Главврач из Днепра отменила второй этап медреформы

Юлия Бабенко
    -

Резкое сокращение в госбюджете финансирования здравоохранения, тупиковые схемы отношений «больница-пациент» вызывают тревогу и возмущение в обществе, ставят медиков на грань выживания. Чтобы защитить свой коллектив, Инесса Шевченко, генеральный директор Днепропетровской областной реабилитационной больницы, объявила голодовку. А прекратила ее только тогда, когда Президент и глава Минздрава пообещали модифицировать медреформу с учетом мнений ученых и ведущих специалистов, увеличить финансирование больниц и зарплату медикам.

Медицину загнали в тупик

Положение становилось патовым, несмотря на заверения чиновников Минздрава и Национальной службы здоровья, что ко второму этапу медреформы страна готова и все будет в порядке.

В этом Инесса Шевченко убедилась на примере своего медучреждения: обещанных с 1 апреля денег для поддержания жизнедеятельности больницы нет, реакции властей на тупиковую ситуацию тоже. На фоне месячных стотысячных зарплат руководителей медицинской отрасли она смогла выплатить сотрудникам лишь по 700 гривен аванса. Как прожить на такие деньги, не смогли ответить ни столичные, ни областные чиновники.

— Из-за второго этапа реформы, которая началась 1 апреля, все врачи остались без заработной платы, — комментирует Инесса Шевченко. — После того как больницы выплатили сотрудникам аванс, денег не осталось вообще. Чтобы медики Днепропетровской области до конца года получали зарплату, надо было 1,3 миллиарда гривен государственной субвенции, а нашему региону выделили 300 миллионов, то есть в 4,5 раза меньше. Меня, как и многих коллег, возмутило то, что врачам вместо обещанного бросили жалкие крохи. Тогда я и решилась бросить вызов государственной системе. И хотя голодание — это крайняя мера, другого пути я не видела. Нужно срочно остановить геноцидную реформу, иначе лечить будет некому. По Украине на начало апреля недофинансировали 70 процентов больниц, именно столько медучреждений лишены возможности выплатить сотрудникам зарплату. О каком лечебном процессе можно говорить без врачей, медсестер, санитарок? Под угрозой увольнения оказались целые коллективы. В мире нет ни одной страны, которая бы так целенаправленно, планомерно уничтожала собственную систему здравоохранения.

Закаленная Майданном

Во время четырнадцатидневной голодовки Инесса Шевченко старалась находиться на рабочем месте и исполнять свои обязанности. Это было непросто, давала о себе знать слабость. Поддерживали звонки врачей со всей Украины. Для них поступок коллеги стал светом в конце тоннеля, а для нее отстаивание справедливости – жизненное кредо. Один из врачей Майдана, доктор Инна, как ее там называли, всегда занимала активную гражданскую позицию, но при этом была вне политики.

По ее словам, и на Майдан она ездила, чтобы добиться экономических преобразований прежде всего в медицине. Понимала важность перемен, обоснованных и профессиональных. И собственным примером доказывала, что это возможно. В 2017 году Инессу Шевченко признали одним из топ-менеджеров в вопросах реформирования системы здравоохранения. Она приняла депрессивную больницу и за два с половиной года преобразила ее до неузнаваемости.

– Поначалу хотела отказаться от практически разрушенного здания медучреждения, но после знакомства с коллективом поняла, что здесь каким-то чудом сохранились уникальные спецы, которые на самом деле творят чудеса в реабилитационной медицине, — признается Инесса Шевченко. – Всем вместе за относительно короткое время нам удалось создать комфортную для людей больницу. Причем дополнительных денег на капремонты не получали, просто правильно использовали бюджетные плановые ассигнования и спонсорскую помощь. Хорошо подготовились и к реформе: убрали ненужные подразделения, переучили персонал, многое передали на аутсорсинг. После переговоров с Национальной службой здоровья подали заявки на два реабилитационных пакета и по установленным тарифам должны были получать более трех миллионов гривен ежемесячно. А ближе к 1 апреля я узнала, что один из пакетов, на которые мы подали заявку, НСЗУ не утвердила. Даже за утвержденный пакет вместо 1,7 миллиона получили 263 тысячи гривен. О том, что тарифы вдруг уменьшили в пять раз, мы узнали из полученных договоров. Разве это не катастрофа? Под эту реформу закладывались совсем другие суммы, нам обещали, что на переходный период будем иметь не меньше государственной субвенции прошлых лет. О какой качественной услуге пациентам может идти речь, если нет денег на минимальную зарплату даже санитаркам? И такая ситуация по всем больницам. Да и программа медицинских гарантий-2020 для пациентов тоже не заработала.

Униженных государством медиков нередко обвиняют в том, что они смотрят в карман пациенту. Так не ставьте их на колени! Сделайте достойной оплату труда и врача, спасающего жизнь, и медсестры, которая за 3,5 тысячи гривен должна позаботиться о 50 пациентах за смену.

— Если перестать воровать из бюджета, то деньги, безусловно, найдутся, — считает Инесса Шевченко. — Зарплаты наших чиновников превышают зарплаты президентов высокоразвитых стран. Мы далеко не бедная страна, но вокруг сплошные грабежи. Я уверена, что даже за год можно сделать нашу систему здравоохранения сильной и процветающей. Но для этого нужна политическая воля.

Днепр услышали – ждем перемен

Объявляя голодовку, Инесса Шевченко потребовала отмены второго этапа медреформы, создания экспертной группы из медиков, экономистов, кризис-менеджеров для разработки программы реорганизации системы здравоохранения, финансирования больниц и увеличения вдвое зарплат медработникам на переходном этапе.

Во многих медучреждениях страны коллеги поддержали ее забастовками. В Киеве поняли, что даже если главврач из Днепра прекратит голодовку, а вопрос глобально не решится, медики начнут жечь шины и массово увольняться. Причем показательно, как в Белой Церкви, где написали заявления более ста медработников скорой помощи. Поэтому властям пришлось отреагировать.

Поскольку Днепропетровская реабилитационная больница находится в ведомстве области, ей выделили финансирование на местном уровне. Подтянулась с договором на финансирование второго пакета услуг и Национальная служба. А Президент Зеленский в телеобращении признал, что в нынешнем виде второй этап медреформы приведет к увольнению 50 тысяч медработников и закрытию более 300 больниц. И поручил профильному министерству и комитету Верховной Рады срочно изучить проблему и исправить все ошибки.

— После того как Зеленский выступил в эфире 112 канала и признал ошибки, я, как и обещала, прекратила голодовку, — говорит Инесса Шевченко. – Удалось сдвинуть с места паровоз. Надеюсь, обещания президента не станут пустыми разговорами, и изменения будут. Но понимаю и то, что выиграна только битва, а не война с системой. Эта система глумилась над медиками, сталкивала нас с пациентами, и смешно полагать, что она так просто сдаст позиции, поскольку многие ее представители преследуют свои интересы. Поэтому впереди у нас тяжелая работа. Но если этот шабаш на костях под названием реформа не прекратится, а реорганизация не повернется к людям лицом, обещаю пройти все международные суды с иском о признании медреформы геноцидом украинского народа. Я хочу самой лучшей медицины для нашей страны и верю, что мы можем ее создать.

Вслед за президентом глава Минздрава Максим Степанов заявил, что если ничего не изменить, то медицинскую систему ждет крах. И клятвенно пообещал модифицировать нынешнюю реформу так, что от этого выигрывают как медики, так и пациенты. А пока всем больницам, оказывающим специализированную и высокоспециализированную медицинскую помощь, оставят финансирование на уровне прошлого года. С 1 июля расширят программу гарантий для пациентов и на 50 процентов повысят зарплаты медикам. Правда, на это понадобится дополнительно 11 миллиардов гривен. Сумма огромная, но ее можно найти. Надо просто перестать воровать.

Ещё больше новостей после рекламного блока. Смотрите ниже 

Поделиться: