Борис Филатов: мы не левые и не правые, а нормальные

Редакция "Наше мiсто"
    -

До местных выборов – считанные дни. И каждый из нас непременно должен проголосовать, ибо от вашего голоса зависит будущее нашего города. Трудно не заметить, как изменился Днепр за последние пять лет, насколько он приблизился к европейским стандартам. Конечно, ему еще есть куда развиваться. У мэра Бориса Филатова есть четкая стратегия на ближайшую пятилетку. Сегодня наш разговор об этом, а также о политической силе, которую он возглавляет. Итак, почему «Пропозиція»?

– Борис Альбертович, вы идете на местные выборы вместе с партией «Пропозиція» – политической силой, объединившей лидеров местного самоуправления. Многие избиратели вполне резонно отмечают, что в прошлый раз вы баллотировались также от только созданной партии «Укроп». Где гарантия, что «Пропозиція» не повторит ее судьбу?

– Для того чтобы ответить на этот вопрос, нам нужна ретроспектива по проекту «Укроп». Он создавался как партия волонтеров, добровольцев, патриотов. На тот исторический период такова была повестка дня и запрос общества. Мы надеялись, что это будет не политический проект под выборы (как многие партии у нас сейчас создаются), а реальная политическая сила, построенная по модели «снизу вверх». У нас в целом получилось. Все, кто хотел тогда примкнуть к нашему движению, имели такую возможность – от Северодонецка до Ужгорода. На прошлых местных выборах «Укроп» набрал восемь процентов по стране.

Но выступая с крайне жесткой оппозицией по отношению к действующей власти, мы тогда попали под серьезный политический каток репрессий. И на часть людей началось давление – вплоть до уголовного преследования. Конечно, они были вынуждены отойти от дел партии.

Что произошло дальше? Когда меня выбрали мэром Днепра, естественно, я погрузился в работу, связанную с городским хозяйством, и тоже несколько отстранился от партийного строительства. А в «Укропе» в этот момент произошел, по сути, переворот. И власть захватили другие люди. Я написал заявление о выходе из «Укропа». Результат понятен. Из партии, имевшей восемь процентов по стране, она сегодня превратилась в силу, которая имеет поддержку на уровне статистической погрешности. То есть за несколько лет партию просто уничтожили.

– При формировании партии «Пропозиція» вы учли этот опыт?

– Это две абсолютно разные истории. Их вообще нельзя ставить на один уровень. Ведь «Укроп» является партией, в которой, во-первых, произошел переворот, а во-вторых, незримой тенью присутствовал господин Коломойский. Хотя не такой уж и незримой. В один момент они дошли до такой степени цинизма, что назначили олигарха руководителем партийного контроля. То есть фактически тем, кто принимал решения об исключении любого члена партии. Потом уже не скрывалось, что «Укроп» – это партия Коломойского. За «Пропозицією» никто не стоит. Ее основали лидеры местного самоуправления. В ней решения принимаются только коллегиально. И до тех пор, пока мы не согласуем каждый вопрос на политсовете, мы не будем делать заявлений или обнародовать каких-то решений. Я все время подчеркиваю, что в партии «Пропозиція» мы разные, но мы равные. Независимо от того, мэр это миллионного города или, условно, просто лидер местного самоуправления небольшой территориальной громады. Мы не левые, мы не правые, мы – нормальные!

– У кого есть шанс стать членом партии «Пропозиція»? Смотрите ли вы на профессию, предыдущий бэкграунд или, к примеру, возраст?

– Задача менеджера заключается в том, чтобы сбалансировать коллектив. И людей в возрасте, обладающих институциональной памятью, и молодежь, которая не всегда знает, что делать, но быстро учится и растет на глазах.

Очень многие мои антисимпатики, которые писали и говорили обо мне гадости, в один момент просто поняли, что воевать контрпродуктивно. Я всем сказал: ребята, если вы хотите чем-то заниматься, идите и занимайтесь. Город огромный, город миллионный. Давайте уберем амбиции, работы хватит на всех. И те из них, кто адекватен, включая отдельных недоброжелателей, услышали меня. Многие идут сейчас кандидатами в депутаты по спискам партии «Пропозиція». Они поняли, что я никакой не радикал и не фашист. Я обычный конструктивный человек, который просто привык работать. И готов давать работать всем остальным, было бы желание.

– Эксперты как раз и обращают внимание на тот факт, что вы быстро находите общий язык с бывшими оппонентами. А если говорить о самом высоком уровне – как складываются ваши отношения с Петром Порошенко? В какой-то момент вы были идеологическими союзниками, потом конкурировали с представителями его политической силы, перед президентскими выборами выступали на его форуме. Что происходит сейчас?

– Любой адекватный мэр всегда будет выступать за конструктивный диалог с президентом страны. Не ради себя или собственных политических амбиций, а ради своего города. Но именно за конструктивный, а не эмоциональный. Если на первый план выходят эмоции, то проблемы гарантированы. И такой период с пятым президентом у нас тоже был. Петр Алексеевич в свое время даже преследовал членов нашей команды. Но мы перешагнули через это, и для Днепра все же начали выстраивать продуктивные отношения. Даже пошли навстречу, когда уже наша помощь понадобилась главе государства.

Предлагал ли я такой же конструктивный диалог Владимиру Зеленскому? Предлагал. Более того, несмотря на отсутствие полного взаимопонимания, мы в 2019 году обеспечили свободные выборы главы державы в Днепре. Я поначалу и при личных встречах, и в публичной плоскости советовал новому президенту обратить внимание на проблемы местного самоуправления. Но он меня не услышал. Это настоящий шок, что за год Зеленский не нашел времени для того, чтобы встретиться и вникнуть в насущные проблемы днепрян. Такого наплевательского отношения к нашему городу мы не видели ни при одном из шести президентов Украины.

Зеленский не понимает и не хочет понимать нужды простых горожан. И, как я вижу, не только в Днепре, но и по всей стране. Тоесть речь не о Днепре, это происходит и в других городах. Это не какое-то предубеждение. Это по отношению ко всем городам нашей страны.

– Говоря о полномочиях местного самоуправления, за которые намерена бороться партия «Пропозиція», вы всегда акцентируете внимание на финансировании, администрировании налогов, правоохранительном контроле.

– Не только. Точно так же мы должны вернуть на места экологический контроль. Ко мне приходят люди и говорят: «Борис Альбертович, что с воздухом? Мы дышим этой дрянью, сделайте хоть что-то». А что я могу сделать, когда квотами на выброс распоряжаются в Киеве?

И нам нужны не только полномочия, но и соответствующее финансирование. Взять, к примеру, те же парки. Мы занялись наведением порядка по проектам «Зеленый Гай», сквер «Прибрежный», парк имени Володи Дубина. Но! Зеленый фасад и зеленая визитная карточка Днепра – парки имени Шевченко и Лазаря Глобы. Это блокбастеры, на реконструкцию которых нужны большие деньги. А у меня ресурс ограничен. Если люди 30 лет просят отремонтировать дома и благоустроить дворы, то могу ли я пустить все финансирование на парки? Конечно, нет. Были бы деньги, то были бы и дворы, и парки. Но у нас нет денег на все. Поэтому я решил начать с того, что важнее для горожан. Я не готов поступить, как в Харькове, где сначала сделали витрину, то есть начали именно с парков, а уже потом стали обращать внимание на все остальные проблемы. Если люди решат, что парк Глобы или Шевченко нужнее, пусть пишут петиции, обращаются к нам. Городская власть готова их слышать. Но в данный момент люди просят дворы. Мы их и делаем. Как обещали.

– Кстати, о финансировании. Разве не местное самоуправление должно заниматься такими вопросами, как транспортная инфраструктура? Почему же в этом случае Днепр хочет от государства денег на достройку метрополитена?

– Это неправда. Многие люди не понимают сути проблемы. Метро строят на деньги Европейского банка реконструкции и развития, а также Европейского инвестиционного банка, взятые под гарантии государства. Когда я пришел к управлению городом, это уже был решенный вопрос. Подчеркну: это не моя блажь взять 300 миллионов и начинать строить метро. Кроме того, когда государство принимало подобного рода решения, метро находилось в стадии «дешевле достроить, чем заморозить».

А три новые станции позволят многократно увеличить пассажиропоток. Именно тогда наш метрополитен сможет пройти точку безубыточности. Ведь сейчас люди на метро едут до вокзала, а им вообще-то надо в центр.

Есть и более масштабная идея. Если бы было соответствующее финансирование, то мы могли бы дотянуть ветку до Паруса, а в противоположном конце полуоткрытым методом – до Южного вокзала. Уже там соединить с кольцевой железной дорогой и пустить электричку. Это же полностью изменит транспортную схему города! Мы должны думать не только о сегодня, но и о завтра. Но для этого, конечно, нужны деньги и полномочия. То есть то, о чем мы говорим в партии «Пропозиція».

– Если речь идет о полномочиях, которые должны быть переданы на места, то какие сферы, наоборот, не должны волновать местное самоуправление?

– На местных выборах люди должны голосовать за тех, кто будет заниматься конкретными делами. Освещением, люками, лифтами. То есть представлять территориальные и микротерриториальные громады. Но в тот момент, когда мы запускаем большую политику (в виде парламентских партий) внутрь местного самоуправления, начинается бардак. Я это понимаю по себе, когда у нас в совете одна партия голосует, условно говоря, за блокаду Донбасса, другая – против. И начинают выяснять отношения. Но они не должны этим заниматься. Как и не должны тратить оплачиваемое налогоплательщиками время на обсуждение языкового вопроса, внешней политики, макроэкономики, оборонного сектора и прочего. Они не должны выполнять указания из киевских партийных офисов. Они должны заниматься жизнью людей.

– Уже понятно, что «Пропозиція» в любом случае столкнется с противодействием со стороны парламентских политических партий. А кроме них, кто будет ставить палки в колеса? Ожидаете ли подвоха со стороны Игоря Коломойского?

– От этого человека можно ожидать чего угодно. В своих методах он не гнушается ничем. Коломойский использует свой медийный ресурс. За месяц до выборов он включил круглосуточное поливание меня грязью по полной программе. К примеру, на принадлежащем Коломойскому телеканале вышел сюжет о том, что в нашем городе улицу смыло дождем. Днепряне смотрят в окно – улица есть. Смотрят телевизор – улицы нет. Мистика. Чистой воды геббельсовщина и попытка реконструировать реальность. Это даже нельзя назвать ложью, это просто создание виртуальной несуществующей картинки. Плюс он пытается влиять на каких-то других субъектов политического процесса, меня с ними каким-то образом сталкивать, ссорить. Я ничему не удивляюсь.

Мы знаем, чего мы хотим и к каким целям идем. В отличие от ряда клонов, которые действительно создаются исключительно под выборы, мы строим партию на программных принципах. За нашими спинами не маячат тени бородатых олигархов. «Пропозиція» – это реально новый подход к партийному строительству. Причем от местного самоуправления, а не мимо него. И это то, что сейчас необходимо Украине.

– Амбиции партии «Пропозиція» предполагают участие в парламентских выборах в будущем? Вы сами были депутатом Верховной Рады, насколько конструктивным может быть этот путь защиты интересов местного самоуправления?

– Парламент – это экстраполяция общества. Сначала люди выбирают Верховную Раду, а потом говорят: «Что за идиотов мы там собрали?» Но украинцы сами за них проголосовали. Я запомнил парламент, как большую переменку в школе. Дети бегают, кричат, бьют друг друга портфелями по спине. Шум и гам. Я был несчастливым, находясь в Раде. Поэтому для себя четко разделяю личные политические амбиции и амбиции партии «Пропозиція».

Моя цель – закончить то, что я начал в городе. То есть переизбраться мэром на второй срок, если днепряне снова окажут мне такое доверие. Мне не стыдно говорить: «Да, у меня были ошибки». Не ошибается тот, кто ничего не делает. А я делал. И буду делать в дальнейшем.

У меня самая интересная в мире работа. Она, наверное, самая нервная и самая проблематичная. Если ты – сити-менеджер, то должен разбираться в огромном количестве сфер, начиная с вопросов коммунального хозяйства и заканчивая вопросами здравоохранения. Конечно, есть профильные специалисты, профильные департаменты, соответствующие коммунальные предприятия, привлеченные эксперты. Но мэр должен разбираться во всем.

– А относительно амбиций партии?

– Мы однозначно видим перед собой задачу попасть в Верховную Раду. Не исключаю, что на досрочных выборах. Наша политическая сила, как и все местное самоуправление, должна быть достойно представлена в парламенте страны. Чтобы власть слышала города, а не олигархов и их кланы!

Беседовала Кира ВЫГОВСКАЯ.

Поделиться: