Зеленый портфель, или Поколение До

Вы можете представить себе детство без гаджетов? А оно было. И не так давно. Всего лишь 50 лет назад… 

Сейчас вот думаю, как рассказать современным детям, чем мы занимались в эпоху До. До мобильных телефонов, компьютеров, планшетов. И даже телевизоров! Давайте попробуем…

Клад за навесом

— Нет, не так! Руки домиком держи, вот так! – Славка показывает шалашик из ладошек. И смотри вот так! – прикладывает шалашик к глазам.

Теперь нужно стать на коленки и пристально, до рези в глазах смотреть на камень. С виду просто булыжник. В темном углу за навесом пахнет сыростью и кошачьей мочой. Но вдруг происходит волшебство. Просто серый камень начинает играть искорками!

— Золото! Это золото! Настоящий клад!

Тогда мы еще не читали «Остров сокровищ», «Граф Монте-Кристо», но детская душа так жаждала настоящих приключений.

Сердце в груди подпрыгивает от восторга и благодарности. Мальчишки доверили мне настоящую тайну, взяв с меня честное слово, что я — никому.

Дело происходит в садике. Вся наша группа сейчас под навесом играет в дочки-матери и машинки. А мы, трое заговорщиков, пошли смотреть секретный клад!

Мамы без трех К

Начать, наверное, нужно с родителей. Они очень много работали. Мы их почти не видели. Меня, например, мама сдала в ясли в три месяца — такой тогда короткий был декретный отпуск. И пошла работать нянечкой туда же, чтобы быть со мной рядом. Я еще застала те времена, когда детей принимали в ясли с года (некоторые сдавали и раньше). При детском учреждении была прачечная, в которой стирались пеленки, распашонки, ползунки и подгузники. Марлевые, а не эти, сегодняшние, из магазина. Советская женщина по всеобщему убеждению должна была работать, ходить на партсобрания, быть членом добровольной народной дружины или петь в заводском хоре, а не быть мещанкой, отдавая все свое время семье и детям.

Какое уж там немецкое три К: киндер, кюхе, кирхе?

Поэтому если вы спросите, что я испытывала в детстве в те минуты, когда не была занята какой-нибудь игрой или авантюрой, то это была тоска. По родителям, по дому. Зато мечтать, играть, читать, влезать во всякие приключения мне не мог запретить никто!

Юля и Миша

Во что играли? В куклы, кубики, складывали мозаику, лепили из пластилина, рисовали. Я обожала запах красок и нередко пробовала их на вкус. Мел, кстати, тоже.

Первую куклу Юлю папа купил мне в магазине «Галантерея» внизу проспекта Кирова (ныне – Поля). Здесь пахло кожей и мужским одеколоном «Шипр». У куклы было розовое фарфоровое личико, огромные голубые глаза с черными ресницами и золотистые волосы. А тельце было тряпичным. Глаза закрывались, если куклу наклонить, она говорила: «Мама». Естественно, я хотела посмотреть, что же у нее внутри. Сняла нарядное платье, панталоны и обнаружила ужасное устройство на спине. Мне стало куклу очень жалко. Я ею почти не играла. Только заплетала и расплетала волосы. Но однажды все же уронила, фарфоровое личико разбилось, и я увидела ту самую перепонку, на которой держались глаза. Рыдала я ужасно. Не от горя, а от ужаса.

С мишкой было все просто и понятно. Никаких тебе глаз на перепонках, закруток на спине. Мягкий, удобный, теплый. Просто набитый ватой. Только почему-то из синего плюша. Половина тела и лапки – синие, остальное – коричневое и уже не из плюша. У него двигались лапы и поворачивалась голова. И еще на Мишке были штаны в коричневую полоску. С ним я провела все детство. Позже, научившись шить, справила ему не только новые штаны, но и костюмы, даже бабочку!

Из игрушек запомнились также деревянные кубики. На самом деле они были разной формы и очень красиво окрашенные, словно покрытые лаком. Особым спросом пользовалась металлическая детская посудка, но ни у кого не было полного комплекта. Поз­же появится алюминиевый конструктор в дырочку – прообраз «Лего».

Машинки, которым играли мальчишки в наше время, были очень примитивными. Как и горны с барабанами, которыми были завалены магазины игрушек. Остальное дорабатывала детская фантазия.

Зато мы искали клады, делали «секретики», сооружали кукол из спичек и цветов мальвы, из лепестков и листьев готовили «обеды». Понарошку ходили в гости и пили чай из импровизированных чашек. А также ловили бабочек, пристально рассматривали всяких жучков и кузнечиков (редко кто оставался в живых), бросали камни в лягушек и дразнили соседа дядю Диму, который орал на нас и поливал из шланга.

Однажды у бабушки в районном сельпо я увидела крошечные кувшинчики, чашки и макитры из глины — настоящая гончарная посуда, только маленькая. Расписана и покрыта лаком. Это было истинное сокровище, которым мы играли по очереди.

За детство счастливое наше…

А еще в детском саду у нас была волшебная воспитательница. Обожаемая мною Клавдия Ароновна. Сколько присказок, сказок, песен она знала! Сколько мы выучили стихов! Свои умения мы демонстрировали не только на утренниках. Часто мы выступали на сцене Днепропетровского комбината хлебопродуктов – предприятия, в ведомстве которого и был садик №91 «Калинка». Так что те еще мы были артисты!

Я очень рано научилась читать. В четыре года по дороге домой в трамвае №5 тренировалась на вывесках. В пять лет бегло читала заголовки в газете «Правда» и маленькие заметки в ней, мало что понимая в словах «международные отношения» и «политбюро». А вот запах свежей газеты люблю до сих пор.

И вот мне исполнилось семь лет! Летом мама повела меня в школу. Больше всего мне запомнились большие окна, свежеокрашенные полы, а еще лестница. Настоящая лестница посреди холла. И аж три этажа! В школе очень удивились, что я уже умею читать, попросили еще продекламировать какой-то стих и тут же записали в группу чтецов. Я уже не могла дождаться, когда пойду в первый класс.

И вот выпускной в садике. Никаких тебе бальных платьев. Мы все – в новеньких коричневых формах. Многие почти на ладонь подшиты снизу, ибо куплены на вырост. Белые воротнички и манжеты, которые мне еще надоест пришивать за десять лет. Белые фартуки двух видов: простые и кружевные. Кружевных было не достать.

Мы поем грустную песню «До свиданья, детский сад!», а сами ждем не дождемся, когда нам уже вручат новенькие зеленые дерматиновые портфели. Почему зеленые, даже салатовые? Не спрашивайте – не знаю. Но свой первый портфель я очень любила. В него я положила деревянный пенал с выдвижной крышкой, дневник, букварь и тетрадки. Чернильницу буду носить позже в отдельном мешочке, как и сменную обувь, физкультурную форму. Полиэтиленовых пактов еще не было. Ой, чего тогда еще только не было в нашем таком далеком детстве…

 

Поделиться:
Добавить комментарий
Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте также: