Петь полезно даже лежа

Думаю, со мной согласятся все: состояние, когда душа поет, ни с чем не сравнимо. А если еще и голос от природы дан, это вообще замечательно. Разница только в том, что кому-то хочется в приподнятом настроении выйти на балкон, а кому-то — на сцену. И петь, никого не замечая… Но это в том случае, если на сцене больше никого нет. А если рядом еще несколько десятков не менее талантливых певцов? Тогда вместе вы — хор! Единый организм, который должен существовать по определенным законам. А мозг в этом организме – хормейстер. Заслуженного деятеля искусств Украины Валентина Пучкова-Сорочинского на эту должность пригласили через три года после открытия Днепропетровского театра оперы и балета – в 1977-м. И вот уже 19 лет он – главный хормейстер днепровской оперы.

Петь полезно даже лежа. Новосоти Днепра

— Валентин Николаевич, недавно вы отметили 65-летний юбилей. Это важная для вас дата? 

— Абсолютно нет. Для меня никакие цифры не важны и возраста в прин­ципе не существует. Просто есть опре­деленные даты и вехи, ради которых живу. Они связаны с творческими победами, новыми спектаклями, ин­тересными гастролями… То, что вспоминается, как говорится, с ходу, – га­строли в Китае летом 2017 года. Когда шел отбор, нашим конкурентом был хор одной из польских филармоний. Выбрали нас! А еще могу с уверен­ностью сказать, что хор днепровской оперы в десять раз лучше хора оперного театра Сан-Франциско, который тоже участвовал в отборе. Вообще традиционная китайская опера очень отличается от нашей: там, например, могут несколько часов петь только о том, что птичка куда-то упорхнула… А тут возникла идея показать оперу европейского образца. Американец ки­ тайского происхождения Брайт Шенг решил поставить на английском языке спектакль «Мечты красной комнаты». Получился международный проект стоимостью три миллиона долларов, для которого собрали лучших китай­ских солистов. В Китае мы находились полтора месяца. Выступали в четырех городах, премьера была в Пекине. Залы, в которых шла эта опера, просто великолепны! Представьте себе: если поставить друг на друга ЦУМ и «Пас­ саж», получится здание китайского оперного театра. Сцена раза в четыре больше, чем в нашем оперном. Кру­ гом – огромные экраны… Китайские поезда — это тоже нечто потрясающее. Расстояние в 1800 километров между двумя городами мы проехали за 4,5 часа! Пока что эти гастроли – творчес­кий пик для нашего коллектива. Верю, что впереди не менее значительные проекты.

 — А это значит, что сегодня днепряне могут по праву гордиться хором нашего театра оперы и балета. 

— Безусловно! У нас собрался кол­ лектив высочайшего класса. Все это – жители нашего города. Знаю одну артистку, которая поет в Неаполе и вместе со своими коллегами снимает шестикомнатную квартиру за 500 евро. Конечно, при зарплате в три-четыре тысячи евро она запросто может себе это позволить. У нас другая ситуация… Сейчас наш хор — это коллектив, на­ бранный мною. В нем 51 человек, в идеале должно быть 60. У 80 процен­тов артистов – высшее музыкальное образование, среди них очень много выпускников Днепровской академии музыки им. Глинки. Хорошая вокаль­ная форма помогает им справляться даже с самыми сложными задачами, например, петь лежа, как в «Кармине Буране». Они уже не могут быть ста­тичными, как когда-то. Нужно действо и действие!

Петь полезно даже лежа. Новосоти Днепра

— Сегодня очень многие родители отдают детей обучаться вокалу. Однако вряд ли они хотят, чтобы те пели в хоре. Все мечтают, что ребенок станет солистом, который будет блистать в лучах софитов… 

— Это неправильный подход, все равно, что вдалбливать ребенку с пер­вого класса, что он будет президентом. Так можно и психику сломать. Пусть он подрастет, получит образование, наберется опыта… И потом сам решит, нужно ли ему вообще туда, наверх? Ведь ребенок, а затем и взрослый человек должен быть прежде всего счастлив. Мамам, беспокоящимся о будущем детей, я бы посоветовал по­ чаще бывать с ними в театре, повышать культурный уровень. Кстати, за ру­бежом музыкантов не учат на солистов – их учат петь в ансамбле. А это, меж­ду прочим, особый дар: не каждому дано играть в оркестре или петь в хоре. Если я соберу всех наших солистов и попрошу их спеть хором, знаете, что получится? Сплошной ор! Каждый бу­дет доказывать свою неповторимость… А вот в итальянской опере, насколько мне известно, если заболел солист, ди­рижер запросто может вызвать из хора любого артиста и попросить его стать на замену. Так что не стоит думать, что в хоре поют вокалисты второго сорта. А вообще для настоящего музыканта заниматься музыкой – это уже счастье! Ну а петь, в принципе, полезно лю­бому человеку: развиваются легкие, мозг… Если же ребенок не хочет по­сещать занятия по хору – не стоит его заставлять. У него должно быть право выбора. Пусть в хоре поют те, кому это действительно нравится!

— А должен ли артист хора соблюдать какой-то особый вокальный режим? 

— Да, но ничего особенного в нем нет. Нужно не злоупотреблять холод­ным, алкоголем, достаточно спать. Знаменитая Софи Лорен говорила: «В 22.00 для меня никого не существует: ни детей, ни мужа, ни режиссеров… Я иду спать!» В результате – отличный внешний вид, прекрасная форма – как физическая, так и творческая.

— Чем вы будете удивлять днепровских зрителей в ближайшее время? 

— Сейчас мы восстанавливаем оперу «Норма» Винченцо Беллини на итальянском языке, которая шла в на­шем театре лет восемь назад. 2 июня в 18.00 приглашаем на спектакль. Кста­ти, многие интересуются, почему по­добные оперы не идут на украинском или русском языках. Дело в том, что в этом случае не совпадет метроритм – текст придется существенно менять. Уверен, что лучше слушать его в ори­гинале, а перевод читать на экране, установленном над сценой. 21 июня в 19.00 добро пожаловать на бенефис нашего хора. Прозвучат популярные арии из опер и другие вокальные про­ изведения. В концерте также примут участие солисты, артисты балета. А в конце июня днепряне смогут увидеть обновленную оперу «Евгений Онегин» в постановке Жанны Чепелы. Так что до встречи в театре оперы и балета!

Поделиться:

Читайте также: