Спортсмены из Днепра провели 24 дня в оккупации на ЧАЭС (видео)

Яна Коваль
    -

Спортсмены-экстремалы из Днепра и Запорожья попали в Чернобыльскую зону отчуждения накануне российской оккупации. Вместо запланированных нескольких дней они провели там месяц вместе с пленниками ЧАЭС. О том, как прошел этот месяц — расскажет “Наше місто” со ссылкой на “Суспільне”.

Днепряни Максим, двое его друзей из Днепра и один из Запорожья отправились ы Зону отчуждения, чтобы заняться слэклайном – хождением по натянутой стропе. Экстремалы планировали повесить стропу между шестнадцатиэтажками и пройтись по ней, параллельно снимая это на видео. Взяли с собой дрон и видеокамеры.

21 февраля мужчины вошли в зону отчуждения. Официального разрешения для этого у них не было, говорит Максим, там находились незаконно. До Припяти добрались 23 февраля. Договорились проснуться в четыре утра 24 февраля, чтобы позавтракать и навесить стропу.

“В 4:50 мы стояли на тринадцатом этаже и завтракали, когда услышали первый взрыв. Из окна открывался красивый вид на всю Припять: с одной стороны была видна ЧАЭС, с другой – граница с Беларусью. И именно в том направлении были взрывы, кажется, километрах в пяти от нас. После взрывов сразу услышали грохот ракет, полетевших над Припятью в Киев. Поняли, что началась война”, – вспоминает Максим.

Сталкеры решили как можно скорее покинуть Припять.

«Один из моих любимых комических моментов – это то, что мы еще успели позвонить в ГСЧС, попросить, чтобы нас эвакуировали. Там приняли наш вызов, выслушали нас. Но такой опции не было на тот момент», – рассказывает Константин Карноза.

Поэтому мужчины направились в ЧАЭС. Работник станции сообщил о них руководителю. Нацгвардейцы обыскали спортсменов, проверили документы, забрали телефоны и направили к укрытию в админздание. Максим Кибец говорит: сначала им сообщили, что возможная эвакуация состоится через несколько часов.

Россияне расположились в столовой на первом этаже. Сначала, по словам Максима, настроение у российских оккупантов было приподнято. Они патрулировали территорию – это делало подразделение ОМОНа, а также непосредственно военные. В разговорах с Максимом и его друзьями они говорили, что скоро захватят Киев.

Впоследствии настроение у российских захватчиков, говорит Максим Кибец, начало меняться не к лучшему. Все новости, которые они слышали — были украинскими, там озвучивали большие потери их войск. На пятый день была уничтожена башня связи в Чернобыле, поэтому они не могли воспользоваться роумингом. Оставался wi-fi, транслировавшийся из Славутича, но 9 марта и его не стало. На третьей неделе, вспоминает Максим Кибец, на станцию ​​прибыли российские военные из-под Киева.

“Те солдаты, которые находились на ЧАЭС, выезжали вместе с прибывшими из Беларуси. И они вернулись и начали рассказывать, что происходило во время боев под Киевом. После этого военные на станции стали выпивать, много ссориться. Кто-то доказывал, что надо убегать. Потом до них дошла и новость, что рубль обвалился. Было очень приятно наблюдать за тем, как они реагировали на это”, – вспоминает днепрянин.

Выехать из оккупированной ЧАЭС мужчинам удалось 20 марта, когда произошла первая за месяц ротация персонала. Со станции ехали через Беларусь, потом переправлялись через Днепр на лодках в Славутич, потому что мост был взорван, говорит Максим. В Славутиче сталкеров допросили правоохранители, их оставили на ночь в полицейском участке, затем отпустили.

Только через неделю, после того, как российские войска вышли из Славутича, друзья смогли уехать в Киев, а оттуда – вернуться домой. Говорят: это приключение запомнится им на всю жизнь.

Напомним, ранее мы сообщали, что оккупанты нанесли очередной ракетный удар по Николаеву. Есть пострадавшие и погибшие.

Поделиться: