В Днепре ритуальные службы «вычищают» кошельки убитых горем горожан

Людмила Сергиенко
    -
В Днепре ритуальные службы "вычищают" кошельки убитых горем горожан. Новости Днепра

Смерть всегда приходит внезапно. Родным в состоянии аффекта от горя бывает сложно сосредоточиться и вспомнить, как правильно поступить, чтобы проводы в последний путь любимого человека не стали настоящей долговой ямой. Журналист «НМ» попытался разобраться в подводных камнях похоронного процесса.

За несколько дней до Нового года в семье Катерины (имена изменены) случилось горе – после продолжительной болезни умер папа. Это случилось вечером.

Мы растерялись, — вздыхает Катя. – Было больно и страшно, мозг отказывался работать. Кое-как собрав волю в кулак, я сказа­ла маме вызвать «скорую», а сама набрала подругу Надю, которая работает там фельдшером. Надя сказала, что констатируют факт смерти не вызванные врачи, а участковый полицейский. Нужно звонить патрульным, приедут они, а потом уже участковый. Бу­дут еще судмедэксперты, до их приезда трогать тело папы нельзя. Дальше подруга предложила мне дать контакт ритуальной службы, я согласилась. Это было странно, ведь много лет назад я решила для себя, что в случае смерти близких буду обращаться только в государственную контору, потому что там и услуги дешевле, и все законно.

В Днепре ритуальные службы "вычищают" кошельки убитых горем горожан. Новости Днепра

Тем не менее, Катя позвонила частникам, а маме сказала набрать полицию и сообщить о случившемся. Работница ритуальной фир­мы Инна перезвонила и четко рассказала, какие услуги они предоставляют. Учитывая, что опыта организации похорон у Кати ранее не было, она согла­силась на все и отключилась.

Не успела я успокоить плачущую маму, как в ворота постучали, — вспоминает Катя. – Я вышла на улицу, там стояла женщина. Скорбным голосом сказала, что знает о нашем горе и пришла помочь с похоронами. От возмущения я, кажется, пе­рестала дышать. Конечно, рань­ше я слышала, что работники службы звонили и предлагали свои услуги чуть ли не сразу. Но когда такое произошло у моих ворот, это было странно и ци­нично.

Лена, так представилась ра­ботница второй ритуальной службы, предложила Кате тот же набор услуг, что и Инна. Цены озвучила примерно такие же, но разбираться в прайсе Катя не стала: она уже догово­рилась с другой фирмой, а вни­кать в нюансы не было ни сил, ни желания.

Об этом я сказала Лене, — говорит девушка. – Скорбный голос женщины тут же сменился строгим. Спросила, в какую фир­му мы обратились за помощью. Я ответила, что к конкурентам. Лена буквально выпрашивала название той фирмы. Меня эта ситуация начала раздражать, и я сказала, что не хочу больше разговаривать на эту тему.

Мы спросили у правоохра­нителей и врачей, откуда кон­торы узнают о смерти людей и номера телефонов их родствен­ников. Анонимно нам рассказа­ли, что информацию передают сами по договоренности с од­ной из фирм. За каждый звонок о новом умершем информатор получает около 500 гривен.

Пришедший участковый рассказал Кате, что в ту ночь на подконтрольной ему территории умерли девять человек. Несложно подсчитать, сколько за смену мог заработать опе­ратор-правоохранитель, при­нимающий звонки, если по его наводке родственники всех умерших обратились в догово­ренную фирму.

Катя снова созвонилась с Ин­ной, оператором первой риту­альной фирмы.

Мне сказали, что могу за­казать санитара, чтобы он по­мыл и одел папу, гроб и все в него, крест, бригаду и транспорт – катафалк и дополнительно автобус, — говорит Катя. – При надобности можно заказать услуги отпевания батюшкой лю­бой конфессии и направления. За мои деньги любой каприз! От меня требовалось только выбрать гроб, венки и приду­мать надписи на ленты. Очень странно думать о текстах на вен­ки, когда всего час назад умер твой родной человек.

Инна просчитала стоимость предстоящих похорон. Ката­фалк и дополнительный автобус стоили по 800 гривен, выездная бригада, которая выносит гроб и опускает его в могилу – 1080, услуги санитара – 400. Гроб — 1610 гривен, крест – 490, венки по 180, ленты к венкам – по 80. Общая сумма составила 9710 гривен. Предстояло еще зака­зать поминальный обед в кафе и поехать на кладбище догово­риться о могиле.

Женщина сказала, что мы не можем похоронить папу на закрытом кладбище, если там не похоронены родственники, — рассказывает Катя. – Нужно было искать новое место. Под­ходящие есть на правом бере­гу и на левом — по Передовой, Петрозаводской. Нам сказали, что почти на всех кладбищах ле­вобережья главный некто Вик­тор, и обращаться с вопросом о захоронении нужно именно к нему.

Утром следующего дня, пока участковый писал документ о смерти, а санитары готовили тело к захоронению, девушка поехала на кладбище. Выбрала то, что на улице Петрозавод­ской, недалеко от их дачного участка.

В Днепре ритуальные службы "вычищают" кошельки убитых горем горожан. Новости Днепра

Виктор сразу озвучил цену — 5 тысяч гривен за могилу и еще 750, чтобы ее выкопать. За отведенное рядом место, где со временем можно было бы похоронить родственника, по­просил еще пять тысяч. Оплата производилась наличкой, без возможности рассрочки и без единого документа.

Несмотря на то, что я опла­тила второе место, в будущем за подзахоронение придется еще платить, — говорит Катя. – Я спросила Виктора, как он запо­мнит, что рядом с могилой папы никого не нужно хоронить. Он ответил, что работники времен­но огородят место колышками, а потом можно поставить оградку по 640 гривен за погонный метр.

Это предложение насторожи­ло, ведь с 2018 года в Днепре действует распоряжение горсо­вета, согласно которому ставить на кладбищах оградки и столы запрещается.

В Днепре ритуальные службы "вычищают" кошельки убитых горем горожан. Новости Днепра

За комментарием мы обра­тились в КП «Ритуальные услу­ги». Это городское предприятие занимается захоронением, но услуги свои не навязывает, как это делают частные фирмы.

Оградки сейчас действи­тельно не ставят, — рассказал Александр Тюменцев, директор КП. – Можно только скамеечки. Это инициатива заместителя го­родского головы Михаила Лы­сенко. Чтобы оградки не мешали проходу между могилами. Бу­дем убирать те, которые появи­лись после 2018 года. Останутся только установленные раньше. На Запорожском кладбище в прошлом году убрали оградки с 16 могил – была целая мани­фестация против этого, но закон есть закон. А вот на Краснополь­ском изначально не было ни од­ной оградки. Оно чистое.

Спросили мы его и о цене мо­гилы.

Земля для горожан цены не имеет, — ответил Александр Тюменцев. — То есть за место платить не нужно, только за ра­боту по выкапыванию ямы. На открытом кладбище это стоит 1403 гривни. На полузакрытом или закрытом в 2—2,5 раза до­роже из-за того, что может пона­добиться разобрать плитку или временно убрать мешающий памятник. Бывает, нужно убрать дерево и выкорчевать корни. По закону, подготовить яму мы до­лжны в течение 24 часов.

Озвученная стоимость уди­вила. Так же, как и другие рас­ценки на услуги захоронения. Согласно прайсу коммунально­го предприятия, гроб стоит 416 гривен, подушка 50,7 гривни, крест – 169, венок – 78,91, лен­та с надписью – 28,75, услуги выездной бригады – 580, опу­скание гроба в могилу проводят работники кладбища, катафалк – 277,75 гривни.

Да, цифры, которые озву­чивают чепэшники, зашкалива­ют, — говорит директор КП. — Но когда возникает вопрос поста­вить их в рамки, они тут же об­ращаются в Антимонопольный комитет. И на этом все заканчи­вается. Захоронение по прайсу частников очень дорогое. Есть стоимость работы за копку ямы, на которую они делают нацен­ку в 300—400 процентов. Вся калькуляция ложится на род­ственников умершего. Сами же частные компании представля­ются городскими ритуальными службами. Когда спрашиваешь, какое они имеют право так себя называть, ответ прост: «Ну мы же не сельские. Вы – государ­ственная городская ритуальная служба, а мы – просто город­ская».

В итоге горожане путаются, вместо коммунального пред­приятия обращаются к частни­кам и платят огромные деньги. А когда первый шок проходит, начинаются вопросы, почему так много взяли. «Я не обвиняю чепэшников, многие работают качественно, на совесть. Иногда проявляют участие и хоронят по­чти бесплатно – понимают, что будет клиент, с которого можно взять деньги», — комментирует Тюменцев.

В Днепре ритуальные службы "вычищают" кошельки убитых горем горожан. Новости Днепра

Каждый месяц в городе уми­рают от 1200 до 1500 человек. Половину из них хоронит ком­мунальное предприятие «Ри­туальные услуги». Остальных – частные фирмы, которых на данный момент аж 114.

Сейчас на балансе КП «Ритуальные услу­ги» состоят 35 кладбищ. Еще 20 находятся в переходном состоянии. Раньше эти кладбища были на балансе коммунхозов райисполко­мов. По решению горисполкома, кладбища пе­редаются на баланс КП «Ритуальная служба». Я вышел с такой инициативой, чтобы не было произвола разных Викторов. Если человек хо­чет похоронить родственника на кладбище, находящемся на балансе КП, ему уже не смогут навязать дорогостоящие услуги. А чтобы при­нять кладбища на баланс, должна быть бухгал­терская учетность: сколько забора, территории и так далее. Поэтому мы создаем комиссию, которая оценивает балансовую стоимость, на основании которой я могу принять объект на баланс. А пока мы это делаем – частники ра­ботают, — рассказал Александр Тюменцев, директор КП «Ритуальные услуги»

НаименованиеЧастная фирма, грнКоммунальное предприятие, грн
ГробОт 800 до 3000416
Подушка с покрывалом380Подушка – 50,70
Крест490169
Табличка16063,02
Венок25078,91
Лента с надписью8028,75
Услуги санитара400580
Бригада сопровождения1080Проводит работник кладбища бесплатно
Транспорт800277,75
Место на кладбище5000Бесплатно для горожан
Копка могилы7501403

С частными компаниями (контрагентами) коммуналь­ное предприятие работает на основании типового договора. В нем прописано, чем зани­мается частник, — оказанием ритуальных услуг, перевозкой покойников, установкой над­гробных памятников или всем сразу.

В Днепре ритуальные службы "вычищают" кошельки убитых горем горожан. Новости Днепра

В прошлом году я ужесто­чил этот договор, — говорит Александр Тюменцев. — Раньше мертвых перевозили в обычных «Спринтерах» или «ГАЗелях». Грубо говоря, утром в них во­зили трупы, вечером – карто­шку. Теперь, чтобы продлить договор, контрагент должен предоставить техпаспорт ав­тотранспортного средства, в котором в особых пометках стоит печать «Поховальний транспорт». Кроме того, мно­гие возят умерших в грузовых микроавтобусах, кое-как пере­делывая их. С этого года еще больше ужесточу требования. В службах будет работать толь­ко пассажирский транспорт – никаких грузовиков. То есть на территорию Украины авто­мобиль должен заехать пас­сажирским транспортом, а это невыгодно. Проходя таможню, за грузовой не платят акциз, а за пассажирский нужно запла­тить 3-4тысячи евро.

Кроме того, уже действует дополнение по санобработке автомобиля. До этого ни у од­ной компании не было догово­ров с Госпотребслужбой либо любой частной компанией о санобработке салона транспор­та. Это обязательная процедура – после каждого умершего са­лон нужно обрабатывать реа­гентами. Процесс похож на оп­рыскивание огорода.

Еще одно требование — во­дители катафалков должны иметь категорию Д и быть тру­доустроенными.

В бюджете города преду­смотрены деньги для захоронения безродных. Каждый год проходит тендер на эту услугу. «Ритуальная служба» участвует в нем на общих основаниях и условиях и всегда выигрывает. Частные фирмы не хотят этим заниматься. Невыгодно.

На захоронение таких людей выделяется 714 гривен, — гово­рит Александр. – По закону, по­сле смерти государство обязано выплатить две пенсии родственни­кам или тем, кто хоронил человека. Например, умирает одинокая бабушка, приехали врач и полиция, следственная бригада. Составили все необходимые документы. Свидетельство о смерти имеет право получить любой человек, не только родственник. С этим свидетельством он получает в собесе две минимальные пенсии умершей.

7 тысяч гривен стоит кремирование в Харьковском крематории. В эту сумму входит сама услуга и транспорт.

Проектная документация по днепровскому крематорию уже доработана. К сентябрю 2020 года в нашем городе появится этот важный объект. Располагаться он будет на улице Яснополянской, недалеко от кладбища на Запорожском шоссе.

В стоимость проекта заложено и обслуживание – очень доро­гие фильтрующие элементы, — говорит Александр Тюменцев. – Си­стема сжигания тел не такая, как раньше – не будет черного плохо пахнущего дыма. Печь в современном крематории раздувается с помощью потока воздуха, все оседает в специальных жидкостных фильтрах. Когда капсула заполняется, ее снимают и ставят новую. В использованном фильтре содержится много ценных веществ, пото­му их утилизируют не сразу, а после переработки.

Читайте также:

Не мог собрать денег на кефир: клуб смешанных единоборств помог 93-х летнему дедушке из Днепра (видео)

Распустились среди зимы: в днепровском ботсаду появились невероятные цветы

Днепропетровскую область косит грипп: люди заражаются тысячами

Закончилась регистрация на пробное ВНО: самый популярный предмет среди абитуриентов

В Днепре каждый день грабят машины: как уберечь себя от воров

Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Поделиться: