Цыганское несчастье: краткая энциклопедия наркобизнеса Днепра

Валерий Мишин
    -

Редко у какого народа, кроме украинского, культура насколько переплетена с цыганской. У нас и «Табор уходит в небо», и «Цыган» всегда возвращается, и народный артист – вокалист с казацкой фамилией Сличенко. А кому из нас не позолотили ручку на вокзале и не нагадали сто лет жизни?

Цыганское несчастье: краткая энциклопедия наркобизнеса Днепра. Новости Днепра

Днепр-Днепропетровск-Екатеринос­лав по-своему уникален в этом пла­не. Оседлые представители древнего кочевого рода ромов в наших краях обосновались задолго до социалис­тической революции. Увы, не всегда это соседство приводило к положительным результатам. И тогда местный криминал приобретал особый, пою­щий и яркий колорит.

Цыганское несчастье: краткая энциклопедия наркобизнеса Днепра. Новости Днепра

Когда на Слободке начали строи­тельство храма Вознесения Господня (см. фото), цыган тоже приучали к тру­ду на благо церкви царской империи. По воспоминаниям старожилов-кра­еведов, осевшие таборы занимались в том числе производством и прода­жей стеганых одеял. Цыгане жили и на других участках столицы губернии, том же Амуре. В итоге вместе с горо­дом переживали они и Гражданскую войну, и две мировые. А уж как Гитлер их «любил», не стоит и вспоминать.

Редкая школа была без цыгана или цыганки, а на Слободке и подавно. Интересно, что некоторые фразы и слова из языка цыган глубоко вошли в лексикон горожан, и не только близ­ких к криминалу. Надо ли переводить, что такое «лавэ нанэ», когда денег нет?

Между тем цыганский язык очень похож на один из распространенных индийских диалектов. И зрители ки­нотеатра ДАРЗ-2 не раз удивлялись исполнению песен из кино уходящими после сеанса цыганками, упакован­ными в кольца, браслеты и серьги и подметающими улицы яркими «ка­пустными» нарядами. Чернявая мо­лодежь быстро запоминала и красиво воспроизводила тексты чуть ли не на санскрите. Впрочем, почему чернявая? Рассказывали о принцессе ромов – красавице со светлыми волосами и голубыми глазами!

Однако давно канули в Лету и сте­ганые одеяла, и брички. Церковь Воз­несения, как ни прискорбно, разру­шили и сравняли с землей. Но цыгане, пересевшие с коней на авто, остались. И есть их большие семьи хотели не меньше, чем представители коренных народов Приднепровья.

В конце 70-х — начале 80-х годов точками продажи опия для стражду­щих на Слободке было никого не уди­вить. Особо в этой торговле преуспели цыгане. Но в то время сбыт, так сказать, страдал от недостатка клиентов.

Все резко изменилось с появле­нием в свободном доступе зарубеж­ного – капиталистического! – кино в видеосалонах, где за рубль можно было узнать кучу способов быстрого обогащения незаконным способом. Наряду с торговлей людьми и ору­жием в бытовых и крупных размерах, это, естественно, наркобизнес.

В те годы марихуану (коноплю, то есть) в закрытом для иностранцев Днепропетровске продавали крайне редко – просто делились между собой начинающие наркоманы, ибо росло в округе этого добра валом.

Достаточно вспомнить гигантские плантации Павлоградского конопле­прома, на чьи поля чуть ли не весь «растаманский корпус» СССР съез­жался. Серьезная торговля началась с содержащих запрещенные алкалоиды таблеток (этаминал, седуксен, рела­ниум, реладорм и прочие) и растуще­го повсюду мака, высушенные головки которого в молотом виде использова­ли для производства отваров и инъек­ционного опия (ширки).

Цыганское несчастье: краткая энциклопедия наркобизнеса Днепра. Новости Днепра

Продажа – это уже какой-никакой ритуал, конспирация, при которой граждане тоталитарного государства соприкасались с чем-то запретным. И часто позволить себе такие отклоне­ния от общепринятых норм поведения могли только люди, мягко говоря, с достатком и репутацией выше сред­него. Знакомые с «травой» и героином после войны «афганцы» тоже не дре­мали. Правда, нередко в итоге «интел­лигентский» интерес пролетариев пе­рерастал в привыкание и постоянную жажду дозы. На этой почве критиче­ски вырос уровень преступности и… не сокращались доходы барыг.

Цыгане это понимали и использо­вали. В наркобизнесе затраты окупа­ются минимум в десять раз. Так поче­му бы не заняться таким прибыльным делом, когда дети учиться, а взрослые работать не хотят? Да и никогда особо не хотели.

Словом, перестройка Горбачева несла первые негативные плоды. При­чем за употребление по-прежнему строго наказывали. А уж за изготовле­ние и притон можно было легко зале­теть лет на десять в тюрьму.

Безусловно, жажда наживы и на­лаженные коррупционные связи по­беждали. И многие точки работали годами под крышей дядек на крутых тачках. Мафия ж бессмертна!

Поворот в сфере наркобизнеса произошел после появления давно ис­чезнувшего из аптек кристаллическо­го эфедрина. Произведенный из него наркотик в 90-е годы часто называли женским. Считалось, что после его употребления представительницы прекрасного пола быстро теряли волю и давали себе свободу, недвусмыс­ленные проявления которой они не раз наблюдали в видеосалонах или в гостях у купивших по блату видик дру­зей.

Особой же опасности, в отличие от опиума, в физическом плане эфе­дрин (джефф, болтушка, первый), как считали наркоманы и как рас­сказывали продавцы зелья, не представлял. Это если не учитывать большую нагрузку на сердце при пе­редозировках и неминуемый леталь­ный исход для ослабленных кризисом организмов.

А вот психовали «на кумаре» нар­команы сильно. Ради дозы шли на преступления. Так, один из стражду­щих возле гастронома среди бела дня снял четыре колеса с машины, прита­щил их в этот же магазин и продал. Потом с набитыми купонами (тогдаш­ние деньги) карманами перешел через дорогу, посетил «точку продаж» и при­лег под забором, где его, тепленького, и задержала милиция.

Звали этого чудака Вадим, — вспоминает ветеран МВД, бывший оперативник. – Когда пришли к нему домой, обнаружили притон. В резуль­тате улетел наш горе-герой на восемь лет туда, где кормят не очень хорошо.

Подобных случаев не было бы, если бы не доступность наркотиков и про­стота их изготовления. Восьми классов образования вполне хватало, чтобы смешать ингредиенты, знакомые с детства и имеющиеся в хозяйстве каж­дого советского человека, например, уксус или марганец.

Путем нехитрых кухонных опера­ций научились наркобароны и сами наркоманы получать эфедрин и из считавшихся безобидными сиропов и мазей, свободно продававшихся в ап­теках. Масштабы бедствия впечатля­ли. Торговали чуть ли ни через квартал от точки до точки!

Редко садились в тюрьму продав­цы, чаще потребители, если выжива­ли в гонке с убивающим зельем. Но наркобизнес жил и процветал. Пора­зительно, какая у него была крепкая «крыша».

Бывшие сыщики вспоминают, что в двух домах, расположенных непода­леку от перекрестка ул. Карла Либк­нехта (ныне Грушевского) и ХХII парт­съезда (Вознесенская), торговля шла почти круглосуточно. И ночью клиен­тов меньше не становилось.

Начальник отдела по борьбе с не­законным оборотом наркотиков «при­нимал» за раз микроавтобус с «торчка­ми», которых буквально выдергивали из очереди за кристаллами или другой дурью, между прочим, недешевой: грамм эфедрина обходился примерно в месячную зарплату, а использовался очень быстро.

Почему не закрывали незаконную торговлю? Вину было крайне трудно доказать. Как правило, наркотики и деньги проходили через руки несовер­шеннолетних (читай: неподсудных) цыганчат. И эта схема работала четко. Изъяли у ребенка? Да. Где он взял? На­шел, говорит… Что тут поделаешь?

Сами цыгане тоже страдали от это­го промысла. Так, 12-летняя(!) Г. влю­билась в наркомана по уши. Девчушка таскала ему эфедрин и сама подсела на кристаллы, начала колоться. Прак­тически неограниченный доступ к нар­котикам быстро свел ребенка в моги­лу.

Цыгане-торговцы исчезли из горо­да буквально в течение года. На рубе­же двух тысячелетий от разветвленной нелегальной сети правоохранителям удалось избавиться. Милиции, види­мо, порядком поднадоела не только статистика, но и беспредельная наг­лость барыг. Да и соседствующие с шалманами горожане были явно не в восторге. Тем более что многие уже начали строить на Слободке эдакий Беверли-Хиллз – первые дворцы в не­сколько этажей с бассейнами и лужай­ками в британском стиле.

В последние годы ромы снова ста­ли появляться на улицах областного центра. Хороший ли это знак? Возвра­щаются старые жильцы или приехали новые?

Читайте также:

Новая аллея на ж\м Парус: в Днепре появился пример благоустройства города

Под Днепром огонь уничтожил 500 квадратов ресторана (ФОТО, ВИДЕО)

Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Поделиться: