У них глаза на затылке: днепряне вспоминают своих первых учителей

У них глаза на затылке: днепряне вспоминают своих первых учителей. Новости Днепра

Одним десять школьных лет запомнились как довольно беззаботное время обретения знаний. Другим не очень везло со школой и коллективом, они стараются забыть это десятилетие как страшный сон. Но и те, и другие, никогда не сотрут из памяти один из самых волнительных моментов в жизни. Это когда ты с дрожащими коленками и огромным букетом цветов за руку с неизвестным мальчиком (или девочкой) заходил в класс и видел ее – свою первую учительницу. В далекие 60—70-е первоклашки не были столь продвинуты, как сейчас. На учителей, особенно первых, смотрели, как на божество.

К примеру, все мои тридцать пять одноклассников свято верили, что у Раисы Федоровны, нашей первой учительницы, есть на затылке глаза. Когда мы начинали шалить или разговаривать на уроке, она часто говорила: «Я все вижу. У меня глаза на затылке». Мы же принимали все за чистую монету, пока родители дома не объяснили, что это – фигура речи. Сегодня мы решили окунуться в такие же приятные воспоминания и попросили известных днепрян рассказать о своей первой учительнице.

Своя «пятерка» с минусом

У них глаза на затылке: днепряне вспоминают своих первых учителей. Новости Днепра

Григорий Гельфер, председатель художественного совета при Днепровском городском совете:

— Так получилось, что вся моя жизнь связана с одной школой – 71-й в Днепре. Там я учился, а сейчас моя жена Наталья Демина – ее директор, так что учительница у меня всегда рядом. А вот самой первой была Маина Степановна Полякова, строгая и мудрая, вспоминаю ее с большой теплотой. Помню такой эпизод. В конце каждой недели нам выставлялась оценка за поведение. И однажды Маина Степановна сказала: «Сегодня можете сами поставить себе оценку, а я распишусь». Я, конечно, понимал, что в течение недели накосячил, но впереди выходные, папа обещал взять меня на рыбалку, если поведение будет хорошим… В общем, я рискнул и поставил себе «пятерку» с длиннющим минусом на пол страницы. И Маина Степановна это дело подмахнула!

Не под одну гребенку

У них глаза на затылке: днепряне вспоминают своих первых учителей. Новости Днепра

Виктория Нарижная, литературовед, арт-директор книжного фестиваля Book Space:

— Мою первую учительницу в днепровской СШ №22 звали Людмила Ивановна. Тогда, в на- чале 90-х, она уже была пожилая женщина, участница Второй мировой войны. Не скажу, что ласковая, но к детям относилась с уважением, что было редким качеством. Людмила Ивановна никогда не кричала, не поднимала руку на детей. Однако всех она оценивала по каким-то своим внутренним критериям, не проявляя при этом внутренних симпатий или антипатий. Нужно сказать, я была очень развитым ребенком – маме вообще предлагали отдать меня сразу в третий класс, поскольку в школу я шла уже умея считать, писать и читать. Но мама побоялась, что старшие дети будут меня обижать, поскольку я росла довольно замкнутым ребенком. В результате пока мои одноклассники на перемене гонялись друг за другом по коридору, я читала в уголке романы Дюма. Периодически Людмила Ивановна говорила моей маме: «Может быть, Вика немножко поболеет дома, а?» На что та отвечала: «Конечно, если вы считаете, что пора…» При этом мама меня аккуратно обманывала, изображая беспокойство: мол, что-то ты горячая, оставайся дома… И я наконец-то могла спокойно, сидя на диване, читать любимые книжки – благодаря Людмиле Ивановне, которая мне сочувствовала. Ведь, к сожалению, тогда еще образование причесывало всех под одну гребенку…

Черно-белые впечатления

У них глаза на затылке: днепряне вспоминают своих первых учителей. Новости Днепра

Николай Несправа, настоятель храма в честь иконы Божией Матери «Иверская»:

— От школы у меня остались черно-белые впечатления. Была учительница, которая очень повлияла на мою жизнь и становление. Это преподаватель литературы и классный руководитель Людмила Ивановна Моргун. Профессионал с большой буквы, для меня она была вторым Макаренко. Строгая, но очень справедливая. Она наказывала, но ее наказания не вызывали нелюбовь и обиду. Детей она никогда не оскорбляла и не унижала. Людмила Ивановна открыла нам мир литературы – очень увлекательно и с любовью вела уроки. Была еще одна учительница (ее имя называть не хочу) – абсолютный антагонизм. Запомнил один случай. Она задала домашнее задание и на следующий день, когда проверяла его, начала оскорблять и обзывать ребят. Подняла из-за парты одного мальчика и сказала ему: «Ты не сделал домашнее задание! И вообще твоя дурость написана у тебя на лице. Это наследственность — быть дураком. Где работают твои родители?» Плачущий мальчик выдавил из себя: «В обкоме». Учительница позеленела. Еле дошла до стула, села и опустила голову. Мы думали, у нее будет сердечный приступ. Она закатила глаза и спросила: «Кем они там работают?» Папа мальчика был там водителем. Учитель аж выдохнула. Сейчас я и сам занимаюсь педагогической деятельностью, но никогда не ставлю «двойки» ученикам, стараюсь даже намеком не обидеть и не оскорбить, ведь у меня есть пример черного и белого из детства. Педагога раньше называли путеводителем. Он охранял, помогал и был другом, вел за руку. Я отношусь к своим черным и белым педагогам с огромной благодарностью.

Прощалися зі сльозами

У них глаза на затылке: днепряне вспоминают своих первых учителей. Новости Днепра

Ольга Василенко, економіст:

— Я дуже добре пам’ятаю свою першу вчительку Зою Василівну Дришлюк. Для кожної дитини перший клас — це стрес і випробування. Маленькі і розгублені, вони хочуть до мами і не можуть звикнути, що тепер будуть правила та режим. Але для кожного із 26 учнів 1-Б класу СШ №46 вона стала другою мамою. Зоя Василівна жодного разу не підвищила голос, не виказала суму чи роздратування. В неї завжди знаходилися потрібні слова, вона могла допомогти у будь-якій ситуації, вигадувала цікаві методи навчання, свята, спілкувалася з батьками. Це була епоха без соцмереж і мобільних телефонів, але вчителька завжди знала, чим живе кожен її учень! Саме завдяки їй у нас був дуже веселий та дружний клас. Прощалися з нею, коли йшли в старшу школу, зі сльозами. Я й досі згадую Зою Василівну та початкову школу з теплотою. Сподіваюсь, що у моїх дітей буде схожий вчитель, який дійсно любить свою непросту роботу.

Не отбили охоту к школе

У них глаза на затылке: днепряне вспоминают своих первых учителей. Новости Днепра

Максим Кавун, эксперт по истории города, кандидат исторических наук, заведующий отделом Днепропетровского национального исторического музея имени Д. И. Яворницкого:

У них глаза на затылке: днепряне вспоминают своих первых учителей. Новости Днепра

— Учился я в сложное десятилетие: начинал в 85-м, в эпоху горбачевской перестройки, а закончил уже в лихие девяностые. Учителя видели мое стремление к знаниям, создавали условия, помогали, как говорится, не отбили охоту к школе. Я был круглым отличником. С теплотой и благодарностью вспоминаю своих первых учителей в средней школе №10 – классного руководителя Ольгу Васильевну Яценко и учителя продленного дня Галину Архиповну Берберян. А как можно забыть учителя русского языка и литературы Маину Семеновну Штейнблат, ветерана образования, с легкой руки которой я прочитал четыре тома «Войны и мира», почти всего Достоевского, Маяковского и других? Благодаря учителю истории Михаилу Никифоровичу Рогову я понял и полюбил этот предмет. Учитель химии Ирина Николаевна Фурманская помогла освоить химию, совсем не гуманитарный предмет. А я как раз чистый гуманитарий. Спустя годы сам стал учителем, много лет преподавал в ДНУ, теперь читаю лекции и провожу экскурсии.

Відповідальний за погоду і дзвінок

У них глаза на затылке: днепряне вспоминают своих первых учителей. Новости Днепра

Валерій Дрешпак, професор Університету митної справи та фінансів, доктор наук з державного управління:

— У Галини Іванівни Ткаченко, якщо не помиляюся, ми були останнім випуском початкової школи. Вона вчила нас з першого по третій клас, і особисто для мене цей період згадується лише як щось комфортне, тихе, спокійне. Не пам’ятаю якихось особливих конфліктів чи проблем, пов’язаних із навчанням. Можливо, саме в тому і була майстерність досвідченого педагога, щоб навчати школяриків якось непомітно, без зайвого напруження. Про Галину Іванівну говорили як про таку собі акуратистку – вона любила, щоб учні були охайненькими, «світленькими». Так, хлопчики мали щодня ходити у білих сорочках, а на піджаки нам пришивали біленькі комірці. Тільки згодом прийшло розуміння, яких турбот вартувала ця наша щоденна «світлість» і акуратність матусям. А от що саме мені запам’яталося, так це неординарні доручення від Галини Іванівни. Не знаю, чим це було обумовлено, але наш перший дзвінок у першому класі на шкільній лінійці давав саме я. Чи знає ще історія Личківської середньої школи такі випадки, невідомо, але потім у цій ролі я бачив лише дівчаток з білими бантиками. Це був стрес – мені без будь-якої підготовки дали великий мідний дзвінок і наказали дзвонити. Нормально це зробити у принципі складно – потім у старших класах я експериментував. Плюс мене підхопили й підняли на висоту, і тут невідомо, що було головніше – задзвонити чи не впасти. А потім я був відповідальним за погоду – вів стенд синоптичних спостережень у класі. Тут, очевидно, зіграв роль мій високий зріст. Адже для виконання доручення треба було, стоячи на парті, намалювати на стенді сонечко чи хмаринку та деревце, яке стоїть рівно чи гнеться од вітру. А от до редколегії класної стіннівки, куди так хотілося, мене не взяли, бо мій талант художника закінчувався на сонечках. Галина Іванівна про це, звісно, добре знала…

Чи великі вожді?

У них глаза на затылке: днепряне вспоминают своих первых учителей. Новости Днепра

Валентина Литвиненко, заступник редактора газети «Естафета», вісника для осіб з інвалідністю:

— Першого вересня 1955 року я чекала, як найбільшого свята. Моя старша сестричка Софійка вже перейшла до четвертого класу, і я передивилася всі її підручники, бібліотечні книжечки. Читати я почала рано й знала всі вірші, які задавали сестрі. Мама зшила мені торбинку для зошитів та новенького букваря, дала ручку з гострим металевим пером і чорнильницю. Удвох із Софійкою ми простували запилюженим шляхом до Зеленогайської початкової школи на Покровщині. Я у байковій кофтинці і квітчастій спідничці з сатину, який набирали для наволочок. Було весело, я йшла, підстрибуючи, і анітрохи не хвилювалась за свою зовнішність. А варто було… Тільки-но переступили поріг сільської хати, яку називали школою, бо у ній стояли справжні парти, як діти почали сміятися і тикати в мене пальцями. Я запитливо глянула на сестричку. Та знизала плечима: — Так ти ж лиса, а всі дівчата з косами! Ой, правда! Мене ж хрещений батько підстриг під «нулівку»! Машинка так смішно лоскотала і підскубувала волосся, я зовсім не переймалась втратою кіс. Мене запевнили, що волосся стане ще густішим. — І немає нічого смішного, — переконувала я насмішників, — коси швидко відростуть! Саме тоді обізвалась на мій захист красива привітна жінка з викладеними на голові косами у строгій сукні з гострими плечиками: — Підходь сюди, Валюсю. А ви всі замовкніть! Сидітимеш за першою партою і обов’язково станеш відмінницею. Вона, моя перша вчителька, Марія Антонівна Садова, ніби запрограмувала мене на успіх, я дійсно навчалася добре. Відповідала на уроках дзвінко і впевнено, часом аж занадто правильно: — Вчитись, вчитись і вчитись, як заповідав великий Ленін! Вчителька нахилилась до мене і дуже тихо спитала: — А ти його міряла, який він великий? Я ледь не заплакала: — Бо він – вождь, а вожді дуже великі… Вчителька погладила мене по голові, і чомусь це запам’яталося на все життя. Наш хутірець Зелений Гай існує і досі. Збереглася й будівля школи. Вчительку я згадую із вдячністю.

Добрая и строгая, как мама

У них глаза на затылке: днепряне вспоминают своих первых учителей. Новости Днепра

Виталий Дубиль, председатель областного профсоюзного объединения:

— Глубокий смысл фразы: «Все начинается с первого звонка» понимаешь только после того, как заканчиваешь школу. И с благодарностью вспоминаешь тех, кто дал тебе путевку в жизнь. Для меня это, конечно же, родители и первая учительница в одной из десятилеток на Черниговщине. В сельской местности отношения между людьми и к людям особенные, поэтому для Веры Трофимовны Компаниец было главным воспитывать нас добрыми и внимательными по отношению друг к другу. Учила подставлять плечо товарищу, трудолюбию, ответственности даже в мелочах. Те же домашние задания я всегда старался сделать сразу после школы, не оттягивая до того момента, когда отключат свет, чтобы списать «не успел» на уважительную причину. И сама Вера Трофимовна, естественно, обладала всеми этими качествами, во всем подавала нам пример. Ее похвала была даже лучше «пятерки» в дневнике. Поскольку я всегда сидел на первой парте, приятно, что первым оказывался в центре внимания учительницы – она замечала буквально все: как пишу, читаю, спину держу. Не обделены в этом плане были и 29 моих одноклассников. Все, с кем приходилось и приходится общаться спустя годы, всегда вспоминают Веру Трофимовну с особой теплотой – добрую и строгую одновременно, как мама. Когда в начале жизненного старта встречаешь именного такого человека, марафон длиной в десятилетия и множественными препятствиями преодолевать намного легче и результативней.

Над материалом работали: Дарина СУХОНОС, Маша МАТЮШКИНА, Юлия БАБЕНКО, Таисия КУЗЬМЕНКО, Юлианна КОКОШКО, Елена МИСНИК.

Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Поделиться:

Читайте также: