С 24 февраля в свой дом я больше не вернулась: история спасения преподавательницы из Мариуполя

Ксения Куземко
    -
С 24 февраля в свой дом я больше не вернулась: история спасения преподавательницы из Мариуполя

Елена Хаджинова – преподавательница из Мариуполя, директор учебно-научного института Приазовского технического университета. Она – коренная жительница города. Сейчас с семьей Елена вынужденно переселилась в Днепр. Историю собственного спасения Елена Хаджинова рассказала корреспонденту «Наше місто».

С 24 февраля в свою квартиру я больше не вернулась

Елена вместе с семьей жили на самой окраине Мариуполя: это микрорайон Восточный. В 2015 уже подвергался атакам и обстрелам со стороны оккупированных территорий.

«Я с 24 февраля до 5 марта поменяла три места жительства, потому что живу я на самой восточной окраине оттуда все и началось. 24 февраля были попадания в наш микрорайон «Восточный», который обстреливался уже не один раз. Поэтому до 24 февраля город и его жители не верили, что война может быть столь масштабной», — рассказала она.

Мы верили, что весь этот ужас пройдет

С 24 февраля в свой дом я больше не вернулась: история спасения преподавательницы из Мариуполя

Елена вместе с семьей уехала в первый день войны ближе к центру, но на следующий день боевые действия стали перемещаться в Левобережный район.

«Мы верили, что это все пройдет, и мы сможем вернуться домой. Я не могу поверить, что в 21 веке, возможно, такое бесчеловечное отношение к людям», — сказала она.

Пропала полностью связь с моими детьми

С 1 марта в Мариуполе полностью пропала связь, из-за чего жители города не могли связаться даже друг с другом. Звонки либо постоянно прерываются, либо соединение не устанавливается вообще. Для Елены это было самое страшное, так как исчезла связь с детьми.

«Мой сын, 11-классник, учится в Днепре в спортивном колледже, а дочь – студентка в Харькове, также обстреливался. Пока была связь, мы все время находились на телефоне, поддерживали ее, чтобы ей не было так страшно. Связь исчезла – и я не знала, что происходит с моими детьми. Только через два дня я через третьи руки узнала, что дочь эвакуировалась в Днепр», — рассказала она.

Прибегает мальчишка: «Объявлен гуманитарный коридор»

Елене вместе с семьей удалось выехать 5 марта.

«Мы вместе с мужем пошли за водой к роднику. Были жуткие обстрелы. И вдруг прибегает мальчишка, у которого ловил Vodafone и говорит: «Объявлен гуманитарный коридор. Все собираются возле драматического театра». Мы бросили набирать воду, и я побежала домой за родными», — вспоминает она.

Мы едем в никуда

С 24 февраля в свой дом я больше не вернулась: история спасения преподавательницы из Мариуполя

Елена выехала с родными. Всего было три машины на три семьи.

«Когда мы подъехали на выезде из Мариуполя, то увидели, что там был бой. Взорвалась и горела 9-этажка Люди выбегали из домов и с ужасом смотрели на горящие свои квартиры и машины. Вытаскивали своих раненых и знакомых. Далее мы проехали последний украинский блокпост, а через 500 метров уже был первый российский блокпост. Они спрашивали, проверяли документы и отпускали дальше», — рассказывает женщина.

Наш вуз превратился в руины

Приазовский государственный технический университет сейчас находится в жутком состоянии. Оккупанты полностью разрушили один из корпусов учебного заведения. Сейчас все находится в руинах.

В здании университета выбиты окна, разрушена часть стен, обвален потолок в некоторых корпусах. Часть здания сгорела в результате обстрелов. Фотографии этого, как учебное заведение выглядит сегодня.

Сейчас Елена желает только одного поскорее вернуться обратно в свой родной город.

Фото Сергея Бараненко, а также из личного архива Елены.

Напомним, ранее мы писали, как проходит учебный процесс в эвакуации для вузов-переселенцев.

Поделиться: