Секреты долголетия от пилота Янгеля: известный днепровский летчик отмечает 90 лет

Редакция "Наше мiсто"
    -

В жизни этого удивительного человека было все: и несколько лет, проведенных в небе, и секретная перевозка атомной бомбы, и встреча с жидким метеоритом, и работа с выдающимся конструктором Михаилом Янгелем, и встреча Нового года с будущим президентом Леонидом Кучмой. Сегодня Константину Проскуре, бывшему командиру эскадрильи Днепропетровского объединенного авиаотряда, летчику с 40-летним стажем, — 90 лет. Он бодр и по-прежнему влюблен в небо. А жизнь при возможности повторил бы в точности так же, как прошла. И с огромным удовольствием!

ОСОБЫЙ ПАЕК, КУЧМА И КУРИНЫЕ ЯЙЦА

Константин Федорович принял нас у себя. Говорили на уютной кухне за чаем и бутербродами с маслом и икрой. По его мнению, в икре – семя жизни, а значит, и долголетия. И потом, икра для советских пилотов — не деликатес, а обычное дело. Ведь питался экипаж исключительно в ресторане аэропорта трижды в день.

— На обед – первое, икра, салат с гарниром, антрекот или ростбиф и стакан нарзана, — вспоминает пилот. — Ресторан обеспечивал старый еврей и делал это, надо сказать, прекрасно. Иногда давали красную рыбу. Дома я вообще не питался, все на работе. Домой привозил как угощение черную икру с Каспийского моря.

Пилоты пассажирской авиации часто встречались на борту с известными людьми. Константин Проскура перевозил примадонну Аллу Пугачеву, Софию Ротару с мужем, многих других звезд и политиков. С Леонидом Кучмой частенько виделся в вечернем аэропорту задолго до того, как тот стал главой независимого украинского государства. И даже однажды встречал с ним Новый год – будущий президент был гостем у соседей Проскуры. Константин Федорович вспоминает, как здорово Леонид Данилович играл на гитаре.

— Когда Кучма стал генеральным директором Южмаша, вечерами его можно было встретить прогуливающимся вдоль взлетной полосы, — вспоминает пилот. — Думаю, так он снимал стресс. Он всегда здоровался, и я подавал ему руку. Этого не случилось при встрече только один раз. Дело в том, что после взрыва на Чернобыльской атомной электростанции в Украине в 1986 году на какое-то время перестали нестись куры. Я привозил яйца из рейсов. После одного из них и встретил Кучму, но не смог протянуть ему руку – обе были заняты коробками с куриными яйцами. Извинился и объяснил, что если выпущу – разобью. Он только улыбнулся. Так мы и разошлись, поприветствовав друг друга на словах.

ДВА С ПОЛОВИНОЙ ГОДА В НЕБЕ

Константин Проскура окончил днепропетровский аэроклуб. Но поскольку с 1941-го по 1943-й находился в Днепропетровске на оккупированной территории, в военную авиацию путь был заказан. Потому и поступил в Криворожское училище гражданской авиации. Позже учился в Академии гражданской авиации в Ленинграде.

— Еще только учась, я уже получал зарплату – три тысячи рублей ежемесячно, — делится пилот. — В то время легковой автомобиль стоил семь тысяч рублей. Впоследствии я летал на самолетах класса Ил, Ту, Ан, Як. Имел звание пилота первого класса и инженера-пилота. Мне предлагали работать в Эстонии и России, но я выбрал Днепропетровск. Здесь еженедельно возил конструктора Михаила Янгеля на Байконур, фактически был его личным пилотом. Всегда вспоминаю его как человека светлого, открытого, обаятельного и тонкого. Он привлек в КБ молодежь, и это правильно с точки зрения преемственности поколений. С каждым здоровался, даже если не был лично знаком или не помнил имени. Тяжело переживал неудачное испытание ракеты Р-16 в 1960 году, при котором погибли люди, после – заболел. Летать за рубеж я никогда не хотел. Кстати, многие летчики, которые летали на другие континенты, умирали от завезенных оттуда инфекций. Их в то время в Союзе не лечили.

Если сложить часы, проведенные им в небе, получится два с половиной года. Константин Федорович признается, что за это время буквально сросся с самолетом. Садясь за штурвал, всегда испытывал радость и никогда страх. По его словам, пилоты, которые боялись, не бывали командирами авиационного судна, оставались на роли вторых.

— Я дожил до 90 лет с нормальным давлением, потому что на работу каждый день отправлялся как на праздник, — считает Константин Федорович. — Ходил пешком, шел два часа. Служебным автобусом никогда не пользовался. А еще любил ездить на велосипеде. В выходной мог 12 часов крутить педали. Движение – залог здоровья. И сегодня до пяти часов в день гуляю с палками для скандинавской ходьбы. При этом улучшаются биотоки, которые управляют сердечным ритмом. С такой же целью можно гладить кота минут 20 в день: вы получите суточную норму биотоков.

ВСТРЕЧА С НЛО

В одном из вылетов уже опытному пилоту и командиру корабля довелось столкнуться с неопознанным объектом. И только со временем Константин Проскура понял, что же это было.

— Это в буквальном смысле был неопознанный летающий объект, — утверждает он. — Мы чудом не погибли, когда во время одного из вылетов чуть не столкнулись с жидким метеоритом. Я разгадал его загадку – он состоял не из твердого металла, а из плазмы. Она прилетела, скорее всего, с Венеры и при соприкосновении с Землей во время дождя потеряла свою электрическую мощность. Проходя атмосферу, она нагрела воздух. Приборы показали резкое повышение температуры за бортом. Я понял, что впереди нас пролетело что-то огромное, повлиявшее на температуру. Но это быстро акончилось. Столкновения не произошло, мы сели, а я еще долго ощущал холодок, вспоминая об этом случае.

В СЕКСОТЫ НЕ ПОШЕЛ

Летчиком такого класса не могли не интересоваться спецслужбы. О попытках вербовки командир эскадрильи сегодня вспоминает в подробностях.

— Тогда днепропетровский аэропорт был расположен в Подгородном. Там ко мне подошел военный и предложил явиться вечером того же дня на улицу Чичерина. Я посоветовался с матерью, она ходить запретила, сказала, что будут вербовать в ряды сексотов (секретные сотрудники. – Авт.). Но я решил пойти, был уверен – не отстанут. В темном доме на явочной квартире меня встретил капитан Люин. Думаю, имя вымышленное. Он предложил мне чай с бутербродами и стал перечислять опасности, поджидающие Советский Союз на каждом шагу. В частности, от внедренных в него врагов, которые хотят развалить страну изнутри. Мне предложили выявлять таких деятелей среди летчиков. Я должен был подписать соглашение. Что-либо подписывать я отказался. Но пообещал, что обязательно устно сообщу, если встречу врага. Люин долго препирался, но в итоге меня отпустили. Домой возвращался с опаской, думал, убьют. Слава богу, миновало.

Такой случай был один раз. Но много лет спустя командир самолета узнал, что в его команде секретные сотрудники были.

— Еще раз с КГБ общался, когда нужно было перевозить некий секретный груз, — рассказывает пилот. — С меня взяли подписку о неразглашении. Груз на борт доставили ночью, когда я спал в гостинице поселка Арзамас-16, где в то время работал Сахаров. Когда я вошел в самолет, увидел что-то громадное под каким-то конусом. Позже понял – это была ядерная боеголовка.

Автор Ольга СМИРНОВА, фото Владимир ФЕДОРИЩЕВА и из архива Константина ПРОСКУРЫ.

Поделиться: