Бойцы невидимого фронта: в Днепре сняли фильм о тех, кто ежедневно сражается с коронавирусом

Редакция "Наше мiсто"
    -
В Днепре сняли фильм о тех, кто ежедневно сражается с коронавирусом. Новости Днепра

Врачам и медсестрам больниц №21 и 9, сотрудникам скорой помощи, полиции и коммунальникам посвящена кинолента Александра Курбатова. Одни обследовали, лечили и доставляли днепрян в больницы, другие обрабатывали здания, остановки и подъезды, чтобы зараза не распространялась дальше. Не рассчитывая на помощь центральной власти, команда Бориса Филатова обеспечила город всем необходимым, выработала алгоритм жизненно важных действий для спасения горожан. Фильм «Стражи Днепра» — дань каждому, кто вступил в схватку со смертельным коронавирусом.

Весна длиною в вечность

В апреле 2014-го в нашу жизнь вошли неизвестные ранее термины – АТО, кевлар, разгрузка, «подснежники». В марте 2020-го мы узнали, что такое Covid, ИВЛ, санитайзер, обсервация. Но две весны с промежутком в шесть лет связывала не только новая терминология. И тогда, и сейчас Днепру пришлось выживать самостоятельно. Борису Филатову и Геннадию Корбану, которые в составе антикризисного штаба спасали область от российской агрессии, пришлось принять новый вызов – эпидемии коронавируса. Этот монстр разрушает мировые экономики и безжалостно убивает людей.

Борис Филатов проголосовал на местных выборах. Новости Днепра

— Так же, как и в 2014 году, мы остались сами по себе, — вспоминает Борис Филатов. – Только тогда враг был ясен, а сейчас он оказался невидимым. 3 марта 2020 года в Украине сообщили о первом подтвержденном случае заражения коронавирусной инфекцией. Но по опыту Китая, Италии мы уже четко понимали: это только начало, болезнь заставит мир жить по новым правилам.

Видя, как вирус кладет на лопатки США, Европу и вплотную подбирается к Украине, руководители Днепра оперативно создали в городе специальный фонд по борьбе с коронавирусом с огромной суммой – 98 миллионов гривен. Это спасло ситуацию, помогло остановить рост заболеваемости в городе.

Но оказалось, что деньги – это только полдела. Городские власти столкнулись с проблемой острого дефицита защитных средств, лекарств и необходимого медицинского оборудования. Что говорить, если даже маски тысячными партиями были проданы за границу. Одним из первых об этом в прямом эфире на центральном телевидении заявил мэр Днепра и призвал президента и Министерство здравоохранения срочно вмешаться в ситуацию.

— Мы собирали средства защиты по крупицам, били во все колокола, подключали кого только могли, — говорит Борис Филатов. – Защитных костюмов не было нигде, их даже пошить невозможно из-за отсутствия сырья. С огромным трудом нашли фирму, которая ежедневно шила и довозила их по 100—150 в город. Очень помог Виктор Пинчук, его фонд привез десятки тысяч масок и много костюмов. В самый критический момент на наш призыв откликнулись волонтеры и бизнес, у которого не было ограничений на закупку, как у власти.

Обратился Филатов к центральной власти и с призывом снять в экстренной ситуации тендеры на закупку защитных средств, поскольку данные процедуры длительны, а дорог каждый день. Наверху, увы, не слышали. Мэр Днепра в очередной раз убедился в том, что может рассчитывать только на свои силы и надежных соратников. Как и в 2014 году, вместе с Геннадием Корбаном он сплотил вокруг себя команду, которая стала на пути невидимого, но грозного врага.

Лаборатория жизни

После того как в Днепре решили проблемы с защитными масками, спецодеждой и дезинфицирующими средствами, надо было преодолевать новые. Коронавирус превращает легочные клетки в завод для самоклонирования. И чтобы человек не задохнулся, нужны кислородные концентраторы, а в тяжелых случаях — искусственная вентиляция легких. Подобное медоборудование оказалось еще большим дефицитом. Аппаратов ИВЛ катастрофически не хватало даже в богатых США и Европе. Еще никогда современная медицина не требовала такого количества аппаратов искусственной вентиляция легких. В Днепре решили не ждать, пока вирус в Украине станет пандемией, и активно включились в процесс поиска. Это была настоящая спецоперация, когда в буквальном смысле приходилось охотиться за уже заключенными контрактами закупок и поставок. Успокаивались в мэрии, когда товар пересекал границу.

— С любыми проблемами справляться легче, когда есть четкий план, отработан алгоритм действий, — считает Геннадий Корбан, председатель общественного совета Днепра. – Мы вовремя сформировали специфику, выделили средства, создали рабочую группу, подключили бизнес и волонтеров. Нам удалось обеспечить город медикаментами, средствами защиты, закупить 35 аппаратов ИВЛ. Но стратегия борьбы с коронавирусом базировалась не только на этом. Мы тесно общались с израильскими вирусологами, и они заявили, что искусственная вентиляция легких — это последняя стадия. Ни в коем случае нельзя доводить до тяжелого состояния. Необходимо выявить вирус раньше, чем он станет уничтожать дыхательную систему. Встал вопрос, где взять надежные ПЦР-тесты для Днепра, как ускорить результат анализа в условиях, когда единственная лаборатория задыхается от работы. А нужно было тестировать не только тех, кто вернулся из-за границы, а и пациентов с ОРВИ и пневмониями.

В мэрии понимали, что выход в создании дополнительной лаборатории. Но производители отказывались продавать, поскольку их выкупали для Европы и США. После Италии началась вспышка в США, и к средине апреля покупка аппаратов ИВЛ была из области фантастики. К тому же времени на тендеры не было. Филатов и Корбан подключили связи и купили лабораторию за собственные средства. Благодаря этому уже в апреле лабораторный центр делал до 500 анализов в сутки, а наличие дополнительной лаборатории существенно уменьшило нагрузку на систему в целом.

Катастрофа отменяется

Коронавирус уверенно шагал по планете, а напуганные сотнями новых смертей люди замерли в ожидании худшего. Данных от медиков ждали, как вестей с фронта. Украинцы понимали, что, если медицина развитых стран не справляется, для нас прогноз тем более неутешительный.

— Ситуация была не просто грустной, а катастрофической, — считает Андрей Бабский, директор департамента здравоохранения населения Днепровского горсовета. – Мы столкнулись не только с отсутствием средств индивидуальной защиты, но и низким их качеством. То, что выбрасывалось на рынок, не имело сертификации, было произведено неизвестно где. Благодаря активной позиции Бориса Филатова в стране начали осознавать уровень угрозы. Мало-помалу экспорт тех же масок остановили. Очень нас выручили инициированный городским головой резервный фонд, рекордное по срокам и темпам оснащение опорной инфекционной больницы №21, перепрофилированные под пациентов с Covid отделения других городских медучреждений. В ситуационном центре собиралась вся информация о заболевших. На основе этого создавалась карта с количеством случаев в каждом районе.

Андрей Бабский уверен, что эпидемию остановила и обработка подъездов, домов, остановок, пропускная система в транспорте, то, что после каждого больного машины скорой помощи заливали разрушающим вирус раствором.

— Городской штаб по борьбе с коронавирусом, куда вошли лучшие специалисты из разных отраслей, выполнял свои функции четко и слаженно, — рассказывает Андрей Бабский. — Врачи и медсестры сутками не покидали рабочих мест. Предчувствуя, что осенью второй волны пандемии не избежать, городская власть заблаговременно начала подготовку к приему заболевших в других медучреждениях. В частности, на 500 пациентов с Covid рассчитана больница №8. Днепр готов противостоять пандемии.

Двадцать первая – снова первая

Так случилось, что после пилотной медреформы городская больница №21 оказалась в собственности области, которая никак не хотела отдавать назад то, что ей никогда не принадлежало. Вернуть ее Днепру в 2019 году удалось Борису Филатову. Но медучреждение было в плачевном состоянии — ни нормальных корпусов, ни палат, ни оборудования. Единственная ценность – коллектив.

— Областные чиновники практически не уделяли внимания нашей больнице, а без нужного финансирования все быстро приходит в упадок, устаревает, — рассказывает Николай Турчин, генеральный директор больницы №21. – Но, несмотря на сложное техническое состояние, наше медучреждение было с большим преимуществом. Специалисты имели опыт борьбы с нетипичной пневмонией, вызванной свиным гриппом, и корью. Да и опыт европейских стран говорит, что лучше для борьбы с пандемией задействовать профильные больницы. И городская власть взялась за нас серьезно. В рекордные сроки отремонтировали многие палаты, привели в порядок территорию, завезли мебель, оборудование, медикаменты и средства защиты. Медикам нужно было переодеваться по четыре-пять раз за смену. С марта мы уже, по сути, работали только с больными коронавирусом. База с каждым днем расширялась, шлифовались и навыки медперсонала, который в этой ситуации вел себя героически, как на передовой. За это я благодарен каждому члену коллектива.

Но работающие на износ врачи даже не подозревали, что сражаться придется не только с вирусом. Удар получили, откуда не ждали. После того как в мае нардеп от «Слуги народа» Кирилл Нестеренко и его покровитель — глава облсовета Святослав Олейник узнали о своем заражении Covid-19, депутат Верховной Рады написал заявление в правоохранительные органы. Под его давлением против медучреждения открыли уголовное дело, сюда приехали с обысками. До этого чиновник и нардеп от Зеленского нанесли удар по областному лабораторному центру, надолго заблокировав его работу.

Беспредел представителей Зе-команды удалось остановить общими усилиями городской власти и медиков. К акциям протеста в поддержку коллег присоединились многие медучредения Днепра. Скандал получил всеукраинский резонанс. О недопустимой ситуации написали центральные СМИ, а кадры молчаливых митингов днепровских врачей в защиту коллег обошли эфиры многих национальных телеканалов.

Однако даже после широкой огласки депутат от Зе-партии Нестеренко не извинился за свое поведение перед медиками. Более того близкий к олигарху Коломойскому глава облсовета Олейник решил разобраться с врачами Днепра по-своему — в худших традициях времен Януковича, вызывая руководителей к себе на ковер. Но, как говорится, собака лает, караван идет. Несмотря ни на какие трудности, медики продолжали бороться за жизни пациентов.

— Благодаря городской власти мы первыми в области получили и установили аппараты ИВЛ, — говорит Николай Турчин. – Это спасло жизни десяткам людей, иногда на ИВЛ одновременно находились по пять человек. Сейчас ситуация усложнилась, но мы готовы к трудностям.

На войне как на войне

Героями фильма «Стражи Днепра» стали люди, которые заслуживают такой высокой оценки. Среди тех, кто каждый день воюет за жизни людей со смертельным ковидом, врач-инфекционист высшей категории больницы №21 Владимир Чумак. Более двадцати лет он возглавляет одно из отделений медучреждения и уже пятнадцать лет — эксперт по инфекционным заболеваниям городского департамента здравоохранения. На его счету 12 разработок клинических протоколов медицинской помощи, диагностических алгоритмов лихорадки Эбола и МЕRS-CoV-инфекции. И, конечно, повседневная непрерывная научная и практическая работа, консультации пациентов и коллег из городских больниц, обучение медиков и населения навыкам противостояния инфекционным заболеваниям, реализация программ их профилактики в городе.

— С Covid-19 мы с коллегами воюем практически с марта, когда поступили первые заболевшие, — говорит он. – С этого момента нам пришлось забыть о выходных и времени суток. Горжусь, что рядом со мной плечом к плечу находятся преданные профессии и клятве Гиппократа люди – врачи, медсестры, санитарки. О каждом из них можно снимать фильм, они настоящие герои, потому что знают об опасности этой коварной болезни не понаслышке, ежедневно видят ее последствия. Нам непросто физически. Дышать в скафандрах тяжело, очки запотевают, от гипоксии кружится голова. Уже через полчаса маска оставляет на лице синяки. А ведь человек имеет определенные резервы, рано или поздно происходит не только физическое, но и нервное истощение. Коллегам приходится морально поддерживать и друг друга, и пациентов. Низкий поклон им за это. Очень благодарны городской мэрии за то, что имеем необходимые средства защиты, современное оборудование и медикаменты. Мы — одна сплоченная команда, а значит, победа в войне с пандемией будет за нами.

Герои нашего времени

Если бы в фильме задействовали всех, кто этого заслуживает, он бы растянулся на десятки серий. Но то, что это люди героические и заслуживают всеобщего уважения, понятно даже по скромным репликам тех, кто попал в кадр.

Виктория Книшкова, медсестра больницы №21:

— Я отдала этому медучреждению много лет, ушла отсюда на пенсию. Но когда услышала, что нужна помощь, долго раздумывать не стала — среднего медперсонала не хватало всегда. Я работала во время эпидемии кори, свиного гриппа и птичьего. С коронавирусом намного сложнее и опаснее. У многих из нас сейчас дома нет – только больница и пациенты.

Инна Собакар, врач больницы №21:

— Наплыв пациентов огромный, риск, естественно, тоже. Но мы давали клятву Гиппократа, а выбирая профессию инфекциониста, понимали, что она не из легких. Обсуждали нынешний режим работы и в семьях – спасибо им за понимание и поддержку.

Светлана Нижникова, медсестра больницы №21:

— Когда снимаешь респиратор, будто на свободу попадаешь, выходишь из газовой камеры. Но мы понимаем, что находимся на передовой, где затишья почти не бывает. Тем не менее мечтаешь прийти домой, помыться, лечь побыстрее в постель, ни с кем не разговаривать.

Лилия Петрова, медсестра больницы №21:

— Тяжело и физически, и морально. Когда я заразилась коронавирусом, со мной перестали общаться некоторые друзья и знакомые. Кто-то сделал это раньше, еще до болезни, посчитав, что само место моей работы уже опасно. Нашлись и те, кто поддержал. Я переживала, конечно, ведь дома мама и ребенок. Но после выздоровления вернулась в строй, как и обещала коллегам.

Михаил Юрченко, врач-анестезиолог больницы №9:

— Мы принимаем самых тяжелых пациентов с пневмонией без коронавируса всех возрастных категорий – от беременных до стариков. В этом году воспаление легких, как и Covid, протекает бессимптомно. До момента, когда спасти может только экстренная помощь. Для этого нам важно действовать быстро, не упустить малейшей детали течения болезни.

Геннадий Мариноха, врач-анестезиолог больницы №9:

— Тревожит, что 75 процентов больных обращаются к нам поздно, а основная масса поступает ночью. В этих случаях аппараты ИВЛ – вопрос жизни и смерти, каждая минута дорога. И мы используем каждую.

Екатерина Юрченко, медсестра отделения интенсивной терапии больницы №9:

— Времени привыкать к таким непростым защитным костюмам не было: просто надеваешь и бежишь к больному. Раскачиваться некогда, надо реагировать мгновенно. В отделениях интенсивной терапии в нынешней ситуации работать крайне сложно. Для интубации нужна максимальная концентрация и слаженные действия. Мы справляемся.

Галина Попадьина, заведующая отделением интенсивной терапии больницы №9:

— Аппараты ИВЛ у нас новые, такого экспортного класса в отделении никогда не было. Это та самая высокоинтеллектуальная медтехника, которая сама подстраивается под работу, под дыхание пациента. Радуемся каждому выздоровевшему.

Ольга Кравченко, врач-рентгенолог больницы №9:

— Коронавирус — заболевание настолько новое и коварное, что мы сразу не могли даже дифференцировать, от чего идет такое поражение. Делаю пациентам компьютерную томографию или КТ и вижу последствия коронавируса в легких. Критическое, когда идет поражение 75 процентов легочной ткани. Нельзя доводить до такого состояния, нужно обращаться вовремя.

Автор Юлия БАБЕНКО, по материалам «Дніпро ТV»

Поделиться: