Инквизиторы в пеленках

«Дети жестокие» — смысл этой фразы раскрывается во всей многогранности только с появлением собственных чад. Особенно если чужие дети жестоки по отношению к родному.

 

В редакцию «Нашого Міста» обратилась мама 12-летней школьницы Полины (имена изменены). Девочку третий год обижает одноклассница Катя, да не просто обижает, а доводит до истерик и нервных срывов.

— В прошлом году накануне дня рождения подошла Катя к моей Поле и сказала: «Поздравляю, желаю, чтобы ты не дожила до следующего года», — делится мама Полины Ольга. – На днях сказала, что моя дочь украла у нее крупную сумму денег и после уроков Катя будет Полю бить. А каждому однокласснику на перемене было сказано подтвердить, что Поля взяла деньги. При этом родители обидчицы на контакт не идут, безоговорочно верят тому, что им рассказывает дочь.

Прояснить ситуацию пытались в кабинете директора. Собрались все – родители Кати и Полины, классный руководитель, завуч, психолог и директор школы.

— Школьный психолог сказала странную, в моем понимании, вещь – нужно было дать девочкам возможность разобраться с воровством денег самостоятельно, — возмущенно говорит мама Поли. – То есть моего ребенка оболгали, а я поступаю неправильно, пытаясь ее защитить.

Помощь нужна и обидчикам

Думать, что конфликт рассосется или дети сами смогут решить возникший вопрос,
как минимум наивно.

— Проблема буллинга комплексная и решаться должна на нескольких уровнях: обидчика и обижаемого (лично); класса и учителя; всей школы и руководства; на уровне «дети—родители—учителя», — говорит семейный психолог Александра Шиманова. – Буллинг буйным цветом расцветает в атмосфере замалчивания. Классному руководителю важно внимательно отслеживать, есть ли в классе дети, которые словно выпадают из жизни коллектива, именно они часто становятся объектами травли.

Вторым шагом психолог называет выяснение причины, почему кто-то становится буллером, а кто-то — его жертвой.

— Дети-буллеры сами глубоко несчастны и находятся в некой опасной зоне внутреннего конфликта, — продолжает Александра. — И задача педагогов — понять, в чем проблема этих детей, откуда берется столько агрессии. Поддержка и принятие необходимы как стороне виновной, так и пострадавшей.

Как же действовать, если в классе появились буллеры? Психолог советует решить
конфликт полюбовно.

— Обязательно нужно проводить открытые встречи с участием детей, оказавшихся в конфликте, не обвиняя ни одну из сторон, задавать как можно больше вопросов о происходящем, чтобы дети могли безопасно выразить накопившиеся у них чувства, — говорит Александра. — Только так можно разрядить то облако чувств, которые есть у тех и у других – под грамотным и безопасным присмотром-руководством взрослых.

Буллинг зарождается в десять лет

Работу со школьниками нужно проводить уже в 5—6-м классе, именно в этот
период в коллективе может зародиться буллинг.

— Это нормальное явление, когда в группе людей один человек хочет быть лидером, — говорит временно исполняющая обязанности начальника отдела ювенальной превенции управления превентивной деятельности Анна Карпеченкова. – Авторитет завоевывается с помощью агрессии, хотя это не авторитет, а страх со стороны других участников коллектива. Часто у буллера появляется своя свита, которая ему помогает и которую он держит в страхе. И, конечно, есть жертва – это один или несколько детей. Остальные остаются в «зеленой зоне» — они не хотят помогать жертве и бороться с агрессором. Главная цель правоохранителей – пояснить в первую очередь «зеленой» категории школьников, что быть безучастными к агрессору нельзя. Нужно стать на сторону жертвы и сказать, что класс — это одна большая команда и нельзя допускать, чтобы кого-то обижали и унижали.

На стороне обиженного закон

А вот другая история. На небольшом футбольном поле лежит рыдающий мальчишка лет десяти, его оседлал более грузный мальчик и тычет в пыль лицом. Стоящие рядом пацаны смеются, двое снимают эти издевательства на видео. Подбегаю к
рыдающему ребенку, остальных уже как ветром сдуло.

— Как же ты так попал? – спрашиваю мальчишку, вытирая ему лицо влажной салфеткой.

— Я к бабушке в гости приехал, — всхлипывает. – Эти пацаны всегда меня бьют,
когда выхожу гулять.

Эта ситуация – прямая угроза жизни и здоровью ребенка, реагировать на нее нужно
звонком на «102».

— Агрессор побил ребенка или прилюдно поливал его нецензурной бранью – это
уже хулиганство, — пояснила Анна Карпеченкова. — Если ребенку есть 16 лет,
составляется протокол, и он привлекается к ответственности. Если ему меньше 16, в таком случае к ответственности привлекаются родители или опекуны. За тяжкие и особо тяжкие правонарушения ребенок несет ответственность с 14 лет. Для детей в возрасте от 11 до 14 лет, совершивших тяжкое преступление, предусмотрено наказание в виде коррекционных и воспитательных программ. На территории Днепра есть приемник-распределитель, туда детей отправляют по решению суда с целью изоляции от общества и коррекции поведения.

 

Поделиться:
Добавить комментарий
Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте также: