Борис Филатов: Когда рядом живут два сильных человека, они не могут ставить друг другу ультиматумы

Редакция "Наше мiсто"
    -
Эксклюзивное интервью с Борисом Филатовым. Новости Днепра

Скоро семья мэра Бориса Филатова отметит жемчужную свадьбу. А буквально на днях — тридцать лет со дня знакомства. Сегодня мы расспросили Бориса Альбертовича о сокровенном – о семейных традициях, жене, дочери, мечтах.

— Расскажите, в какой семье вы росли.

— Всем, что у меня есть, я в первую очередь обязан своей семье. Родителям, сестре, жене. У нас всегда была очень дружная семья, всегда были хорошие отношения между отцом и матерью. А это для любого ребенка много значит. Психологи утверждают, что такой пример перед глазами непосредственно влияет и на дальнейшую семейную жизнь человека. То есть я со своей женой жутко «мучаюсь» уже почти 30 лет в том числе потому, что смотрел, как это происходило между моими родителями.

— Вас воспитывали в строгости?

— Родители много занимались моим образованием. Папа меня доставал каждый день. Он, по сути, заставил меня написать диссертацию. Потом – пойти преподавать. Я тогда не понимал, зачем мне это нужно. Но теперь осознаю, что работа в вузе позволила, возможно, научиться держать аудиторию. Это был хороший первый политический опыт.

Мне все время подсовывали какие-то книжки, отправляли на какие-то курсы, стимулировали учить иностранные языки. Прививали любовь к знаниям, самообразованию, самосовершенствованию. Поэтому, считаю, родители дали мне очень много. И в плане формирования как личности и профессионала, и в плане эталона семейных отношений.

Они действительно были близки. Мама после смерти отца быстро ушла. Она сильно переживала. Как мы ни окружали ее любовью, сколько с сестрой вокруг нее ни носились, она после его ухода впала в глубочайшую депрессию. Продержалась несколько лет, но мы видели, что без него она чахнет на глазах. Ничего не помогло. Сердце не выдержало.

— Ваши родители всю жизнь прожили вместе. Буквально на днях вы с супругой отмечаете тридцатилетие со дня знакомства. Как это было?

— Это было достаточно прозаично. Мы познакомились в лагере труда и отдыха. Как говорится, на картошке. Я был третьекурсником, Марина – первокурсницей. Я учился на историческом факультете, она только поступила на политологию. Забавно вспоминать, но она приехала собирать огурцы, а я в это время вместе со стройотрядом бетонировал свинарники. Смотрю, красивая девушка играет в бадминтон с подружками. И закрутилось.

— Как будете праздновать эту дату? Уже придумали, что подарите жене?

— С подарками у меня проблема. Я человек абсолютно не романтичный. Не умею и не люблю дарить подарки. Это в нашей семье – точка напряжения. Жена постоянно меня вычитывает за это, мол, нет у меня фантазии. Дело в том, что наша с Мариной семья достаточно быстро стала на ноги. Конечно, поначалу мы жили так же бедно, как и все студенческие семьи. Порой не хватало даже на еду. Но затем карьера пошла в гору, стали появляться приличные деньги. Соответственно, весь процесс придумывания подарка сводился к условной фразе: «Марина, возьми в тумбочке и купи себе все, что хочешь». Это меня расслабило. В один момент я понял, что действительно фантазии не хватает, чтобы придумать подарок.

— А праздники отмечаете?

— Смотря какие. Думаю, в этом вопросе мы не отличаемся от любой среднестатистической семьи. Мы не закатываем какие-то масштабные банкеты. Особый случай – 8 Марта. У женщин в моей семье его попросту нет, ведь накануне день рождения у меня (7 марта. – Авт.). Соответственно, после этого мероприятия на главный женский праздник все приходят в чувства.

— Существуют какие-то особенные традиции, которые характерны только для вашей семьи?

— Есть одна необычная традиция. Марина – спортсмен, все время следит за фигурой. Да и я похудел очень сильно. Соответственно, о калорийной еде не может быть и речи. Но раз в неделю, по субботам, мы можем позволить себе пасту. Причем готовит ее Марина всегда сама. И это очень вкусно.

— Отпуск проводите вместе или, как нынче модно в некоторых семьях, по отдельности?

— Однозначно вместе. Правда, сейчас это превратилось в колоссальную проблему. Если раньше, когда я был свободным человеком, мы могли много путешествовать по миру, то сейчас, с учетом моего бешеного графика, отпуск стал редкостью. Но мы пытаемся использовать любую возможность.

— Многие знают о ваших мотопутешествиях. Вы пересекли на байке несколько континентов. Не скучаете за таким досугом?

— Последний отпуск (в прошлом году) мы с женой провели в Новой Зеландии. И там катались с друзьями на мотоциклах. Причем это был абсолютно новый опыт. Марина всю жизнь мотоциклы ненавидела, считала, что они ей портят жизнь, ведь я проехал на мотоцикле около 60 стран. Но в тот раз я все же усадил жену на байк. И она с удовольствием носилась по Новой Зеландии. Ей понравилась эта история.

— В космос ее с собой брать будете? Насколько я помню, вы — участник международного проекта Virgin Galactic. И в 2012 году должны были стать первым космическим туристом от Украины. Чем закончилась эта история?

— Буквально неделю назад пришло письмо от Ричарда Брэнсона, основателя Virgin Galactic. Они уже показывали видеопрезентацию с внутренним оснащением нашего космического челнока. И даже костюмы пошили. Поэтому в любой момент может последовать звонок, мол, готовься. То есть проект двигается. Понятно, что мы все хотели полететь еще семь лет назад. Илон Маск обошел Брэнсона в этой космической гонке. Но Ричард — парень упорный, он работает. Космодром построили в Мохаве, сделали несколько успешных пусков. Думаю, в ближайшем обозримом будущем будут подвижки. У меня 146-й номер. А когда все начнется, обещают чуть ли каждую неделю запускать по шестиместному челноку. Соответственно, моя очередь может настать очень быстро.

— А как же вы оставите город?

— Во-первых, это ненадолго. Во-вторых, я шел к этой мечте столько лет. Завершил обучение в НАСА, получил сертификат первой степени, изучил все вопросы, связанные с перегрузками, аварийными посадками, эвакуацией и прочее. В моем активе есть даже так называемые крылья астронавта. Этого достаточно, чтобы меня пустили в космос. Особенно с учетом того, что нас будут везти туда как Белку и Стрелку: ничего не трогайте, ни на что не нажимайте, посмотрите направо, посмотрите налево.

— Марина активно занимается альпинизмом. Когда она покорила Монблан, вы в Фейсбуке написали, что «живете с роботом». Как отреагировала супруга?

— Нормально, потому что она действительно железный человек. Если ставит цель, то не видит препятствий. Она пробежала несколько марафонов и один ночной супермарафон (более 50 км). Сейчас у Марины очередная идея – ехать в Непал на три недели, чтобы лезть на какую-то очередную гору. Я с ужасом думаю, что рано или поздно она все-таки доберется до Эвереста. И я не знаю, как ее остановить.

— Не было желания поставить вопрос ребром и запретить опасное увлечение?

— У нас такие отношения, что мы не можем ставить вопрос ребром. Мы можем только просить. Когда рядом живут два сильных человека, они не могут ставить друг другу ультиматумы. В свое время и она не могла что-то запретить в отношении моих длительных и достаточно опасных мотопутешествий. А ведь я на мотоцикле ухитрился доехать до Сирии, где в тот момент еще не шла гражданская война, но уже было неспокойно. Она тоже переживала.

— Кстати, о переживаниях. Вы везде с охраной. Она появилась у вас уже во время мэрской каденции?

— Задолго до этого. Есть такое расхожее мнение, которое я еще со времен бизнеса усвоил: если ты экономишь на собственной безопасности, рано или поздно за это придется расплачиваться. Поэтому на собственной безопасности экономить нельзя. Конечно, в 2014—2015 годах, на которые выпала моя депутатская каденция, ситуация была накалена до предела. Давайте не будем забывать, что лично господин Захарченко (ныне покойный глава сепаратистов в Донецком регионе. – Авт.) публично угрожал мне. То есть он официально заявил: «Эй ты, Филатов, выходи, мы с тобой должны сидеть в разных окопах». Или что-то в этом роде. Могу рассказать и конкретную историю. 2014 год — это три попытки покушения. Представьте, приходят ко мне силовики и говорят, что завтра, День города, возле памятника Полю во время моего выступления будет работать снайпер из так называемой ДНР. Информация, мол, получена оперативным путем. Я спрашиваю, так выступать мне или нет. А в ответ – решайте сами. Конечно, я вышел. Слава богу, все обошлось.

— А какова ситуация, с точки зрения безопасности, сегодня?

— С учетом того, что я никогда не был особо удобным ни для городских криминальных кланов, ни для олигархов, я не собираюсь дарить свою жизнь и здоровье негодяям. Мы знаем печальные примеры руководителей других городов, когда человек расслабился и решил, что может спокойно бегать по парку. А в итоге – покушение. Опять же с учетом того, что я наступил на хвост всем: торговцам контрафактным алкоголем, криминальным кланам, аферистам, которые растаскивали коммунальную землю по подложным актам и другим. Еще один немаловажный факт. Нашим ближайшим соседям очень не нравится моя фигура, как мэра ключевого города востока Украины. Того самого города, который является форпостом независимости страны. Поэтому, если кто-то думает, что у меня легкий крест и я хожу с охраной, потому что мне это нравится, то пусть посидит в моем кресле.

— Вопрос на спекулятивную тему — о легкоатлетических проектах, которые Марина Филатова реализует в Днепре.

— У супруги три вида увлечений и занятий. Первый – это спортивный клуб. Второй – организация массовых спортивных мероприятий. Третий – магазин спортивных товаров. Все они взаимосвязаны прежде всего маркетинговой историей и популяризацией спорта. Два из них приносят прибыль. Марина — предприниматель. И под большие мероприятия привлекает спонсоров, то есть компании, заинтересованные в продвижении своих брендов. У супруги в деле организации спортивных мероприятий есть конкуренты. И у них нет никаких препятствий, чтобы проводить собственные ивенты в Днепре. Все работают на общих основаниях.

— Ваша жена также президент областной федерации легкой атлетики. Это настолько же престижно, насколько хлопотно?

— Как Марина заняла этот пост? Собрались спортсмены и выбрали ее. И это действительно не самый благодарный труд. Любая спортивная федерация — не только группа единомышленников, но и площадка для непрекращающейся дискуссии и столкновений разных интересов. Всем этим надо заниматься. Причем ежедневно и кропотливо. Честно говоря, подобная должность ничего, кроме головной боли, не дает. Никаких материальных благ, а иногда и никакого морального удовлетворения. К супруге постоянно приходят люди и говорят, мол, скажи своему мужу, что на стадионе положили не такое покрытие. Или еще что-то не так. А ей это все выслушивать.

— Ваша дочь собирается пойти по маминым стопам?

Эксклюзивное интервью с Борисом Филатовым. Новости Днепра

— Катя продолжает учиться. В свое время она поступила в Киевский инженерно-строительный институт (сейчас Киевский национальный университет строительства и архитектуры. – Авт.). В наш строительный не пошла, так как интересующая дочь специальность была представлена только в столичном вузе. Затем поехала учиться в Лондон и Милан. Почему? Потому что она увлекается историей моды. А именно эти два города — мировые фешн-центры. Причем для всех людей, живи они хоть в Зимбабве, хоть в США. Поэтому абитуриенты со всей планеты стремятся поехать учиться именно туда. Если мы говорим о Милане, то это Институт Марангони. Серьезное учебное заведение, куда так просто не берут за папины деньги. Там нужен талант. Конечно, обучение — это вечный процесс. Но, помимо получения образования, Катя занимается собственным делом.

— Вы гордитесь своей семьей?

— Наша семья помнит и бабушку, и дедушку. Мы живем очень дружно. И Днепр всегда собирает нас вместе.

Беседовала Кира ВЫГОВСКАЯ.

Поделиться: