Звуки музыки Днепра: учимся или мучаемся?

Звуки музыки Днепра: учимся или мучаемся. Новости Днепра

Девочка из интеллигентной семьи должна учиться в музыкальной школе — эта советская традиция жива в украинском образовании до сих пор. Иногда, правда, в ряды юных музыкантов попадают и мальчики, кстати, именно они в итоге чаще, чем девочки, становятся не просто профессиональными, а знаменитыми музыкантами. Правда, в последнее время мужчины тоже крепко задумались над тем, стоит ли идти в дирижеры и оркестранты, потратив на обучение лет 15, если прокормить семью на полагающуюся в итоге зарплату очень сложно. Словом, музыкальное образование обычно дети получают для себя, но бывает, что и для родителей. Тем не менее государственных музыкальных школ в связи с этим меньше не становится – сейчас в Днепре их 18, еще и частные появляются. Июнь – как раз время новых наборов в такие учебные заведения. Какую школу лучше выбрать? Какой инструмент? А может быть, стоит предпочесть частные уроки на дому? Заглянув на один из городских форумов, мы узнали, что думают по этому поводу днепряне. Вот несколько цитат.

Что лучше: школа или частные уроки?

Elkina: «Сыну летом исполнится шесть лет, хочу отдать его в музыкальную школу. У меня масса вопросов — от выбора инструмента (фортепиано или скрипка) до выбора между музыкальной школой и частным педагогом. Я в свое время четыре года проучилась в музшколе, потом перешла на частные уроки. Первые четыре года музыка была мне ненавистна. Последние шесть лет, когда я занималась с педагогом, в музыку влюбилась и даже подумывала о том, чтобы в музучилище поступить. В музшколе я ненавидела сольфеджио, из-за него и всю школу. Вот и думаю, может, ну его, это сольфеджио? Профессиональным музыкантом сын вряд ли будет, музыка, скорее, для души… Или все же стоит отдать его именно в школу? Вопросов масса, буду очень благодарна, если вы поделитесь со мной своим опытом».

Оrachka: «Может, начать с частных уроков, попробовать разные инструменты? У меня около десятка знакомых, окончивших музыкалку, но никто потом к инструменту не подходил. Зато многие мужчины в моем окружении сами в подростковом возрасте заиграли на гитарах, что пользуется успехом в любой компании. И с удовольствием делают это до сих пор. Я не против музыкалки. Но, может, с пианино начать, а продолжить гитарой? Чтобы потом было практическое применение…»

Grapes: «Я ходила только к педагогу и сравнивать мне не с чем… А малый уже сейчас просится именно в школу: когда проходим мимо, слышит, как там дети играют».

Bonnie Parker: «А мы в музыкальную школу ходили. Великолепный педагог, замечательный преподаватель сольфеджио, замечательные детки. Сольфеджио ребенок обожал (несмотря на то, что преподаватель очень требовательный). Вообще не очень хорошо представляю, в чем разница — в школе занятия ведь тоже индивидуальные».

Lily_sun: «Брат закончил класс кларнета, в универе попал в духовой оркестр. Говорит, когда умеешь играть на кларнете, остальные духовые инструменты уже легко даются. Для себя он любит поиграть на саксофоне, ну и для девушки, конечно же. Плюс кларнета – в хорошо поставленном дыхании. Дочку думаем отдать на фортепиано: оно хорошо тренирует усидчивость и развивает моторику. Скрипка отпала сразу — это плохо для шеи и шейных позвонков».

Лиза: «Сама закончила музшколу по классу домры. Уроки сольфеджио были просто каким-то ужасом, а еще хор на 9 часов в субботу… Но я очень любила музлитературу. Сына отдала бы в музшколу только при его очень большом желании. Просто помню, как первые несколько лет занималась по шесть часов в день с огромным удовольствием, а после смены основного преподавателя вся моя тяга к музыке закончилась. А если желания нет, то и занятия бессмысленны».

El’za: «Обучая человека музыке только на частных уроках, вы получите технаря, просто исполнителя. Сольфеджио дает представление о музыкальной гармонии, подтягивает слух, если преподаватель хороший. Хор тоже дает представление о музыкальной гармонии, учит находиться в коллективе. Ну и без знаний музлитературы ребенок не сможет поддержать разговор на музыкальные темы, не будет знать элементарных фактов о композиторах. Я за нормальное музыкальное образование и за сольфеджио!»

Naomy: «У меня девочка, и я всегда говорила, что отдам ее в музшколу для общего развития. Хотя бы на пару лет. Так и сделала, с шести пошли на фортепиано. Отходили два года. Первый нормально, второй ходила из-под палки. Подруга меня убедила, что нечего ребенка насиловать. Сейчас дочка с удовольствием ходит в вокальную студию и на рисование. К инструменту за год без музшколы подошла два раза. Может, еще и захочет потом заниматься, кто знает? Даже не знаю, что лучше — музшкола или частник? Если у ребенка не лежит душа, то без разницы, по-моему. Но если у него талант, то лучше школа».

Звуки музыки Днепра: учимся или мучаемся. Новости Днепра

Воскресный хор и пытка диктантами

Мне тоже есть что рассказать о музыкальном образовании. На музыку, точнее на фортепиано, меня отдали в шесть лет – это была студия при обычной средней школе. Учительница мне очень нравилась, на занятия ходила с удовольствием, но… Это была не музыкальная школа, а значит, никакой «корочки» в финале я бы не получила. Поэтому родители решили через год перевести меня в музшколу. Поначалу все было более или менее хорошо, педагог (мамина знакомая) очень добрая. Заметьте: дети, как правило, характеризуют учителей именно по этому признаку – «добрый-злой», профессиональные навыки их не слишком волнуют. Правда, на уроки сольфеджио мы, ученики ДМШ №7, всегда шли на полусогнутых. Лидия Адамовна (это имя я запомнила на всю жизнь) не только задавала много домашнего задания, но и каждый урок устраивала музыкальные диктанты. Она называла первую ноту, затем играла мелодию несколько раз, после чего мы должны были на слух определить и записать ее. Скажу честно: идеально с этим заданием почти всегда справлялась только одна девочка из группы примерно в 12 человек. Процентов 30 ходили в хорошистах (как правило, я попадала в их число, хотя «трояки» тоже, бывало, хватала). Ну а остальные… Тем не менее такие не внушающие оптимизма результаты не смущали учительницу: раз в неделю, из урока в урок, она продолжала пытку диктантами.

Но настоящий кошмар начался, когда педагог по специальности ушла в декрет. Меня, словно переходное красное знамя, стали передавать от одного педагога к другому. Все они, по моему детскому восприятию, были недобрые: желание учиться музыке угасало с каждым днем… Смена места жительства нашей семьи зародила робкую надежду, что мои мучения наконец-то закончатся. Увы, жила она недолго: в новом микрорайоне, куда мы перебрались, тоже нашлась музыкальная школа – под «счастливым» номером 13. Кроме того, чтобы попасть в нее, мне нужно было идти минут двадцать пешком по массиву, а потом еще десять минут через железнодорожный мост. Я, как послушная девочка, по несколько раз в неделю преодолевала эти трудности, еще и на репетиции хора по воскресеньям ходила. Правда, после дрессуры предыдущей музыкалки здесь процесс обучения шел, как по маслу. Учителя на меня нарадоваться не могли и не раз говорили: побольше бы, мол, нам присылали из других школ таких учеников! Так, на волне успеха, я отучилась положенные семь лет в музыкалке.

Не могу сказать, что сегодня часто подхожу к инструменту. Тем не менее при желании без особого труда могу подобрать ноты практически любой мелодии, включая аккомпанемент. Вот когда я добрым словом вспоминаю диктанты Лидии Адамовны… Нередко помогаю в этом сыну, который закончил пятый класс музыкальной школы. У него уроки сольфеджио явно далеки по степени нагрузки от моих, но зато и ходит он на них с удовольствием, как и на музлитературу. С учительницей по специальности нам тоже повезло. Единственная проблема – хор. Ну не лежит у сына пока душа к пению и все тут! Хотя, кто знает, может, после того как пройдет ломка голоса, еще распоется.

Любительскому музицированию нужен новый виток

Звуки музыки Днепра: учимся или мучаемся. Новости Днепра

На какому уровне находится сегодня образование в детских музыкальных школах, какие реформы в нем нужно провести? Ольга Скуратовская, известный педагог, преподаватель ДМШ №6:

— Мой педагогический опыт – 29 лет, так что могу сравнить разные периоды в работе детских музыкальных школ. Советская система образования была рассчитана на пополнение новыми кадрами оркестров, оперных театров. Однако и тогда, и сейчас в музучилища и консерватории поступали лишь около десяти процентов выпускников музшкол. К сожалению, в средних школах уровень знаний, которые дают уроки музыки, очень низкий. Эту нишу заполняют музыкальные школы, воспитывающие в первую очередь чутких слушателей. В 1990-х годах в ДМШ №6 несколько лет параллельно работали два отделения — исполнительское и общеэстетическое. Примерно через два-три года обучения становится ясно, есть у ребенка настоящий талант или нет. Если есть – добро пожаловать на исполнительское отделение. При одинаковом количестве учебных часов с общеэстетическим программа обучения там была более сложная по всем предметам. Думаю, по этому пути можно реформировать музшколы и сейчас. Я лично написала письмо городскому голове Днепра Борису Филатову с предложениями на эту тему.

Можно с уверенностью сказать, что с каждым годом интерес днепрян к занятиям музыкой растет. Помимо работы в музыкальной школе, я веду занятия в детской филармонии, а также в «Музыкальном ликбезе» для взрослых. По сути, это те же уроки музлитературы. Очень многие из моих взрослых учеников когда-то в детстве учились музыке, а теперь решили освежить знания, повысить культурный уровень. Такие мини-лекции очень востребованы. Кстати, в 90-е в ДМШ №6 принимали на учебу не только детей, но и взрослых. Их было немного, но я отлично помню 60-летнего начинающего виолончелиста, которого мы в шутку называли наш Ростропович. А еще 40-летнего директора типографии, который так хотел реализовать детскую мечту, что даже на своем рабочем месте поставил фортепиано и учился играть на нем в перерывах между совещаниями. Так что такое направление в работе музшкол тоже может быть перспективным. Ведь вспомните: в XIX веке любительское музицирование было очень востребовано. Люди собирались по вечерам, играли, пели. Некоторые потом даже становились композиторами, как Александр Бородин, например, который изначально был химиком и медиком. В советское время при домах культуры существовали хоры, в которых тоже пели взрослые или даже пожилые люди. А сейчас все это почти умерло. Нужен новый виток!

Много разговоров ведется и о том, что в музыкальных школах есть популярные инструменты и не очень. Но ведь если инструмент не пользуется спросом, это не значит, что обучение на нем нужно прекратить. Это значит, что его нужно популяризировать. Вот, например, домра, которая похожа на балалайку. Да, на нее никогда не будет такого потока желающих учиться, как на фортепиано и гитару. Но все же есть дети, которые с удовольствием играют на домре в ансамблях. Многие сейчас хотят обучаться вокалу. Но для того чтобы образование было полноценным, вокалист должен уметь играть на каком-либо музыкальном инструменте. Уверена, что многочисленные вокальные студии, которые работают в Днепре, в большинстве своем далеки от идеала. Знаю по отзывам родителей, как правило, детей там просто учат громко кричать в микрофон попсу или рэп, дергаясь на сцене. Разве это лучше, чем музыкальная школа?

«Продукт» для покорения сердец

Уже не первый год в Днепре успешно работает частная школа музыки Юлии Писаренко. Изучать искусство игры на фортепиано здесь приглашают детей с четырех-пяти лет. А еще в ней есть четырехмесячный экспресс-курс по обучению игре на фортепиано для взрослых, который предусматривает 32 индивидуальных урока. Но самой большой популярностью, говорят, пользуется курс по вокалу для взрослых. Он рассчитан на тех, кому необходимо за короткое время научиться петь. Для чего? Например, для того чтобы подготовиться к кастингу на какое-нибудь талант-шоу либо сделать музыкальный подарок своему близкому человеку, скажем, на день рождения. Рекламный текст на сайте этой школы гласит: «Мы поможем вам с выбором песни, постановкой голоса, обучим базовым техникам вокального искусства, подберем соответствующий имидж, научим вас свободно чувствовать себя на сцене перед публикой, запишем песню в вашем исполнении в студии звукозаписи. Пройдя экспресс-курс обучения вокальному мастерству, вы получаете готовый «продукт», с которым сможете покорить сердца!» Что ж, на каждый «продукт», то есть товар, находится свой покупатель…

А как за рубежом?

Ирина Гляйсберг родом из Днепра, но сейчас живет в Берлине и работает учителем в музыкальной школе. Вот несколько ее цитат из материала, опубликованного на сайте https://osvitoria.media/ru/opinions/kak-ustroeno-muzykalnoe-obrazovanye-v-germanyy-opyt-ukraynskoj-uchytelnytsy/.

«Я переехала в Германию десять лет назад и поступила в консерваторию Лейпцига, которая считается одной из лучших в мире. По окончании был выбор: продолжать учебу и заниматься музыкой академически или работать с детьми. Я выбрала второе, поскольку с детства мечтала учить других. Оказалось, что уроки музыки в немецких школах совсем не такие, как я привыкла. В большинстве наших школ раз в неделю к детям приходит учитель, который играет на фортепиано или аккордеоне. С ним поют песни или записывают самую простую нотную грамоту. В Германии система другая. Раз в неделю уроки музыки только в математических классах. Если же в старшей школе (8—9-й классы) вы выбрали гуманитарный профиль, будьте готовы к двум-трем урокам в неделю. И они совсем не легкие.

Музыкальная программа очень сурова. В ней есть курс сольфеджио, где изучают музыкальные формы, определяют главные партии в симфониях, препарируют произведения, словно взрослые музыканты. Мой муж Оливер после школы знал теорию музыки, наверное, лучше, чем я после Днепропетровского музыкального училища. Пятиклассник должен без колебаний объяснить, например, форму рондо. Зарплата учителя зависит от региона. Для Саксонии, где я работаю, считается хорошей месячная оплата 2,5—3 тысячи евро. Музыкальные школы Германии тоже не похожи на традиционные украинские. Ученики там не ходят пять раз в неделю на уроки специальности, сольфеджио и музыкальной литературы. Последних здесь просто не существует. Ребенок в музыкальной школе учится играть на определенном инструменте, не больше. Дети совсем не перегружены. Что довольно странно на фоне суровой общеобразовательной программы. У учеников есть один урок в неделю, который длится 45 минут. Мне кажется, именно поэтому в большинстве немецких консерваторий студенты – выходцы из бывшего СССР и китайцы. Их в родных странах учат намного строже. Плата за одно занятие – 20 евро. Кстати, учитель музыкальной школы не имеет права прессовать ребенка или ругать его. Логика в том, что ребенок ходит на занятия, чтобы наслаждаться музыкой, а не достигать космических результатов. Еще одно отличие немецких музыкальных школ от украинских – не существует обязательного срока обучения. Никто не следит за тем, чтобы курс длился семь-восемь лет, как в Украине. Потому что никто к этому не относится серьезно. Ребенок всегда может бросить через год-два. Но, конечно, есть суперталантливые дети, которые когда-нибудь станут музыкантами. К ним должно быть повышенное внимание».

Поделиться:

Читайте также: