Евгений Киселев: Филатов – человек, который влюблен в свое дело

Дарина Сухонос-Табацкая
    -

Известный журналист и телеведущий Евгений Киселев на прошлой неделе побывал в Днепре, где презентовал свой первый фильм из серии «Украина – страна городов». Он посвящен нашему городу и называется «Днепр – птица Феникс». Евгений Алексеевич нашел время и для эксклюзивного интервью «НМ».

ДНЕПР НАПОМИНАЕТ ДЮССЕЛЬДОРФ

– Какой для вас Днепр? Замечаете изменения?

– Я снимал фильм в конце зимы, весной. Приехал спустя несколько месяцев, и уже видно, что город поменялся. Все время чтото строится, ремонтируется. Вчера гулял по улице Короленко, которая изумительно иллюминирована под цвет фонтанов. Даже в Киеве такого не припомню. Такая улица украсила бы любой столичный европейский город. В Днепре много того, что выдает в нем постсоветский город, типичная сталинская архитектура или брежневских времен – на левом берегу. Но с другой стороны, такое можно увидеть во многих эстонских или прибалтийских городах. В Берлине эти сталинские дома очень престижны. Мне Днепр напомнил Дюссельдорф, который тоже стоит на реке – на Рейне. Он такой же в исторической части – малоэтажный, тихий, зеленый. Хотя это центр промышленного Рура. Когда гуляешь по центру Днепра, в голову не приходит, что это город со стальной душой, как сказал писатель Ян Валетов.

– Ваш любимый город?

– Мне нравится Лондон. Самый любимый город. Приезжаю туда, как домой. Почему? Не знаю, если верить в переселение душ, наверное, в прошлой жизни я был жителем Лондона. Но таких городов много, я грущу по Иерусалиму, Тель-Авиву, Нью-Йорку и Сан-Франциско.

– Как вам днепряне?

– Исключительно положительное впечатление, ощущение, что люди очень искренние и открытые. В некотором смысле мой любимый персонаж в фильме о Днепре – писатель Валетов, потому что он красиво, литературно и образно говорит. Говорит, что тут, в Днепре, если любят – то любят, если ненавидят – то ненавидят. В данном случае я могу это сказать о себе – терпеть не могу, когда мне в лицо улыбаются, а потом в спину шипят.

– Уже успели посетить какие-то развлекательные заведения в городе?

– Целых три! В прошлый раз мы были в кафе «Репортер», потом «Артист». Также запомнился ресторан, где мы обедали с Филатовым, – One Dollar Bar. Понравилось, но я слышал, что тут есть еще масса стильных модных заведений, куда я, возможно, успею попасть. Я любитель хороших ресторанов и вкусной еды.

– Как вы считаете, Филатов на своем месте?

– Мне трудно судить о том, мог бы быть в городе мэр лучше Филатова или нет. Но я вижу, что человек влюблен в свое дело и работает не покладая рук. Если горожане считают, что кто-то может лучше, пусть выбирают и голосуют.

– У вас запланирована серия фильмов о городах. Днепр первый, а дальше?

– Наверное, Одесса. Это вопрос логистический. В Одессе есть люди, которые готовы подставить плечо, поддержать и помочь в организации съемок. Люди, которые стоят на низком старте. Во Львове и Харькове такого пока нет.

О РОССИИ, ПРЕЗИДЕНТЕ И КОТЕ КЕШЕ

– Евгений Алексеевич, вы скучаете по России?

– Вы издеваетесь? Может, еще чайку с половника предложите? Я не был там больше шести лет! Ни ногой после февраля 2014 года. Там остались друзья, родные и знакомые. Раньше они ко мне приезжали, встречались и в Европе. Да, я скучаю по родным местам, у каждого человека есть малая родина. У меня – дачный поселок художников в ста километрах от Москвы, где прошло мое детство. Художникам достался небольшой кусок леса недалеко от станции Пески Рязанской железной дороги. Родители там снимали дачу. Поселок возник в 30-е годы прошлого века. К тому времени, когда я появился на свет, известные художники в поселки умерли, там доживали век их вдовы и дети. А ранее там были знаменитые деятели – Дайнеко, Лактионов, Бакшеев, кинорежиссер Сергей Герасимов. Спустя много лет я там купил участок земли, но так ничего и не построил.

– Вас узнают на улицах?

– Конечно! Раньше автографы просили, сейчас говорят: «А можно селфи запилить?»

– Коронавирус изменил ваш образ жизни?

– На канале в Киеве мы на удаленку не переходили. Я продолжал на «Украине 24» вести студию, социальную дистанцию соблюдали. У меня не особо жизнь поменялась. Единственное, что изменилось, – не ходил по ресторанам. А так – дом-работа, работа-дом. Когда я подписывал контракт с каналом, выторговал себе право работать дома. Там у меня книги, библиотека. Зачем ехать через весь город по пробкам, чтобы сесть за такой же компьютер и готовиться к передаче, если то же самое можно сделать дома? А любой деловой разговор по телефону – скайп, зум и так далее.

– Журналистика, публицистика. Насколько они поменялись?

– В чем-то поменялись в лучшую, а в чем-то в худшую сторону. Появление соцсетей позволило многим людям уверовать, что они – профессионалы видеокоммуникаций. Научился складывать слова в предложения – и ты уже блогер, ютьюбер, еще какой-то бер! При этом опыта или образования нет. Но пишет лихо, наотмашь! Понимаете, хороший журналист – это человек, который не только умеет писать, но и имеет энциклопедическое образование, эрудицию. Я факультет журналистики не заканчивал. По образованию – искусствовед, историк, переводчик с персидского языка. Как говорится, журналистику изучал у станка. Один из моих неформальных учителей сказал: «Евгений, запомните, журналист должен знать все!» В этом я неоднократно убеждался, особенно во время интервью, когда возникают неожиданные повороты темы. Материи, с которыми ты не знаком. А надо бы в общих чертах!

Я не люблю разговоров о стандартах профессии и журналистики. Это все полная ерунда! Самые успешные и известные журналисты в любой стране – это люди с мнением. Журналисты, которые не скрывают своей сугубо ангажированной позиции, которые за что-то или против чего-то. Но это право нужно заслужить. Смешно, когда желторотый мальчишка выступает в роли обличителя или политизированного комментатора действительности. Или когда мальчик, сидящий под кустом с камерой, снимает, как чиновник заходит в здание мэрии и глубокомысленно говорит: «Это было расследование, которое провел Иван Иванов». Смешно. Меня удручает уровень этой псевдорасследовательской журналистики, которая сейчас в Украине расцвела буйным цветом.

– Вас считают одним из лучших интервьюеров и лидеров мнений на постсоветском пространстве. У кого бы вы хотели взять интервью, но не успели или не смогли по каким-то причинам?

– У меня целый список представителей разных профессий, с которыми еще не доводилось общаться. А есть политики, о которых я заранее знаю, что они тебе едва ли скажут правду. На часть вопросов ответят уклончиво, на некоторые и вовсе не ответят. Есть люди, у которых хотелось бы взять интервью, зная заранее, что они будут врать, извиваться, хамить. Чтобы показать их в истинном свете. Очень хотелось бы взять интервью у Путина. Я знаю, как с ним разговаривать, как он будет реагировать и как вести себя так, чтобы он вышел из себя и начал хамить. Еще из политиков у меня масса вопросов к господину Зеленскому, хотя не думаю, что он согласится дать мне интервью. Жалею, что мне не удалось поговорить с Патоном – много раз пытался, но он был не расположен. Это целая эпоха, он столько всего мог рассказать! Список длинный.

– У вас есть домашние животные?

– Есть британский вислоухий серый кот Кеша. Так сложилось, раньше никогда не было кошек. Он тоже москвич, переехал со мной. Москаль клятый! Понаехавший!

Поделиться: