На «Битве экстрасенсов» друзей нет: медиум из Днепра откровенно рассказала о проекте

Редакция "Наше мiсто"
    -
На "Битве экстрасенсов" друзей нет: медиум из Днепра откровенно рассказала о проекте

Ольга Стогнушенко – известный эмпат, медиум, таролог из Днепра. Участвовала в проекте «Міняю жінку», финалистка «Битвы экстрасенсов-16». Дар получила в наследство от деда, контактирует с потусторонним миром. Говорит, в детстве вместо кукол играла с фантомами. Эксклюзивно для читателей «НМ» Ольга рассказала, существует ли приворот и почему эзотерика может помочь каждому.

О ПРИВОРОТЕ

– Ольга, как все началось?

– С детства. Я видела какие-то картинки, предвидела события, которые должны произойти. А в 17 лет сестра подарила мне колоду карт таро. Вообще, я парапсихолог, изучаю различные направления в эзотерике. Основная цель каждого – понять свое предназначение, зачем ты пришел в этот мир. Способности мне передались по роду. Мамин отец Николай Алексеевич обладал бытовой интуицией – предсказывал будущее. К примеру, если предупреждал, что не нужно куда-то ехать, то впоследствии в этом месте происходила какая-то неприятная ситуация.

Дедушка предсказал Ольге первый неудачный брак. Когда влюбленная семнадцатилетняя девчонка привезла жениха знакомиться, дедушка принял его очень хорошо. Наедине же он сказал Оле: «Дочка, беги, не нужно тебе это. Он в твоей жизни очень надолго и очень зря». Так и получилось: с первым мужем она прожила почти пятнадцать лет. И часто сожалела, что не послушалась тогда деда.

– Многие экстрасенсы говорят о привороте, предлагают услуги по его снятию и наведению. Как вы к этому относитесь?

– Приворот – это трудоемкий, энергозатратный ритуал. Часто, когда мужчина начинает себя как-то странно вести, 98 процентов женщин ищут причину в сопернице, считают, что ему что-то подсыпали, налили, привязали. Пока женщины не начнут брать ответственность за отношения на себя, а не перекладывать ее на других, будут существовать люди, которые снимают привороты.

О ЦЕНАХ НА УСЛУГИ И ТЕЛЕПРОЕКТАХ

– Как вы формируете цены на свои услуги?

 – Рынок оккультных услуг в стране более чем насыщен. Диапазон цен у экстрасенсов колеблется от двухсот до тысячи долларов за прием. У некоторых – две тысячи долларов 30 минут! Я оцениваю свое время. Это облегчает людям выбор. Иногда меня спрашивают, где взять такие деньги. Но почему вы перекладываете на меня свою ответственность? Это ваше решение.

– Пробовали работать по принципу «кто сколько может дать»?

– Практически 13 лет я так принимала людей. Но однажды ко мне на прием приехала женщина с двумя альбомами родственников. Мы работали больше трех часов. Сказать, что после этой встречи я плохо себя чувствовала, не сказать ничего.

Она меня эмоционально выпотрошила. А уходя оставила 20 гривен! Тогда я поняла, что так больше продолжаться не может.

– Зрители узнали вас благодаря проектам «Битва экстрасенсов» и «Следствие вели экстрасенсы».

– 13 лет я наблюдала за «Битвой», это интересно, ведь это же было обо мне, о таких людях, как я. Несколько раз пыталась попасть на проект, но, когда меня пригласили, как раз была беременна. А в 16-й сезон таки удалось. Когда шла на проект, хотела познакомиться с такими же чокнутыми, как я. Но поняла, что здесь нет друзей, здесь дружить не с кем. Кстати, после первых выпусков «Битвы» люди комментировали в Youtube, что я любовница какого-то депутата, он меня привел на передачу. По поводу телепроектов – если будешь врать, искусственно создавать образ, зрители тебе не поверят. Программа не зайдет и рейтингов не будет.

График съемок был очень плотный. Два часа эфира порой снимают в течение месяца. За пять месяцев Ольга приезжала домой три раза. Локации для съемок – по всей Украине. До последнего момента участников шоу не посвящали, в чем будет состоять новое испытание.

«1+1» – ЭТО ОШИБКА!

– Вы также участвовали в шоу «Міняю жінку». Зачем?

– В 2018 году мне позвонили с телеканала «1+1» и предложили участвовать в этом телепроекте. Я никогда его не смотрела, и это была моя ошибка. Мои эмоции от проекта – ну, такое… В первый же день у меня забрали телефон, и не было возможности связаться с родными и близкими. Я не могла спать по ночам во время съемок. Везде же были камеры, и даже в спальне. Помню, в интервью с редактором он спрашивает: «Почему ты рыдаешь по ночам?» Мне было так тоскливо, ведь семь дней я не слышала своих детей. Я так и не поняла, зачем это нужно. Что я должна была вынести из этой программы? Подружиться с этой семьей? Но мы очень разные. Дружба для меня – понятие интимное. Я считаю, что дружить можно только с близкими людьми, а близкие – это моя семья!

– Как относитесь к сплетням о себе?

– Многое пишут в Интернете. После программы «новая» мама оставляла в Инстаграме разные комментарии. Но я к этому отношусь положительно: если о тебе говорят, значит, ты этого стоишь!

Поделиться: