Один в хирургии — не воин: в Днепре 18 лет спасает жизни уникальный хирург

Юлия Бабенко
    -

Геннадий Пундик, врач отделения гнойно-септической хирургии 4-й городской больницы, практикует уже 18 лет. За это время он убедился, что заживление сложнейших ран на самом деле зависит не только от профессионализма и медицинских технологий. Доброе слово и чуткое отношение к пациентам порой не уступают лучшему лекарству, передает корреспондент «Наше Місто».

Погоны променял  на медицину

Гена с детства видел себя военным. Перед глазами был пример отца-летчика, который прошел Афганистан и другие горячие точки. В военных городках, где жила семья, в том числе на Дальнем Востоке и в Одесской области, построения, форма, ночные тревоги были делом привычным. Практически все мальчишки связывали свою дальнейшую судьбу с армией. Но после восьмого класса неожиданно для всех Гена выбрал медучилище.

— В роду у нас никогда не было медиков, поэтому такое решение в какой-то степени стало неожиданным и для меня самого, — признается Геннадий Николаевич. – Но за все эти годы я ни разу не пожалел о том, что гимнастерку и погоны, о которых так мечтал, променял на белый халат. Потому что и медик – профессия героическая. Мы постоянно находимся на передовой, где идет борьба за жизнь и здоровье людей. Как это важно, я слышал от отца. Да и мама всегда об этом много говорила – дедушка с бабушкой дружили с уникальным хирургом. Истории о том, какие он делал операции, я слушал с открытым ртом. Его даже приглашали на международные научные симпозиумы. Попасть туда во времена железного занавеса было весьма непросто.

Поскольку к моменту поступления Геннадий с мамой и сестрой переехали в Днепропетровск, поближе к родным местам, он поступил в медучилище на улице Героев Сталинграда. Фельдшерское отделение окончил без проблем, без особых трудностей поступил в мединститут. У него уже была практика работы в больницах. Да и конкурс относительно невысокий – в девя­ностые модно было заниматься биз­несом, а не людей лечить.

Геннадий влюбился в свое дело в шестнадцать лет. Трудовая у него появилась на первом курсе медучилища: после учебы он работал санитаром в приемном покое больницы скорой помощи, затем там же медбратом в третьей хирургии. Во время интернатуры его взяли в отделение травматологии больницы им. Мечникова.

— Смысл фразы «спасти пациента» я понял еще в студенческие годы, но по-настоящему пропустил ее через себя, когда начал практиковать самостоятельно, — говорит Геннадий Николаевич. — Более десяти лет отработал в отделении гнойно-септической хирургии третьей городской больницы, а когда в 2012 году его закрыли, перешел в четверку.

Нужна двойная отдача

Профессия хирурга – одна из самых сложных и эмоционально напряженных в медицине. Даже микроскопическая неточность врача во время операции может стоить пациенту жизни. О высочайшем профессионализме и навыках здесь говорить
не приходится.

Работа в отделении гнойно-септической хирургии требует двойной отдачи, поскольку проблемы, как правило, сопровождаются поражениями кости и ткани, инфекционными обо­стрениями внутренних органов и конечностей. Сюда привозят больных с осложненными варикозами, серьезным нарушением артериального кровотока, с гангренами, трофическими язвами. В таких ситуациях раздумывать особо некогда, поэтому две-три операции в день считаются минимумом. При этом важно, с кем ты работаешь и на чем.

— Главврач Константин Чебанов и заведующий отделением Юрий Малюк позаботились о высокотехнологичном оборудовании для обследования и лечения больных, — рассказывает Геннадий Николаевич. — Например, о допплерографии сосудов или ультразвуковом кавиторе, когда с помощью струи и звука рана становится стерильной, быстро заживает. Мы в отделении одними из первых освоили и успешно используем вакуумную терапию. Данный современный метод лечения ран считается наиболее прогрессивным не только в Украине, но и в мире. Технология позволяет ускорить заживление и значительно сокращает время пребывания пациента на больничной койке. Мой коллега Александр Беседин защитил по этой теме диссертацию и разработал новый метод лечения с подачей препаратов. Вакуумная терапия проводится после хирургической обработки раны и дает отличный результат при лечении трофических язв, диабетических поражениях стоп. Мы тесно сотрудничаем с сосудистыми хирургами, используем данные ангиографа. Потому что нарушения артериального кровотока оборачиваются проблемами нижних конечностей. Кто-то очень точно подметил, что один человек – в хирургии не воин. Мне с коллегами повезло. Все они — настоящие профессионалы и отличные люди.

Единственное, за что бывает обидно, когда пациенты сами доводят себя до критического состояния, до последнего тянут с посещением врача. Сознательность людей достаточно низкая, не уменьшается количество больных, поступающих в отделение ургентно, через скорую помощь, в ночное время. А ведь при раннем обращении многие проблемы можно было бы решить быстрее и не так радикально.

Вовремя по вопросам профилактики в основном обращаются только старые пациенты, которые уже на­учены горьким опытом. Не так давно спасали больного с сахарным диабетом, который так запустил стопу, что была реальная угроза ампутации. Ценой больших усилий основу стопы удалось сохранить, но пальцев он лишился. Причем человек с высшим образованием, что уж говорить об асоциальных больных. Можно только представить, в каком состоянии в отделение попадают люди, принимающие наркотики, с ВИЧ и гепатитом С.

Будете, как новенький

Чтобы подбодрить пациента, вселить в него надежду на успешное лечение и выздоровление, доктор Пундик старается найти нужные слова. Убедительную фразу: «Не волнуйтесь, проснетесь и будете, как новенький», — важно услышать перед операцией. Правильный настрой врача, его спокойствие и улыбка чрезвычайно важны. А еще во многих ситуациях нужны решительность, молниеносная реакция. Так было, когда Геннадий Николаевич оказывал медицинскую помощь активистам Майдана и раненым под Дебальцево.

Часто вспоминает он и тридцатилетнего парня, у которого на фоне диабета развилась глубокая флегмона обеих ног. Загнивание между костью и мышцами лечить крайне сложно, приходится делать большие разрезы по всей конечности. Но он вместе с коллегами сделал невозможное, чтобы двое детей не остались сиротами.

— Обидно, что увеличилось количество молодых людей с гнойной патологией, — говорит Геннадий Пундик. – Тридцатипятилетнему Роману ампутировали ногу из-за того, что гнойный артрит полностью разрушил коленный сустав. И хотя другую ногу мы спасли, гарантии, что она уцелеет в дальнейшем, дать никто не может — парень принимает инъекционные наркотики с двадцати лет.

Много в отделении пациентов среднего и преклонного возраста, которые к наркотикам отношения не имеют. Просто жизненные обстоятельства, как и ситуации, у всех разные. Как-то врач отработал последнюю перед отпуском смену, переоделся и пошел к выходу, но вернулся на зов медсестры. Когда забежал в палату, увидел, что у пожилого мужчины кровь из ноги бьет фонтаном. Времени на раздумья не было, зажал артерию пальцами, крикнул, чтобы готовили операционную. Ока­залось, артерию повредил прогнивший в бедре шунт.

И таких экстренных случаев немало, романтики у хирургов гнойных отделений нет. Но наш земляк ее все же находит. Настоящей отдушиной для него стала семья. Старается проводить все свободное время с женой Таисией, сыном Андреем, дочкой Леной и внучкой Вероникой. Любит порыбачить, хорошую книгу почитать, за грибами сходить, в кругу друзей посидеть. Простое человеческое счастье из этого и состоит.­

Поделиться: