Макс как будто уехал: эксклюзивное интервью с женой погибшего главы велосипедистов Днепра

Редакция "Наше мiсто"
    -
Интервью с женой Максима Семенова - Наше Мисто

В начале месяца наш город потрясло известие о гибели на фронте главы Днепровской Ассоциации Экстремального Спорта, вдохновителя днепровского велодвижения Максима Семенова. Его супруга Юля нашла в себе силы для разговора, который вместил воспоминания и раскрыл многогранную неугомонную натуру героя.

Если можешь – ты должен

Пожалуй, впервые в многолетней практике я не знал, с чего начать интервью. Да что там, даже ни одного вопроса заранее не подготовил!.. К счастью, Юля открыла беседу сама – ей тоже было необходимо донести много важного. В уютном дворе ее родительского дома мы просидели около двух часов. Рядом постоянно находилась трехцветная кошка. «Любимица Макса», — представила ее Юля.

— У Максима была очень крепкая психика, его невозможно было вывести из равновесия; немного флегматичный, в чем-то скептичный, с тонким чувством юмора он всегда уравновешивал мои эмоции. А еще он притягивал людей. За ним шли и 5-летние малявки, и 25-30-летние состоявшиеся люди. И даже во время последней заброски, которая длилась 18 дней без всякой перспективы ротации на позиции, как они говорят «минус ноль», старался шутить и быть бодрым. Я предлагала его оттуда вытащить, но он категорически отказывался, говорил, что не бросит своих парней, что от их миссии там зависит и наша будущая жизнь. С одной стороны, это пафосные вещи, которые, не зная человека, можно посчитать пустыми лозунгами. Но когда находишься там – не до лозунгов. Ты говоришь только то, что чувствуешь.

Интервью с женой Максима Семенова - Наше Мисто

Был важный момент, о котором я хочу сказать. Обычно он присылал смски дважды в день. Я их ждала и, собственно, между ними жила. И вдруг он написал ночью – не мог уснуть. Не давал покоя пост в соцсетях одного из спортивных лидеров нашего города с миллионной аудиторией. Суть была в том, что непрофессиональным военным нечего делать на войне, что такие люди только обременяют страну, экономику. Приводился ряд доводов, которые оправдывали отказ от нахождения на передовой самого лидера, но тем самым он выдавал индульгенцию молодым подготовленным физически спортсменам, находящимся в стадии принятия решения о добровольном решении идти и защищать нашу страну. «Нашу страну должны защищать профессиональные военные» — так там было сказано. Должны! И было бы просто отлично, если бы так было, но война изнутри — это все! И профессиональные военные, и добровольцы, и волонтёры — только так можно победить. И такие посты от лидеров мнений недопустимы во время войны. Макс просил меня написать пост о чести, долге и свободе. Наверное, наш разговор — это и есть выполнение моего обещания ему.  

Папа как будто уехал

…24 числа утром мы проснулись от звонков друзей. Сначала была паника. Максим в первый же день пошел в ТРО. Ходил в несколько пунктов записи, стоял там часами в очередях – везде брали только в резерв. Он терзался, что не может принести пользу. Создал бригаду ребят, которые помогали полиции патрулировать район.

А через 10 дней начал настаивать на том, чтобы мы с детьми уехали. Дескать, и детям будет спокойнее, и ему легче. Договорились, что я проведу две недели в Словакии. И когда мы уже прощались, я просто вцепилась в него: «Пообещай, что никуда не влезешь! У нас двое детей, множество планов…» — «Юль, будет, как будет»…

Как только мы уехали, он прошел медкомиссию и пошел в ВСУ. Взяли, несмотря на отсутствие боевого опыта, потому что у него была сержантская специальность: Макс служил еще в Советской Армии, был замкомвзвода. И начались два месяца ада от звонка до звонка. Он все время был в забросках на «передке» в самых горячих точках.

Две недели превратились в два месяца. Максим не разрешал вернуться. Сейчас сюда я приехала сама, дети остались в Словакии. Они все знают и понимают, но мы между собой договорились, что папа как будто уехал.

Мечта – увлечь детей

Максим Семенов был одним из главных вдохновителей и двигателей развития велосипедной инфраструктуры в Днепре, организовывал полюбившиеся многим «Велодни». Возможно, именно поэтому его имя ассоциировалось, в первую очередь, с велоспортом. На самом же деле широта общественной деятельности Максима была огромной.

Интервью с женой Максима Семенова - Наше Мисто

— Из всей его общественной деятельности велосипеды занимали очень маленькую и далеко не главную часть. Основной целью и мечтой было увлечь детей, выросших из площадок с песочницами и горками. У нас в городе таких очень много, и это хорошо. Но наступает возраст, когда эти площадки перестают быть интересны. И дети уходят в гаджеты. Макс делал все, чтобы у них появились другие интересы, чтобы ущербный адреналин онлайн мира померк в сравнении с качественным настоящим адреналином оффлайн занятий на свежем воздухе.

Максу никогда не сиделось на месте. Как-то, отвечая на вопрос о подарке на день рождения, сказал, что хочет научиться кататься на роликах. Максу было 36 лет. Я их подарила, и каждое утро он в 6 утра шел на парковку «Каравана», пока там не было машин: учился кататься, прыгать, делать трюки. Так возникла мысль о скейт-парке. Они сами с мальчишками разрабатывали конструкции, доставали чертежи. Добились финансирования проекта. Площадку открыли в Молодежном парке. Макс на тот момент создал уже Днепровскую Ассоциацию Экстремального Спорта, куда вошли 12 федераций. Сделали первый фестиваль Dnepr Extreme Open: покатались, провели соревнования, да еще и призы были – все были довольны, получилось круто.

Интервью с женой Максима Семенова - Наше Мисто

(Едва ли не впервые за время разговора Юля по-настоящему рассмеялась) До последнего дня дети с 10-летнего возраста называли его просто Максом. Это было очень смешно, особенно на фоне того, что в горсовете к нему обращались по имени-отчеству.

Соревнования, фестивали, всевозможные вылазки для детей. Он брал детей из детдомов и возил на скалодром, устраивал катания на роликах, самокатах. Хотел, чтобы у детей появился интерес в жизни, и, выходя из детдомов, они имели какие-то увлечения. Всегда следил за безопасностью: все были в шлемах, защитах, старшие дети становились инструкторами для младших.

А с идеей велодорожек Макс пришел еще к предыдущему мэру Ивану Куличенко. Тогда сложно было представить реализацию такого в Днепре. Но все активные велосипедисты сплотились вокруг этой идеи, и первая велодорожка появилась на проспекте Мира. Её сложно комментировать, но с неё всё началось. Постепенно их становилось все больше и больше. И на Набережной велодорожку Максим открывал, организовывал все Велодни с 2012 года. Далеко не всегда были спонсоры. Когда их не было, приходилось доставать деньги из семейного бюджета.

Интервью с женой Максима Семенова - Наше Мисто

Крутой штукой стали рекорды Украины по хайлайну. Первый — 77 метров на нижних башнях «Панорамы». Затем – 88 метров там же. Третий — 94 метра — был на «Башнях», с которыми было крайне сложно договориться. Тогда тоже не нашлось спонсоров, пришлось платить самим. Следующим пунктом плана были трубы Приднепровской ТЭС в этом году…

Проводилось множество экологических акций. В туристском движении организовывали уборку территорий в области. А чтобы детям было интересно, это делали в виде квестов. Дети были заряжены настолько, что собирали тонны мусора.

Многое делалось не благодаря, а вопреки. Мы с ним были 17 лет в браке, и у меня был билетик в первом ряду. Я знаю, каких сил и чего стоило всё, что делал Максим.

…И тут перезвонил министр

Максим Семенов успел попробовать себя еще и на театральной сцене. Искал, куда отдать отличавшегося артистизмом сына, и сам загорелся – год с небольшим играл в театре «Чародеи». Что интересно, сын так туда и не пошел.

Главным же проектом Максима должен был стать комплекс, который он разрабатывал несколько лет. Уличный тренажерный зал под открытым небом Openfit для всех – так упрощенно можно сформулировать его суть.

Интервью с женой Максима Семенова - Наше Мисто

Глядя на внушительный торс Макса, сложно представить, что в детстве он был болезненным ребёнком, которого обижали в школе. Максим, преодолев буллинг (тогда и слова-то такого не знали), сделал себя сам: тренировался, разобрался в работе организма, знал строение и принцип работы каждой мышцы. Он постоянно экспериментировал с тренировками. С 13 лет поход в спортзал был сродни чистки зубов. Не пошёл — некомфортно. В последние годы с началом карантина и закрытием залов перешёл на работу с весом собственного тела, с резинками, эспандером, скакалкой.

—  Макс перелопатил гору литературы, изучал опыт НАТОвских комплексов, европейских, всех, — рассказывает Юля. — Все они имели ряд недостатков, так как были рассчитаны в основном на взрослых мужчин. Три года они с друзьями собирали, варили, переделывали, пробовали, адаптировали. Итогом разработок стал антивандальный комплекс «Октагон», который полностью заменяет спортзал. Он адаптирован для всех категорий людей ростом от 140 сантиметров, то есть даже для 10-летнего ребенка. Можно заниматься фитнесом, кроссфитом, trx, бодибилдингом, формировать различные комплексы. Макс разработал уникальную систему переменного груза. Такого точно нет ни у кого.

Хотели сделать эко-систему, чтобы по QR-коду можно было выбрать вид спорта, программу, уровень тренировки, даже тренера. Также это подкреплялось бы программой питания в зависимости от целей занятий: набор веса, похудение или что-то еще. Понятно, что такой комплекс не для частного использования – во двор такой не поставишь. Это делалось с прицелом на государственную программу.

Интервью с женой Максима Семенова - Наше Мисто

Мы таки дошли до Министерства спорта. Это было в феврале. Сразу началась интенсивная работа, расчеты. 30 площадок в месяц — такой был план на год. Все было просто отлично! В марте должны были пройти тендеры, после которых планировали запустить производство. Параллельно начали готовить очередной «Велодень» — и здесь также все складывалось, появились спонсоры…

21 февраля позвонил помощник министра спорта Вадима Гутцайта: все прекращаем, потому что финансирование направляется в армию, на носу война. Договорились созвониться через неделю, 28 февраля. Этого уже не случилось…

Он пошел за свободу каждого человека

— Я долго думала, что теперь делать. Поняла, что Макс не дал мне рыбу, но дал удочку – показал путь, по которому придется идти. Как – пока не знаю. Смогу ли я заниматься этим? Нужно быть Максом для этого. Откуда он брал время, силы, энергию на все это – не понимаю. Дети – это отдельная история, потому что заполнить отсутствие Макса не получится никогда. Когда мы с друзьями семьями ездили на природу и приезжал Макс – тут же натягивался слек-лайн, привозилась куча спортивного снаряжения, фрисби, и все дети были счастливы. Дома он нашим детям читал сказки, играл с ними. Каждые выходные были прогулки на велосипедах, роликах…

Интервью с женой Максима Семенова - Наше Мисто

Когда мы с ним познакомились, я поняла, что это ОН, с первого взгляда. Но однажды Макс сказал, что совершенно мне не подходит: «Тебе ведь нужна семья, дом, машина… А мне это не нужно. Мне не нужны блага и статусы. Мне нужна свобода – пойти в горы тогда, когда хочется». В горы ему хотелось всегда — там он наполнялся, но удавалось всё реже. На июль были куплены билеты на самолёт. Макс очень ждал этот поход на Казбек.

Ему нужно было все попробовать. А моя задача была поддержать любое его начинание, даже самое безумное. Я никогда не ограничивала его свободу, а он никогда не ограничивал мою. И эта свобода, по сути, привела его на передовую. Он пошел за свободу страны и каждого человека, который должен иметь возможность делать то, что хочет. Тогда все будут счастливы.

Автор Михаил Польский

Поделиться: