Инфекция всегда накрывает внезапно: по следам блогерского скандала в 21-й горбольнице Днепра

Юлия Бабенко
    -

Днепровская инфекционная больница №21 на Канатной в одночасье стала главным рубежом в борьбе за жизнь в нашем городе. Информации от здешних медиков ждем теперь, как сводки с передовой. И молимся за ангелов в белых халатах, которые круглосуточно воюют с костлявой за своих пациентов. Увы, среди них есть и те, кто выискивает только недостатки.

На деготь дефицита нет

Его всегда держат наготове хронически недовольные люди. Иначе как расценить посты пациентов Канатки в соцсетях, в которых они разводят демагогию по поводу условий своего содержания. Безусловно, гораздо проще и легче писать о плохом больничном быте, чем о собственном несоблюдении санитарных условий в период карантина.

Не так давно с подозрением на коронавирус в инфекционку попала молодая днепрянка Олеся. К счастью, заболевание не подтвердилось, ее быстро выписали. Но вместо того, чтобы проанализировать, почему пришлось обследоваться на опасный вирус (для этого должны быть контактные основания), она поведала об ужасном боксе в шестом отделении. Особенно ее напугала допотопная мебель, старые окна, ванна и крышка на унитазе, которая оказалась меньшей его самого.

Да, условия в инфекционках не ахти. Причем по всей стране. Еще не так давно Минздрав вообще планировал их закрывать, укрупнять инфекционными палатами другие медучреждения. Много ли при таком раскладе вкладывалось в оборудование, мебель и сантехнику? И просто счастье, что 21-ю больницу вернули Днепру.

Канатке обязаны жизнью

Родных врача Таисии Шевцовой в двадцать первой больнице спасали не раз. Читая хроники с Канатной и блогерские страсти вокруг нее, она вспомнила март 95-го. Когда мама с утра не могла встать с постели, задыхалась и лихорадила. Грипп развивался так стремительно, что еле довезли до реанимации. Через час после госпитализации у нее остановилось сердце, но медики инфекционки отреагировали мгновенно, вытащили.

— Когда после выписки мама вернулась домой, не сдержалась, расплакалась у подъезда, говорила, что не надеялась вернуться, — признается Таисия. – Спасали здесь в мае 2011 году и мою младшую четырехлетнюю дочку. На фоне ОРВИ у нее появилась сыпь, которая сливалась в кольца и расползала по ногам. Помню, как я в ужасе подумала о менингококцемии. У меня сжалось все внутри, задрожали руки. Потом я еще не раз убеждалась, что в 21-й работают замечательные специалисты, энтузиасты, подвижники и просто очень добрые люди.

И это на самом деле так, потому что подготовиться к госпитализации в инфекционную больницу невозможно ни морально, ни материально. Инфекция всегда накрывает внезапно, разрушая планы и текущую жизнь. Боль, растерянность, слезы и плохое самочувствие с больными разделяют те, кто, несмотря ни на какие условия, делает для пациентов все возможное.

Таисия Шевцова точно заметила, что многие сотрудники этой больницы — врачи, медсестры, лаборанты, санитарки приходят сюда молодыми и остаются на долгие годы, имея одну запись в трудовой книжке. При этом основной костяк их пациентов составляют те, кто довел себя до предела вредными привычками и образом жизни, дети из детдомов с ветрянкой или ангиной. А чтобы добраться до работы от проспекта Пушкина или улицы Леваневского, где ходит общественный транспорт, нужно прилично пройти пешком.

— Чтобы лечить в таких условиях, нужно по-настоящему любить свою профессию и людей, — считает Таисия. – А какая там кафедра инфекционных болезней, какие коллегиальность и взаимовыручка! Каждого пациента осматривает консилиум, сотрудники кафедры знают обо всех поступивших. Фотографии с условиями пребывания в шестом отделении сейчас гуляют по соцсетям. Я с ребенком лежала в том самом мельцеровском боксе со старой мебелью, поскольку до постановки точного диагноза нас надо было изолировать. Помню, как мы хотели поскорее сбежать из этого нерадостного места. И в книге отзывов и предложений в инфекционке никто не напишет, что хочет прийти к ним снова, как в моем роддоме (Таисия работает в родильном отделении больницы №9. — Авт.). Коллегам на Канатной сейчас труднее всех. И не только от работы в защитных костюмах, а и от публикаций в сетях, где их хают бывшие пациенты. А ведь были и есть ситуации, когда больше нигде, никто и ни за какие деньги не возьмется за наше здоровье, кроме 21-й. Коронавирус просто добавился. Судьба посылает нам помощь руками этих замечательных людей. Я благодарна коллективу Канатки за свою семью, за опыт работы и пример отношения к пациентам.

Выстоять и победить

В борьбе с эпидемией мирового масштаба — это задача номер один. На данный момент в больнице №21 нет ни одного летального случая. Ибо здесь работают высококлассные специалисты и настоящие патриоты своей профессии.

— Конечно, условия важны, но еще важнее опытный персонал, оснащение больницы и медицинская помощь, — считает Николай Турчин, генеральный директор больницы №21. – Последние семь с половиной лет мы были в подчинении области, и все это время никто не обращал внимания на состояние нашего медучреждения. После того как год назад город забрал нас к себе, все кардинально изменилось. Прежде всего городские власти отремонтировали дороги на территории больницы и озеленили ее, убрали аварийные деревья – этого не делали десятилетиями. Город обеспечил нас необходимым оборудованием, в том числе аппаратами ИВЛ, средствами индивидуальной защиты и дезинфекции, всем, что помогает в борьбе с Covid-19.

Кстати, здание шестого отделения, о котором пишут в сетях, постройки 1935 года. Сейчас нет возможности вести там ремонтные работы, поскольку в боксах постоянно находятся пациенты. Наводят порядок, где это возможно. К примеру, отремонтировали палаты на трех этажах. В третьем отделении установили бойлеры, душевые, новую сантехнику, пленочные барьеры, лампы для кварцевания. В здании больницы появилась дезинфекционная станция, приобретенная за волонтерские средства.

Для коллектива больницы сейчас главное — спасти всех пациентов. С крышками будут разбираться после пандемии.

Ещё больше новостей после рекламного блока. Смотрите ниже 

Поделиться: