Именно потому, что мне сказали: «На этом инструменте ты играть не сможешь», я потребовала у родителей купить мне гитару и продолжила занятия, — вспоминает она. — На уроках музыки в школе мы слушали The Beatles, Led Zeppelin, Deep Purple. Наверное, отсюда у меня любовь к року. Мне хотелось узнавать больше и больше, я оставалась после уроков и занималась дополнительно.

ТЯЖЕЛЫЙ РОК ОТ ЧЕТЫРНАДЦАТИЛЕТНИХ

Главный рокер горсовета Днепра: как красавица из пресс-службы совмещает тяжелый рок с работой в мэрии

Свою первую группу Маша создала тоже в школе. Дети играли тяжелую музыку. Это заметили не только в учебном заведении.

— В девятом классе я решила создать рок-группу с одноклассниками, — вспоминает Мария Алексаха. — Это было забавно, никто не умел толком играть. Мы только купили музыкальные инструменты. Группа называлась Black Diamond — потому что нам нравилась песня группы KISS с аналогичным названием. Нас было пятеро, я — вокалистка и гитаристка, был бас, соло-гитара, ударник и клавишник. Это был стиль power metal, достаточно тяжелая музыка, хотя пели мы о каких-то сказках. Тексты песен писала я — на украинском и русском. Играли также каверы на песни групп KISS, «Парк Горького».

В школе они были звездами.

— 14-летние подростки, которые любят тяжелый рок, — это довольно необычно, — рассказывает Маша. — Учителя разрешали играть прямо в школе, нам выделяли место и время, у нас была барабанная установка. Учитель химии подарил нам электроорган 70-х годов. Нас очень поддерживали.

После школы группы не стало: все просто разбежались по университетам и перестали общаться.

— Мне было непросто, — говорит Мария. — Я всегда мечтала стать историком, но на эту специальность не прошла по баллам, поэтому поступила на журналистику в ДНУ. Самое забавное, что в итоге меня готовы были взять на исторический на бюджет, но было уже поздно. Я захотела снова вернуться в музыку и ушла в более тяжелый стиль. Я очень люблю «скрим» (направление экстрим-вокала, от англ. scream — «кричать» — ред.). Мои любимые группы тех времен — Jinjer, MOTANKA, «1914». Помню, как я пошла на концерт группы Jinjer в Украине, там я пообщалась с вокалисткой и решила делать что-то свое.

ГИТАРУ ПРИШЛОСЬ ВЫБРОСИТЬ

Главный рокер горсовета Днепра: как красавица из пресс-службы совмещает тяжелый рок с работой в мэрии

В 2015 году она решила создать новую группу.

— Написала в социальных сетях, что я вокалистка, мне 17 лет, хочу играть в стиле Judas Priest, Jinjer, — делится девушка. — Мне ответили: «Ты ничего не сможешь, тебе 17 лет, иди работай». Но один человек откликнулся, парень знал меня по моей школьной группе. Он написал: «Давай попробуем, я готов терпеть». Мы встретились, поиграли Scorpions. Он сказал, что потенциал есть, но гитару мне нужно выбросить (смеется). В Интернете мы нашли еще барабанщика, басиста, второго гитариста. Я — вокалистка.

Эта группа называлась Wheel of Steel («Стальная воля»).

— Мы играли тяжелую музыку со «скримом», — рассказывает рокерша. — Я училась скримить правильно. К слову, в Днепре нет ни одного преподавателя по этой технике. Экстрим-вокал — это, по сути, крик. Я тренировалась, кричала в подушку, в микрофон. На репетиции приходили люди и говорили: «Это ужасно, выметайтесь!

Главный рокер горсовета Днепра: как красавица из пресс-службы совмещает тяжелый рок с работой в мэрии

Но молодых людей это, конечно же, не остановило.

— Со временем нас начали приглашать на разогревы, — продолжает Мария Алексаха. — Это был 2016 год. В Днепр приезжало много коллективов из Харькова. Мы выступали перед одной из таких групп. Когда мы играли, люди неожиданно начали сходиться, одна девочка в кураже даже разбила лак для ногтей — я до сих пор помню эту жуткую вонь. Мы выступали полчаса. Когда спустились со сцены, люди начали расходиться, не дожидаясь концерта основной группы из Харькова. Харьковский коллектив вышел на сцену и заявил, что им уже нет смысла выступать.

Группа Wheel of Steel тоже распалась.

— Все изменилось в 2017 году, — поясняет девушка. — Наш гитарист Егор внезапно заявил, что уезжает в Польшу. А у нас были запланированы концерты на все лето, мы не знали, что делать. Меня это подкосило. На его место пришел новый мальчик, концерты шли, но у меня была такая жуткая депрессия, что я не видела смысла играть. Причина была и в абъюзерных отношениях. Мой молодой человек тогда мне сказал: «Зачем тебе развиваться? Оно тебе не надо. Я сейчас уеду в Чехию, а ты потом тоже со мной поедешь». Я сказала ребятам, что мы закрываем группу.

А потом собрали еще одну — новую.

— У меня был тяжелый период, я сильно болела и поняла, что если не буду заниматься тем, что мне нравится, то в чем тогда смысл, — делится Мария. — И я решила начать заново. Позвонила гитаристу, другим ребятам. В 2020 году мы начали репетировать. У меня была цель — попробовать на иностранный рынок выпустить несколько релизов и выступить где-то в Польше, Болгарии. Если вдруг нам этого будет достаточно, мы попрощаемся. Мы начали играть. В какой-то момент повторилась история с харьковской группой. Мы снова выступали на разогреве у харьковчан. И наше выступление собрало больше зрителей, чем основной коллектив.

А в сентябре этого года появилась группа In-Space With U.

— Вышло так, что ребята перестали ходить на репетиции и собрали еще один коллектив без меня, — поясняет Мария Алексаха. — Это была не самая приятная ситуация. Через какое-то время я познакомилась с новым барабанщиком. Он попросил у меня пару уроков «скрима». Он оказался хорошим ударником, раньше выступал на круизных лайнерах. Я попросила его помочь. Так и создавалась новая группа. На данный момент у нас есть восемь черновых песен, мы записали клип. Состав нашей группы довольно нетипичный: девочка-басистка, барабанщик, гитарист, я — вокалистка. Наша басистка Яна играет пальцами, а не медиатором. Это довольно уникально, не говоря уже о том, что у нас басист — девушка. Она очень миниатюрная, но бас разрывает в клочья.

МУЗЫКА ВМЕСТО ГИДАЗЕПАМА

Тексты для группы In-Space With U на английском пишет Мария. Музыку — композитор Алексей.

— Песни о моей жизни, о недосказанностях с людьми, — рассказывает Мария. — У меня была довольно непростая судьба, я была волонтером, когда началась война. Об этом тоже написала песню. Когда умер мой дед, который мне заменил отца, не могла это отпустить. Он умер, когда я была на работе. Это было прямое включение, я стою с микрофоном, а мне истошно звонит мой дядя. Я ответила, он сообщил, что дедушка скончался. Я обещала ему приехать, но так и не успела. Я не могла уже ничего объяснить, извиниться, ничего не успела ему сказать. Я плакала несколько месяцев, а потом написала песню. В тексте я выразила все, что не успела ему сказать. Я так извинилась, мне стало легче.

На одну из песен скоро выйдет клип. Она тоже о недосказанности.

— Меня гложет, когда меня унижают и приходится молчать, — говорит Мария. — Ты не можешь пойти к психиатру и попросить выписать тебе гидазепам (транквилизатор — ред.). Когда я не могу высказаться, я пишу песню и закрываю этот, как сейчас модно говорить, гештальт. Последние два мои текста о войне. Еще в самом начале я была волонтером и видела все своими глазами. В одной из песен рассказываю об этом. Рок создан, чтобы говорить о проблемах. Эта музыка помогает выплеснуть боль и агрессию. Наверное, поэтому в моей «тусовке» все спокойные.

В обществе бытует мнение, что рокеры довольно часто увлекаются алкоголем, наркотическими веществами и ведут достаточно эксцентричный образ жизни: секс, наркотики, рок-н-ролл.

— Я очень скучный рокер, — смеется Маша. — Совсем не пью, не курю, не ем мясо, занимаюсь спортом, худею. Секс, наркотики, рок-н-ролл — не моя история. Когда я пела в народном хоре, приходилось вживую выступать на морозе. Поэтому перед концертом все пили коньяк, буквально рюмку. Но я после этого не могла нормально петь, в дальнейшем мне наливали только горячую воду. Не складывается у меня дружба с алкоголем.

Сейчас Мария Алексаха работает в пресс-службе Днепровского горсовета.

— На работе никто не знал, что я играю в группе, — говорит она. — Но, когда это выяснилось, меня все поддержали. Работа и коллектив мне нравятся. Я езжу на съемки с телеканалами и пишу новости для сайта горсовета. Раньше я работала на телевидении. Боялась, что тут мне будет сложно и непривычно, но это мало чем отличается от работы журналиста в издании.

Автор Алиса ВИНОГРАДОВА.

Категория: Новости Днепра, Общественные и социальные новости Днепра

Поделиться: