Хористы днепровской оперы полтора месяца гастролировали в Поднебесной

Почти полтора месяца пятьдесят хористов Днепропетровского академического театра оперы и балета провели в Китае. Они участвовали в масштабном международном проекте – постановке оперы «Мечты красной комнаты» известного композитора Брайта Шенга. Днепряне побывали в четырех городах Поднебесной – Пекине, Таншане, Чанше и Ухане. На прошлой неделе они вернулись на родину и согласились поделиться впечатлениями с журналистом «НМ».

Гимну Украины кричали «Виват!»

Предложение поучаствовать в грандиозном проекте, в котором задействованы представители девяти стран, было неожиданным.

 

— Менеджеры проекта без официального запроса ездили по театрам Украины и искали то, что им нужно, — рассказывает Валентин Пучков-Сорочинский, заслуженный деятель искусств Украины, главный хормейстер Днепропетровского академического театра оперы и балета. – Харьковский дирижер Игорь Соловей, который сотрудничает с Политеатрами, участвовал в нескольких постановках в нашем театре. Он взял на себя ответственность и посоветовал продюсеру: «Этот хор будет идеальным для проекта».

В конце июня позвонили из Китая и попросили прислать записи. Днепровцы отправили «Травиату», «Богему», «Паяцы». Через пару дней уже запросили копии паспортов участников хора и мерки для сценических костюмов.

— Когда я услышал эту оперу, не спал две ночи, — вспоминает главный хормейстер. – Музыка современная и очень необычная. Композитор гениальный. Я на десять дней раньше вызвал людей из отпуска, и мы стали готовиться.

19 августа хористы полетели в Пекин. В течение двух недель жили в отеле «Пульман» в Таншане. «Репетировали в огромнейшем театре этого города, в котором есть филармонический, концертный, репетиционные залы. Потрясающая акустика, рояли такие – что играешь и попадает прямо в сердце. Зеркало сцены – двадцать метров, закулисье — еще больше. Уровень такой, что мы не могли даже представить. Мы попали в проект мирового класса», — делится Валентин Николаевич.

В Китае у днепрян был очень напряженный график. Порой приходилось репетировать с 10 утра до 10 вечера с небольшими перерывами. Женщинам – артисткам хора было сложнее, чем мужчинам. Они не только пели, а были задействованы и в эпизодических ролях в опере.

Всем участникам проекта запомнился День независимости Украины. 24 августа хор Днепропетровского академического театра оперы и балета исполнил в театре Таншаня национальный Гимн и «Молитву за Украину». «Мы репетировали, — вспоминает Валентин Пучков-Сорочинский. – Хористы стали поздравлять меня с праздником. Я предложил спеть «Ще не вмерла Україна» и «Боже, великий єдиний». Американцы плакали навзрыд, когда услышали наш гимн. Потом кричали: «Виват!» и долго аплодировали».

По-прежнему чтят Мао

Поездка была полезна днепровским хористам не только в творческом, а и в материальном плане. Ежедневно они получали суточные в размере 40 долларов. При этом был завтрак в гостинице и кофе-брейки во время репетиций. То есть при желании можно было сэкономить и привезти приличную сумму домой. Многие так и сделали.

Однако было грех не посмотреть китайские достопримечательности. Одна из них – музейный комплекс «Запретный город», в котором жили императоры.

— Туда вход только по паспортам, — рассказывает Валентин Пучков-Сорочинский. – А у нас их как раз забрали в посольство, чтобы продлить визу. Выдали временные документы без фотографий. До этого я снял свой загранпаспорт на телефон. Я показал эту фотографию кассиру, и она без вопросов продала билет. Кстати, в Китае уже давно отказались от налички. Расплачиваются через QR-код в телефоне.

Жители Поднебесной не отказываются от своей истории. На входе в «Запретный город» висит огромный портрет Мао Цзэдуна. «В городе Чанше есть остров, на котором стоит восьмидесятиметровый памятник молодому Мао и камень, на котором высечено его пожелание китайскому народу», — отметил Валентин Николаевич.

На пути к коммунизму

В Китае очень много коммунистической символики – серпы и молоты, флаги. Даже пешеходные дорожки выкрашены в цвет национального флага – красный с желтой полоской.

— Китай – это правильная модель Советского Союза в модерновом исполнении, — считает артист хора Алексей Латоха. – У китайца есть единственный путь – к коммунизму.

На мониторах в общественном транспорте там крутят социальную рекламу, призывающую к бережному отношению к пожилым людям и другим социально незащищенным.

— Телевизионные новости в Китае построены на контрасте, — продолжает Алексей. – Вначале показывают, как плохо живут во всем мире (теракты, войны, катаклизмы), а потом – как хорошо у нас. Ведь ничего такого не происходит – сильный правитель, единственный путь, мощная армия.

За коррупцию – пуля в лоб

Китай выбрал свой путь в борьбе с коррупцией – за нее показательно расстреливают. А потом присылают семье счет за пулю, которой расстреляли родственника.

Возможно, поэтому Поднебесная поразила наших земляков  грандиозными небоскребами и улицами, великолепными дорогами. 1800 километров между Пекином и городом Чанша хористы преодолели за пять часов. Китайские скоростные поезда преодолевают за час расстояние 400 километров.

Страха в глазах китайцев они не увидели. Напротив, все очень приветливы, доброжелательны и улыбаются. Китайцы хорошо одеваются. Много новых иномарок.

— Они невероятно трудолюбивы, пашут, как пчелки, — отмечает главный хормейстер. – Китайцы все время в движении. Нет ни одного свободного клочка земли. Повсюду идеальная чистота. Нет убогих халуп. Для меня это был шок. Если бы мы так работали, как они. Идем после спектакля в полдвенадцатого ночи и видим, как дед что-то бьет кайлом.

У каждого дерева свой опекун

Основная проблема Китая – экология. В крупных городах стоит смог, который практически закрывает солнце.

— Я ощущал, будто меня взяли в тиски, — рассказывает артист хора Александр Ткаченко. – В Китае очень сильный парниковый эффект плюс смог. В некоторых местах чувствуешь себя, будто ты на заводе.

Из-за проблем с экологией к зеленым насаждениям в Китае особое отношение.

— За каждым деревом закреплен человек, — рассказывает артистка хора Татьяна Кучвар. – Возле театра в Тянь-Шане мы видели, что ежедневно каждое дерево обрабатывает определенный человек. Мы их стали узнавать в лицо.

Несмотря на загазованность, в Китае нет запрета на курение в общественных местах – там курят много и везде.

Китайцы живут без молочки и шоколада

Китайская кухня очень отличается от украинской и европейской.

— Из национальных блюд мы пробовали в ресторане лягушку-гриль за 12 юаней (доллар – 6, 6 юаней), — рассказывает Валентин Пучков-Сорочинский. – Мясо очень вкусное, напоминает цыпленка-табака. Также там едят вареные куриные яйца с зародышами цыплят. Много супов с мясом. Множество морепродуктов.

В Китае очень большие порции. Средняя стоимость 30 юаней. Все блюда очень острые. Вернувшись на родину, хористы смеются: «Купил соус «Гострий». После китайских мне он показался «Лагідним».

Татьяна Кучвар была в восторге от изобилия экзотических фруктов — манго, папайю, личи. Все – дешевле, чем в Украине. Полукилограммовый манго – 40 гривен на наши деньги. «Расстроило, что у них хлеб из риса, специфическое сладкое, нет шоколада, творога, буряка. Поэтому не могла там сварить борщ», — рассказывает девушка.

Китайцы равнодушны ко всему молочному. Поясняют это тем, что у них в организме нет фермента, который перерабатывает молоко. Молочку заменяют соевым молоком и тофу – соевым сыром.

Как-то наших артистов пригласили на церемонию чаепития, где они могли попробовать несколько сортов зеленого чая (черный в Китае почти не пьют). «Мы захотели купить этого чая домой, — рассказал Алексей Латоха. – Оказалось, что сорт элитный – 6 тысяч юаней (24 тысячи гривен) за килограмм. Мы боялись, что не сможем расплатиться за чайную церемонию. Выдохнули, когда девушка сказала, что для нас бесплатно».

Качественный алкоголь в Поднебесной очень дорогой. Напитки на разлив более доступны: китайская сливовая водка — 80 грн. за поллитра. Местное пиво недорогое — от 4 грн. за баночку. Но по оценке наших земляков, оно невкусное и некрепкое (2,6 процента).

В тренде – силиконовые расширители глаз

Оказывается, китаянки стремятся быть похожими на европейских женщин.

— В Китае не гонятся за яркостью, у них очень сдержанная цветовая гамма в одежде, — говорит Татьяна Кучвар. – Но выглядеть стараются по-европейски, особенно в больших городах. Очень заметно, что они мало пользуются макияжем. Все очень естественные – один цвет глаз и волос. Во всех магазинах красоты продаются специальные силиконовые расширители. Девочки вставляют их в веко, чтобы глаза были больше. Они стремятся к европизации своей внешности.

Любовь к европейскому выражалась и в отношении к нашим землякам. На улице их частенько останавливали с просьбой вместе сфотографироваться. Иногда просто снимали исподтишка – на память.

Языкового барьера наши артисты не ощущали. Персонал гостиницы и участники проекта говорили по-английски. Даже монтировщики сцены. Обычные китайцы редко владеют английским. Поэтому нашим хористам зачастую приходилось использовать язык жестов. В кафе просто показывали в меню на картинку с изображением блюда. С продавцами торговались, и чтобы сбить цену просто показывали вниз. «Тотального непонимания не было, — констатирует Татьяна. – Полтора месяца там прожили, и всегда находили общий язык».

 

Поделиться:
Добавить комментарий
Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте также: