Никто не хотел убивать?

Стрельба в центре города. Еще светло, вечер, на улице полно людей, гуляют дети… Это событие шокировало всех без исключения. Кто посмел? Зачем? И главное – как избежать такого в будущем? Эти вопросы и сегодня, по прошествии четырех дней, не дают покоя. Чтобы ответить на последний и действительно поставить точку в этой истории, как раз время включить холодный анализ.

Итак, время и место действия. Около 20 часов вечера 24 июля возле кафе «Дом» на
проспекте Гагарина, 92 Шевченковского района Днепра. Участники событий: группа людей за столиком в кафе, которая ничего не заказывала.
Значит, кто-то кого-то ждал, чтобы встретиться и выяснить отношения (на жаргоне такая встреча называется стрелка). Вероятно, ситуация начала накаляться, кто-то подал сигнал, и еще четыре человека подъехали на машине. Они почти сразу открыли огонь из автоматического оружия с дистанции в несколько метров. Вторая сторона стреляла в ответ…

Итог: один убит, второй скончался по дороге в больницу. Еще пятеро ранены, в том числе четверо нападавших. Слава богу и только ему, что никто из прохожих не пострадал. Полиция была вызвана на место происшествия после того, как на асфальт упало бездыханное тело Алексея Вагнера, и когда, собственно, уже наступила развязка. Хотя из разных источников известно, что до этого в течение минимум получаса участники конфликта выясняли отношения довольно громко и бурно.

В первые минуты и часы информация по событию была очень сумбурной. Ее приводить не будем. Возьмем за основу версию одного из пострадавших Эдмонда Саакяна, позже озвученную и правоохранителями: конфликт бизнес-интересов.

По предварительной информации, братья Саакяны (второй из них, тоже присутствовавший на встрече, не пострадал) совместно с днепровским бизнесменом Шоломом Нахшоном (по данным полиции, раввином) построили дом и продавали в нем квартиры. Причиной конфликта стали 119 тысяч долларов, которые братья якобы задолжали партнеру. На встрече обсуждался именно этот вопрос. Как он обсуждался, теперь известно всей Украине.

Я специально акцентирую внимание именно на этом. Конфликт бизнес-интересов. Двух партнеров, работавших вместе довольно долгое время. Выяснение отношений, которое переросло в стрельбу и убийство. Из-за 119 тысяч долларов? Это и есть цена двух человеческих жизней и безопасности миллионов жителей Днепра?

Здесь многие сравнивали произошедшее с 90-ми. Я жила в это время. И так же работала журналистом. А мой муж – в уголовном розыске Днепра. Занимался как раз убийствами. Особо тяжкими. Вот вам наше мнение. В то время никто из уголовников, не говоря о бизнесменах, не осмеливался открывать огонь в центре города. А заказные убийства (некоторые из них до сих пор не раскрыты) планировались так, чтобы было как можно меньше случайных жертв. Да о чем я? О понятиях тех времен, увы, никто сегодня не имеет никакого понятия.

И если уж препарировать то время, то вакханалия началась в нулевых, когда
Леонид Кучма объявил «реформу» в правоохранительных органах. Из МВД ушли те, кто остановил вал преступности в 90-е, пришли неопытные новички. И служба в рядах
милиции сильно «монетизировалась».

К этому времени относятся как раз кровавые разборки на «Озерке», убийство Эдуарда
Шевченко, бывшего начальника днепровской «шестерки», убийство владельцев ресторана «Чарли» и «Хутора»… Все преступления имели под собой экономическую подоплеку.

И, наконец, о том, о чем хочется писать меньше всего. Об участии в конфликте участников АТО. Уже известно, что погибший Алексей Вагнер, бывший воин-доброволец 20-го мотопехотного батальона 93-й бригады, получил тяжелое ранение и скончался по дороге в больницу Максим Иващук, бывший боец 11-го мотопехотного батальона 59-й бригады. Ребят похоронили вчера.

Еще один пострадавший – Эдмонд Саакян тоже участник АТО, доброволец. Но, по нашей информации, он не зарегистрирован в едином реестре адвокатов, хотя некоторые СМИ приписывают ему именно эту профессию. Если это правда, тогда почему конфликт не решался в правовой плоскости?

И еще один вопрос не дает мне покоя: приглашая своих друзей-однополчан на встречу, Эдмонд и его брат посвятили их в детали конфликта? Погибшие, у которых, кстати, не было при себе оружия, понимали, что им, возможно, придется рисковать жизнями? Не знаю, как для следствия, для меня это очень важно.

А вот к другой стороне конфликта у меня вопросов нет вообще. Чистая уголовщина. За которую и «бизнесмен», и его подручные должны ответить по максимуму. Как говорится, по всей строгости закона.

Как быть, чтобы такое не повторилось? На мой взгляд, нужны камеры видеонаблюдения по всему городу. Это то, о чем много говорится, но пока мало делается. Возможно, если бы сигнал о конфликте поступил раньше… Но у жизни, увы, нет сослагательного наклонения.

Добавить комментарий
Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте также: