Как в прифронтовой Константиновке сохраняют культурное наследие

На днях я побывала в прифронтовой Константиновке и узнала, как местные старожилы не дают прийти в упадок девяностолетнему бельгийскому поселку, сообщает корреспондент «НМ».

Как в прифронтовой Константиновке сохраняют наследие. Новости Днепра

Если в нужном месте свернуть с проспекта Ломоносова, то можно обнаружить много двухэтажных домов, похожих друг на друга, как две капли воды. Серый булыжник стен и необычная архитектура сразу обращают на себя внимание после тяжеловесных многоквартирных коробок.

— Толщина стен тут 68 сантиметров, — говорит Сергей Валентинович, житель одного из домиков. — Проверяли, когда перфоратором сверлили. Зимой камень так промерзает, что в квартире бывает и пятнадцать градусов. А летом стены накаляются, и очень жарко. Нам повезло, что эта зима была теплая.

Дом Сергея Валентиновича виден из его гаража. Каждый день пожилой мужчина выходит посидеть на стульчике у открытых гаражных ворот, подышать. Рассказывая о доме, житель показывает на него рукой. Пальцы разгибаются с трудом.

Каменная кладка, маленькие окошки, один подъезд на дом – двенадцать таких зданий составляют поселок Серые домики. Со слов местного жителя, он появился в 1927 году, когда бельгийцы строили дома для рабочих завода «Автостекло», на котором производили зеркала, плитку, иллюминаторное стекло, елочные игрушки. Жители до сих пор помнят рубиновые звезды Кремля, отлитые в Константиновке. Но уже много лет нет ни «Автостекла», ни остальных заводов, а их было больше двадцати.

— Я работал на заводе монтажником, но ушел давно из-за инвалидности, — делится старожил. У Сергея Валентиновича проблемы с ногами, но он все равно встал и в волнении ходит по двору. — Жена проработала там до 1993-го. Завод закрылся, а в домах остались жить его рабочие.

Много квартир брошены – хозяева или умерли, или выехали. В доме Сергея Валентиновича живут три семьи, четвертая квартира пустует.

Во время Второй мировой войны Серые домики были разрушены, оставались только внешние стены. После войны их отстроили, и рабочие эвакуированного на Урал завода вернулись.

— Только сейчас здания все равно разваливаются, — продолжает местный житель. – Между камнями практически не осталось ни цемента, ни песка. Крыши проваливаются.

По словам Сергея Валентиновича, ЖЭКи ничего не делают. Старики откладывают пенсии, чтобы перекрыть шифером кровлю, поменять окна и отремонтировать подъезды. Свой подъезд мужчина называет убитым — ему только предстоит покраска и штукатурка. Зато во дворе растут черешни, виноград, розы и тюльпаны. Их жильцы высадили лет семь назад. За забором тоже много плодовых деревьев.

— Внуки приходят, хоть яблоко сорвут, — говорит Сергей Валентинович. – И дети, и внуки мои живут в Константиновке. Мы никуда, мы тут дома. Даст бог, и наш город будет процветать.

Рядом с гаражом Сергея Валентиновича – деревянная беседка, в которой вечерами собираются бывшие работницы завода. Ее заказал верующий сосед. Повесил табличку: «Слово Бога (информация с небес). Литература в свободном пользовании. Бери, что понравится». Сам распечатывал «информацию с небес» и оставлял в беседке. Под стеклом – стопка листов, последний раз они обновлялись два года назад.

Около другого дома прогуливается женщина в толстовке и пыльных кроссовках с вывернутыми наружу язычками. Это бывшая сотрудница НИИ завода «Автостекло».

— Да что тут фотографировать, это уже не имеет никакой ценности, — издалека кричит она.

Женщина представилась Натальей. О домах, которые медленно разрушаются, говорит с грустью и вспоминает, что раньше, в детстве, здесь было очень красиво. Аккуратные дворики, зеленая посадка. Сейчас посадка заросла сорняком по пояс и покрылась слоем мусора. Наталья общалась и с жителями, и с ЖЭКом – никому это не интересно. Дворника нет, и старожилы убирают во дворах сами.

Наталья рассказала, что продукция завода была уникальной. Технологии покупали за рубежом, а кое-что разрабатывали и в самой Константиновке. Продукция славилась на весь Советский Союз. Женщина была секретарем НИИ и помнит, как перепечатывала рукописи научных работ, составов и новых разработок. Еще в городе были цинковый, бутылочный, химзавод. А за константиновским хлебом и тортами приезжали даже из других городов. Вся промышленность перестала работать в девяностые, сейчас функционируют только пара цехов.

— Константиновка – легендарный город, только незаслуженно забытый, — повторяет Наталья.

Жители поселка Серые домики выживают на одну пенсию. Как могут, подкрашивают двери и делают лебедей из разрезанных шин. Над входом в подъезд одного из домов прикреплена погнутая и затертая табличка, а лет ей – десятки. Надпись гласит – «Образцовый дом».

Анна ЗАИКИНА

Поделиться:

Читайте также: