Украинец в судьбе Вселенского Патриархата

Высота величия ортодоксального (правдивого) христианства, то есть православия времен Византийской империи, и глубина, и масштаб унижения Константинопольской церкви в последующие века являются единицами измерения всей драматичности ее жизни как Церкви-матери для украинского православия. Именно благодаря ей как животворному источнику украинское христианское государство Киевской эпохи обрело могущество и вошло в пространство европейской цивилизации. Однако драматичность не обошла и судьбу самого Киева, православная церковь которого была варварски — коварно и насильственно — исключена из канонической территории Константинополя.

Во времена вновь возрожденного украинского государства, которое является природным преемником Руси-Украины времен ее крещения, украинскому гражданину и украинскому христианину посчастливилось приобщиться к восстановлению в правах Вселенского патриарха, Его Святости Варфоломея I, и к утверждению справедливости относительно самого Вселенского патриархата. Благодаря стараниям, в частности, и нашего соотечественника Сергея Головатого удалось преодолеть дискриминационное положение Вселенского патриархата в Константинополе (Стамбуле), в которое несколько десятилетий назад его поставило Турецкое государство. Возглавив Мониторинговый комитет ПАСЕ в 2008 году, Сергей Головатый инициировал изучение и рассмотрение вопроса отношения Турции к немусульманским религиозным объединениям — в частности, Вселенскому патриархату, и лично много работал ради положительного решения проблемы. На сегодняшний день уже многое достигнуто. Результаты очерчивают перспективу возвращения украинского православия в лоно материнской церкви в Константинополе!

Учитывая значимость темы, газета «День» обратилась к Сергею Головатому с просьбой поделиться информацией об этом процессе.

«С благодарностью за проявленную заинтересованность я возвращаюсь к этой истории. Чувствую, что во внутренней политике свою миссию уже выполнил. (Сергей Головатый был одним из авторов окончательного текста Декларации о государственном суверенитете Украины, собственноручно дорабатывал текст Акта провозглашения независимости Украины, автор идеи Конституционного договора и формулы статьи 10 Конституции Украины относительно статуса языков, реформатор в целом юридической и, в частности, судебной систем). Но особенно счастлив, что мне судьба даровала случай стать полезным в этом праведном деле.

В январе 2008 года меня избрали председателем Мониторингового комитета ПАСЕ. Поэтому как председатель — я автоматически стал докладчиком из стран, пребывающих в состоянии постмониторингового диалога. Конкретно я стал докладчиком относительно Турции, Болгарии и Македонии. Вскоре посетил эти страны. В Турции побывал 24-26 ноября 2008 года. В рамках визита встретился с председателями Конституционного и Верховного судов, турецкой делегации в Совете Европы, генпрокурором, лидерами политических партий, присутствующих в парламенте, министром юстиции, министром иностранных дел. А также главами церквей — теми, которых называют «немусульманские меньшинства» — в частности, епископом Армянской церкви, главным раввином евреев Турции, Его Святостью Вселенским патриархом Варфоломеем I. Выяснилось, что у всех у них большие проблемы с турецкой властью. Больше всего их у Вселенского патриархата. Все недоразумения и неурядицы свелись к четырем главным проблемам:

1. Турецкая власть не предоставляет статус юридического лица церквам, которых она называет «non-muslim minorities/немусульманские меньшинства». А если нет юридического статуса, то, соответственно, это создает невероятные трудности для существования и функционирования немусульманских религий. Возьмем хотя бы вопрос собственности.

2. Турецкое государство не признало за Его Святостью Варфоломеем I статус Вселенского патриарха. Как результат — решением Верховного суда Турции, упоминая патриарха, в официальном общении запрещено употреблять этот титул. Вместо этого его называли всего лишь епископом греческого православного меньшинства.

3. В результате переворота 1971 года к власти в Турции пришли военные. Они конфисковали все имущество в тех церквях, которые называются «non-muslim minorities/немусульманские меньшинства». В том числе и у греческого меньшинства, а, соответственно, Вселенского патриархата. В частности, многие здания, а главное — сиротинец на острове Буюкада… Но ведь частная собственность для каждого — это источник существования.

4. Была закрыта духовная семинария в греческом православном монастыре Халки на острове Хейбелиада (возле Стамбула), которую турецкая власть не открывала, ссылаясь на Лозаннский договор 1932 года, заключенный между тогда Республикой Турция и Британской империей, Францией, Италией, Японией, Грецией, Румынией, Сербо-Хорватско-Словенским государством, где речь шла о том, что Патриарх остается в Константинополе, но не имеет экуменического статуса. Кроме того, по этому договору епископом Греческой или, как ее еще называют, Константинопольской православной церкви может стать только этнический грек, имеющий турецкое гражданство. Греческое православное меньшинство в Турции насчитывает около 2 500 человек. Среди них должен найтись тот, кто мог бы быть освящен на епископа. Вопрос открытия этой семинарии стал вопросом выживания греческого православного духовенства в Турции. Ведь если нет семинарии, то некого рукополагать… Фактически было сделано все, чтобы у Его Святости Варфоломея I не было преемника…

В нашем разговоре Святейший говорил, в частности, о том, что, возможно, турецкая власть позаимствует опыт Египта. Там ситуация была такая же относительно рукоположения епископа Александрийской православной церкви. Впрочем, впоследствии правительство страны пошло на то, что в случае рукоположения на епископа этой церкви не гражданина Египта ему автоматически предоставят гражданство.

По приезду из Турции я подготовил доклад, на основе которого ПАСЕ должна была принять резолюцию. В своем докладе я выделил все те вопросы, которые Святейший поднял во время нашей встречи, направив их к обязательному положительному решению турецкой властью. А для того, чтобы подкрепить позицию Мониторингового комитета, предложил обратиться к Венецианской комиссии — независимому авторитетному органу Совета Европы, — чтобы было заключение относительно статуса религиозных общин в Турции. Это заключение признается и Евросоюзом, куда так стремятся турки.

После продолжительной работы, сложных переговоров и несмотря на противодействие турецкой делегации парламентариев мое предложение приняли, и Комитет подал запрос в Венецианскую комиссию.

Важный момент. После нашей встречи со Святейшим мне удалось раздобыть весьма интересную справку из российских источников. Там речь идет о том, что российская власть не удовлетворена поддержкой Евросоюзом Вселенского патриархата: «Взамен этой преданности Константинопольский патриархат надеется добиться от ЕС, во-первых, признания того, что он является международной организацией, представляющей всю Православную церковь в Европе, а во-вторых, улучшения своего юридического положения в Турции». Кроме того: «Главной поддержкой Константинопольского патриархата в мире является римо-католическая церковь, которая на Константинополь проецирует свое собственное видение первенства во Вселенской церкви и считает его, следовательно, неким православным «Ватиканом». А Константинополь очень надеется на поддержку Ватикана в борьбе за Украину».

Мои полномочия председателя Комитета закончились в январе 2010-го. Сейчас заключительный доклад готовит новый докладчик по Турции, сенатор французского парламента мадам Дюрье, которая продолжает решать поднятые мной вопросы. А что касается заключения Венецианской комиссии, то оно поступило в марте 2010 года. В нем, в частности, говорилось:

— турецкая юридическая система не обеспечивает немусульманским религиозным объединениям юридический статус. Это расценивается как вмешательство в права этих общин, что противоречит статьям 9 и 11 Европейской конвенции прав человека;

— ни один светский суд не имеет никакой юрисдикции относительно того, является ли религиозный лидер экуменическим, то есть вселенским, или нет. А потому решение Верховного суда Турции от 2007 года — это прямое вмешательство в свободу религии, что противоречит статье 9 Европейской конвенции прав человека;

— турецкая власть должна найти путь для того, чтобы изменить национальное законодательство таким образом, чтобы обеспечить непрерывность существования Патриархата в Константинополе».

И вот уже в прошлом году в сентябре состоялась неофициальная встреча премьер-министра Турции со Вселенским патриархом. Премьер заверил, что они выполнят все четыре очерченных пункта. И это уже сделано: статус Его Святости Варфоломея I как Вселенского патриарха турецким государством признан, статус юридического лица Патриархату предоставлен, здание сиротинца возвращено. Так, на сегодняшний день еще остается закрытая семинария. Однако совсем недавно стало известно о решении турецкой власти открыть бывшую семинарию Халки. И уже 12 греческих православных священнослужителей в ней учатся. Это значит, что один из них может быть избран как преемник на синоде.

Для Украины это имеет животворное значение. Ибо сохраняет за украинским православием перспективу возвращения в лоно материнской церкви в Константинополе, а, следовательно — осуществления мечты о единой украинской Поместной церкви киевской традиции!

Поделиться:
Добавить комментарий
Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте также: