Как будет труп — звоните: привлечь к ответственности за домашнее насилие в Украине почти невозможно

Людмила Сергиенко
    -

Пандемия коронавируса значительно обострила проблему домашнего насилия во всем мире. В Украине количество уголовных дел за время карантина увеличилось вдвое по сравнению с 2019 годом. Не секрет, что далеко не все жертвы обращаются в полицию, но даже зарегистрированное заявление об избиении и угрозах практически ничем не грозит обидчику, передает корреспондент «Наше Місто».

В январе 2019-го в Украине был принят закон о противодействии домашнему насилию.  В документе были определены виды домашнего насилия, за которые можно попасть в тюрьму, это не только физическое, но и психологическое, финансовое и сексуальное насилие. Новый закон предусматривает возможность введения ограничительного предписания, которое выносится в течении 72 часов после подачи иска в суд. Такое предписание запрещает обидчику приближаться к жертве и совершать попытки общения. Помимо этого было введено срочное запрещающее предписание — оно выносится полицейским как немедленное реагирование на факт домашнего насилия.

Насколько эффективным оказался закон?

Срочного запрещающего предписания за год никто из жертв так и не получил. Полицейские опасаются судов и дисциплинарных взысканий, которые могут за этим последовать, особенно если у агрессора есть связи и хорошие адвокаты.

Для получения стандартного ограничительного предписания, жертва должна собрать доказательства того, что насилие произошло, привлечь свидетелей и хотя бы 3 раза обратиться в полицию с телесными повреждениями — как «гарантией» того, что насилие может повториться.

Полиция регистрирует лишь 56% обращений о домашнем насилии, — эксперт.

Кроме того, при обращении в полицию по факту домашнего насилия, представители правоохранительных органов «по привычке» рекомендуют разбираться в семейных конфликтах самостоятельно, чего стоит только знаменитое: «Разбирайтесь сами — как будет труп — звоните».

Жертвам приходится преодолевать настоящий ад, как эмоциональный, так и бюрократический, чтобы добиться хотя бы ограничительного предписания, не говоря уже об уголовной ответственности для обидчика.

По факту новый закон практически не работает и это не в последнюю очередь связано с тем, что домашнее насилие в Украине давно стало частью менталитета и традиции взаимоотношений в семьях. Общество, как правило, осуждает жертву насилия, тем более если она делает громкие заявления и пытается привлечь обидчика к ответственности. Очень показательным в этом плане был недавний громкий скандал с высказываниями Регины Тодоренко.

Регина Тодоренко оказалась в центре скандала из-за слов в адрес жертвы домашнего насилия

Обвинение жертв домашнего насилия стоило ведущей крупных рекламных контрактов с глобальными брендами, что хорошо иллюстрирует отношение к подобным высказываниям на мировом уровне.

К сожалению, в Украине и странах СНГ не то что подобные  высказывания, но и сам факт совершения домашнего насилия редко несет для обидчика репутационные проблемы, даже если последний является публичной личностью. В Украине было достаточно резонансных случаев с известными политиками и бизнесменами, которым сходило с рук насилие в отношении их семей.

В мае 2020 года жена депутата Киевского облсовета Глеба Лирника, — Валентина Павлюк обвинила супруга в избиении на глазах у детей и подала в суд. Конфликт произошел тогда, когда женщина хотела взять их двухлетнего сына к себе на несколько дней, ведь пара давно не живет вместе.

Ранее широкую огласку в СМИ получила истории экс-супруги бывшего замминистра МЧС Владимира Сиротина — Виты Кравале. Женщина в течение двух недель не знала о местонахождении дочери после того, как бывший муж отобрал ребенка прямо на улице.

Помимо этого заявление об избиении сделали супруга киевского бизнесмена Юрия Чернецкого — Полина Неня, а также бывшая жена народного депутата от «Слуги Народа» Максима Бужанского.

Также громкий скандал вспыхнул после заявление супруги экс-министра аграрной политики и продовольствия Украины Игоря Швайки — Ольги. Ольга Швайка сообщила, что смогла вернуть пятилетнего сына только после того, как предала факт кражи ребенка его отцом огласке.

Избиения, угрозы, насильное разлучение с детьми — все это не стало поводом для реальной ответственности этих влиятельных и известных обидчиков перед законом и даже не принесло серьезных репутационных потерь. Очевидно, пока общество оправдывает и защищает насильников, а не жертв, серьезных изменений в этом вопросе не добиться никакими законами.

Поделиться: