Днепровские домашние тираны пойдут за решётку

В Днепре домашние тираны пойдут за решётку. Новости Днепра.

В редакцию приходит много писем от читателей, которые рассказывают о насилии в семье. Большинство из них – это крик о помощи, просьба рассказать, как можно наказать родственника- драчуна и прекратить домашний террор.

Закон о предотвращении насилия в семье в Украине принят в 2001 году. За 16 с лишним лет в него несколько раз вносили коррективы, но действитель­но строгих наказаний для домашних тиранов не было. В этом году в закон о предотвращении и противодействии домашнему насилию внесли очеред­ные изменения. Ужесточается ответ­ственность.

— Во-первых, изменилась терми­нология, — говорит Сергей Мороз, заместитель начальника управления превентивной деятельности Главного управления Национальной полиции Днепропетровской области. – Наси­лием теперь называют как действие, так и бездействие. Появилось поня­тие «обидчик», «ребенок-обидчик», «ребенок, пострадавший от насилия в семье». Сам термин «домашнее наси­лие» расширился понятиями, кто яв­ляется участниками насилия.

8847 протоколов по факту насилия в семье составили правоохранители области в 2017 году. 1512 раз такие правонарушения совершали повторно.

Раньше насилием в семье называли любые противоправные действия, ко­торые совершали только члены семьи или люди, которые вместе проживают и ведут совместное хозяйство. Новый же закон предполагает, что насилие могут совершать не только члены семьи, но и бывшие супруги, жених и невеста, мать, отец, люди, которые проживают вместе, но в браке не нахо­дятся, люди, у которых есть общий ре­бенок, родители и дети, дети и внуки, дети и правнуки и прочие – перечень расширили до 15 пунктов.

И в дом войдут, и предписание дадут

Валентина Андреевна пишет:

— Я живу в соседней с дочкой квартире и, бывает, слышу, как они ссорятся с му­жем. Он, вроде, неплохой мужчина, но в приступе ревности может поднять на дочь руку. Конечно, я переживаю и один раз даже вызвала полицию. Злю­щий зять открыл дверь полицейским, но сказал, что их никто не вызвал, да еще и матом обложил. Они постояли и уехали. А вдруг дочке грозила опас­ность? Кто поможет?

Второе новшество как раз касается полномочий полицейских, прибыв­ших на вызов о насилии.

— Предста­вители полиции имеют право беспре­пятственно заходить в помещение, — говорит Сергей Мороз. — Если раньше обидчик мог сказать, что он полицию не вызывал, то теперь, если существует реальная угроза насилия в семье, полицейский может войти в жилье без решения суда. Это допусти­мо в неотложных случаях, когда нуж­но срочно остановить обидчика, есть угроза жизни пострадавшего.

После того как правоохраните­ли попали в помещение, они имеют право вынести буяну временное за­прещающее предписание. Согласно ему обидчик должен на десять суток оставить жилье, где находится жертва насилия.

— В Европе полицейский отправ­ляет обидчика в так называемый mama hotel, — рассказывает Сергей Мороз. — У нас таких мест нет, потому человек должен сказать полицейско­му, где будет находиться, чтобы с ним могли проводить коррекционную про­грамму. Как это будет на практике — не совсем понятно. Бланка предписания пока не существует.

Действие временного запрещаю­щего предписания не распространяет­ся на лиц, не достигших 18 лет.

После того как приехали право­охранители и выписали разбуше­вавшемуся родственнику временное предписание, пострадавший может обратиться в суд и его иск обязатель­но рассмотрят. Государственный сбор за такое обращение платить не нужно. Суд рассматривает дело за 72 часа и принимает решение об удовлетворе­нии или отклонении заявления.

6925 лиц поставили на учет, из них 64 женщины. 223 человека взяли под админарест. 585 лиц освободили от ответственности.

Обидчику грозит штраф от 170 до 340 гривен или общественные работы от 30 до 40 часов, или администра­тивный арест от 7 до 15 суток. Кроме того, буяну могут запретить заходить в жилье жертвы и контактировать с ней в течение шести месяцев. Это ка­сается даже телефонных разговоров. Если обидчик продолжает третировать жертву в течение года с момента реше­ния суда, штраф и срок ареста удваи­ваются.

Поколотил – садись в тюрьму

А вот выдержка из письма чита­тельницы Марины: «Живем с мужем 23 года, и все это время стабиль­но два раза в год он уходит в запой. Бывает, пьет тихо, но случается такое, что страшно домой идти: заводится с полуслова и начинает махать кулака­ми. Когда протрезвеет – извиняется, обещает не пить. Сначала верила, а потом начала вызывать «102». Иног­да даже стыдно – такое ощущение, что о нас знает вся улица. Каждый раз, протрезвев, муж платит штраф, и на этом все заканчивается. Нехорошо так думать, но я хочу, чтобы его проучи­ли по-настоящему. Такое наказание есть?» По 171 криминальному делу по факту насилия в семье уже закончили досудебное расследование.

Всех обидчиков теперь будут вно­сить в специальный реестр. Для каж­дого термин пребывания на учете индивидуален и зависит от тяжести причиненного вреда, повторялись на­сильственные действия или нет. Тер­мин этот колеблется от года до десяти лет.

Настоящим прорывом стало уже­сточение наказания.

— Теперь преду­смотрена уголовная ответственность за насилие в семье, — говорит Сергей Мороз. – Цитирую: «Домашнее на­силие наказывается общественными работами на срок от 150 до 240 часов или арестом на срок до шести месяцев, или ограничением свободы на срок до пяти лет, или лишением свободы на срок до двух лет.

Раньше семейному тирану грозила только административная ответствен­ность, и, заплатив штраф, он мог спо­койно продолжать терроризировать членов семьи.

Но в данном новшестве есть один небольшой минус – оно вступит в дей­ствие с 2019 года.

— Считаю, что этот закон существенно расширит права жертв семейного насилия и полно­мочия органов национальной поли­ции, — отметил Сергей Мороз.

Для введения новшеств нужно вре­мя, поэтому в полную силу работать закон начнет только через полгода.

Поделиться:
Добавить комментарий
Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте также: