Жан Мельников сыграл роль Жени Лукашина задолго до появления «Иронии судьбы»

Редакция "Наше мiсто"
    -
Жан Мельников сыграл роль Жени Лукашина задолго до появления «Иронии судьбы»

«Наше Місто» продолжает публиковать статьи из архива газеты «Наше місто», которые выходили в разные годы ее существования. Напомним, что вскоре издание будет отмечать свой 30-летний юбилей. Сегодня предлагаем вашему вниманию интервью с великим актером и режиссером Жаном Мельником, к сожалению, ныне уже покойным. Этот материал был опубликован в газете 28 июля 2006 года.

Вчера  художественному руководителю и актеру Днепропетровского театра им. М.Горького, артисту кино, обладателю Гран-при «Сичеславны-95», почетному гражданину Днепропетровска, кавалеру ордена «За заслуги», народному артисту Украины Жану Мельникову исполнилось 70 лет.

— Дорогой Жан Александрович, поздравляя вас с этой датой и будучи знакома с вами «от младых ногтей», не могу не восхититься вашей  работоспособностью, энергией и энтузиазмом, на  которые, кажется, никак не влияют не только прожитые годы, но и  общественные катаклизмы, обрушившиеся на  всех нас и  печально отразившиеся на любимом вами театральном искусстве.

— Да, дата серьезная. Но  когда себя  нормально чувствуешь, когда ты в работе, не ощущаешь груза лет. Наоборот, этот груз содержит весомость жизненного опыта, а это помогает. Я отношусь к себе вполне здраво, но мне кажется,  что впереди еще очень много – и планов, и надежд, и свершений.

«Я не ощущаю груза лет — все еще впереди!»

Мне повезло наблюдать Жана Мельникова с самых первых его шагов на сцене. Первая же роль в театре имени Горького — Олег Савин в пьесе Розова «В поисках радости» сделала его знаменитым в городе.  Это был  мальчишка, настолько  живой и  искренний,  лукавый и непосредственный, что ты невольно расплывался в улыбке, глядя на него. Но в то же  время  в своем юном возрасте  Олег—Мельников отлично понимал, что такое настоящие ценности в жизни, и  им  нельзя было не восхититься, когда он рубил дедовской саблей «мещанский уют» практичной Леночки,  или не  сопереживать, когда с искаженным лицом кричал: «Они же живые!»  Пусть речь шла всего лишь о выброшенном в окошко аквариуме, но Олег воспринимал это как акт вандализма и заставлял нас чувствовать так же.

— Это вообще был замечательный спектакль, — вспоминает Жан Александрович. — Поставил его Илья Григорьевич Кобринский, которого я считаю Учителем  не только в профессии, но и в жизни. Он разглядел что-то во мне, еще совсем зеленом, и доверил эту роль, а она дала мне уверенность на долгие годы.  Кроме того, там играли великолепные актеры — Екатерина Шершнева, Ефим Беркович, Василий Векшин, Игорь Эрельт и другие. Это был ансамблевый спектакль, в котором все друг от друга зажигались, набирались искренности.

Да, корабль был запущен умелой рукой и правильным курсом, наверное, потому и вся дальнейшая творческая жизнь Жана Мельникова складывалась удачно. Но, конечно, много зависело и от него самого, а он был неуемным в работе.

Он переиграл много  главных ролей и каких! Каждая из них может быть вехой в биографии.  Причем, если сначала режиссеры его видят преимущественно как характерного и замечательного комического актера, то затем начинают давать  и драматические роли, например, Карандышева в «Бесприданнице».  А  его Женя  Лукашин  (спектакль «С легким паром!» Брагинского и Рязанова)  привлек к себе симпатии и сердца днепропетровцев задолго до того, как это сделал Андрей Мягков в той же роли в фильме «Ирония судьбы…».

Мельников  не достиг еще даже среднего возраста, а в  театре  было много хороших актеров старшего поколения, когда режиссер Евгений Зубовский выбрал именно его на роль Сарафанова в пьесе Вампилова «Старший сын». И не ошибся. В этом Сарафанове  жила молодая, светлая душа, даже какая-то детскость, что окрасило весь спектакль, задало ему нужную тональность.

Уже гораздо позже  Мельников  переиграл много стариков и так называемых людей из народа,  буквально «купаясь» в этих ролях, столько в них было обаяния, юмора, живого чувства и трогательности, мудрости, даже трагичности.  Это  Худяков в «Характерах»  Шукшина, Василь в «Вечере» Дударева,  Иван в «Иван и Мадонна»  Кудрявцева, Едигей в «И дольше века длится день» Айтматова и другие.  И  в то же время  артисту  подвластны  и тонкие психологические роли (Гаев в «Вишневом саде» Чехова,  Васильев  в «Выборе» Бондарева) и даже образы исторических личностей  (Ленин в «Большевиках» и «Дальше… Дальше… Дальше», Свердлов в «Синих конях…» Шатрова), сыгранных уже в перестроечное время, а значит, неплакатно, неоднозначно.

Но, пожалуй, особое место  в творчестве Мельникова принадлежит двум ролям:   Георг IV  в спектакле «Кин IV, или Гений и беспутство»  Горина, которую он с наслаждением играет уже десять лет, и «Король Лир» Шекспира.

—  «Король Лир» сначала был сыгран в постановке молодого режиссера Вадима Пинского,  — рассказывает Жан Александрович. —  Но шло время, а меня что-то тревожило, не удовлетворяло. И тогда я взялся читать пьесу  в разных переводах.  В одном из них увидел словосочетание  «трагедия о короле Лире», и меня вдруг осенило: вот как должен называться спектакль — «Трагедия о короле…»!  Неважно, какой король, в каком государстве, важно, что произошло с человеком, утратившим страну… Потом я решил и весь текст построить на разных переводах, что дало совершенно неожиданный и глубокий эффект, новый взгляд на старую историю. Один искусствовед даже сказал, что я мог бы написать на базе проделанной мной работы диссертацию.

Такое творческое отношение к тексту вообще характерно для Мельникова.  Я помню, например, как он осовременил несколько устаревшую в наши дни пьесу  Кудрявцева «Иван и Мадонна», приписав (с согласия автора, конечно) целую сцену о том, как  бывший фронтовик вынужден просить милостыню.

Совершенно естественно Мельников пришел и к режиссуре, что очень пригодилось теперь, когда он стал художественным руководителем театра, и при всем желании приглашать хороших режиссеров со стороны на это в наше время порой просто нет денег.

К тому же Мельников очень музыкален, и является автором музыки ко многим спектаклям, сам играет на многих инструментах, по ходу роли беря в руки то баян, то аккордеон, то балалайку или гитару,  садится и за фортепиано.  В комедии «Жена товарища»  на сцене театра им. Горького впервые появился  джаз-бенд, который играл музыку Мельникова.

Не обошло нашего героя и кино. Еще в юности, учась в днепропетровском театральном училище, и позже — в Киевском театральном институте, он часто снимался, не отказываясь ни от малой роли, ни от массовки. Но были и большие роли —  денщик Курт, служивший нашему разведчику,  которого играл Вадим Медведев («Вдали от Родины»), Руже де Лиль  («Марсельеза»). Но наиболее значительную свою роль он сыграл  несколько лет назад  в телефильме режиссера Олега Биймы  «Злочин з багатьма невідомими», сделанного на высоком, я бы сказала, европейском уровне.

— Жан Александрович, весной будущего года вашему родному театру им. Горького исполняется 80 лет. С чем подходите вы к этому юбилею?

—  Если смотреть по отчетам, то наш театр единственный в городе с хорошими экономическими показателями. Если смотреть творческую сторону, то тут, конечно, много проблем. Они связаны с невозможностью правильно комплектовать труппу и приглашать режиссеров. С отсутствием  техники, необходимой в современном театре, и много чего еще. Вот на этой должности ощущаешь груз не лет даже, а задач, которые лежат на моих плечах. У нас отличный директор Леонид Иосифович Фурсенко, с которым мы работаем в слаженном тандеме, но выше материальных возможностей не прыгнешь. Я  в будущем году отмечу уже 45 лет служения этому театру,  я его очень люблю, болею за него, и потому очень хочу  добиться для родного коллектива  звания академического, что позволило бы ему совершить качественный скачок в своем развитии. Творческий потенциал для этого у нас есть.

Мы набираем хорошую молодежь, хотя, опять же, из-за отсутствия квартир вынуждены брать только местных ребят, а это сужает выбор.  Мы бережно относимся  к «золотому фонду» труппы. Был период в нашем театре, когда на пенсию отправили всех «стариков», составлявших гордость нашей сцены и вполне еще работоспособных.  Я считаю это неправильным. Театр — это дом, семья,  и каждому, кто в нее входит, нужны любовь, внимание и понимание, только тогда семья расцветает.  До последних своих дней  работали на нашей сцене такие замечательные артисты, как  Андрей Рудяков,  Виктор Баенко, Анатолий Щелоков.  Сейчас  для народной артистки Украины Людмилы Вершининой специально ставятся спектакли, публика ее очень любит, и она является украшением труппы и хранительницей ее лучших традиций.

— А я добавлю, что  в труппе работает и младший Мельников. Андрей пришел в театр из колледжа не так давно, но за это время он очень творчески вырос. Я  думаю, никто не упрекнет вас за то, что он играет много главных ролей, поскольку делает это отлично. И я часто, глядя на  Андрюшу, вспоминаю  вас молодым. Хотя  сын, унаследовав ваши таланты (даже и  к музыке),  идет абсолютно своим путем.

— Мне приятно это слышать. Жана Мельникова  все так же любят зрители, хотя он уже не так часто балует их  своими  большими ролями. Но мастера видно и тогда, когда он выходит и в эпизоде, делая его «изюминкой»  спектакля.  Чаще  мы видим его режиссерские работы. И хочется поддержать его в невидимых зрителю заботах, от которых зависит будущее театра. Весь пройденный Мельниковым славный путь убеждает в том, что театру стоит отдавать всю жизнь.

Татьяна АБРАМОВА

Поделиться: