Заместитель мэра рассказала о детстве, браках, дочери и становлении бизнеса

Этой женщиной многие восхищаются. Многие ей откровенно завидуют. Немало и недоброжелателей, которые обсуждают ее за глаза и в соцсетях, придумывают всякие небылицы. Похоже, Светлану Епифанцеву это не очень тревожит. Она выставляет в Фейсбуке свою фотографию в мини и шутит: «Вот взять бы да прийти так на работу, как два года назад…» Сейчас у нее дресс-код. Заместитель мэра Днепра на работу в основном надевает строгие костюмы и платья. Каким же был путь во власть этой хрупкой, но такой сильной женщины?

В Днепропетровске Светлана живет с трех лет. Ее отца, Владимира Алексеевича, после окончания Харьковского юридического института распределили в прокуратуру Бабушкинского района. Жили в коммуналке на Исполкомовской.

-Там было несколько еврейских семей, — вспоминает Светлана Владимировна. – Жили, как сейчас показывают в фильмах про старую Одессу. Условий никаких – лестница деревянная, общая кухня, вода только холодная, туалет через дорогу. Через несколько лет папе дали двухкомнатную квартиру в 16-этажном доме на Победе — возле кинотеатра «Салют».

Мама, Татьяна Прохоровна, сидела со Светой, которая часто болела. Весь год семья собирала деньги на путевку в санаторий в Евпаторию, чтобы подлечить ребенка. Когда малышка подросла, ее здоровье окрепло. Светлану отдали в садик, и мама смогла устроиться на работу – бухгалтером в Жовтневое объединение школьных столовых.

-В советские времена многие откладывали деньги на сберкнижку, — рассказывает Светлана Епифанцева. – У нас в семье книжки не было. Родители тратили все, что зарабатывали. Особо не баловали, покупали все необходимое, игрушки, конфеты. Помню, у соседской девочки была немецкая игрушечная посуда из настоящего стекла. А у меня, как и у всех, – пластмассовая. Обидно было….

Девочка очень любила гостить в Кривом Роге у родителей отца. Дед Владимир Антонович, проходчик шахты, мечтал о дочке. Не получилось: в семье было четверо сыновей. Дедушка отдавал Светочке всю нерастраченную любовь и баловал ее.

-Дед мне разрешал все, — вспоминает Епифанцева. – Если я хотела поиграть в парикмахерскую, то могла взять ножницы и обстричь ему волосы. Как-то в магазине игрушек увидела арифмометр. По тем временам он стоил немалые деньги – аж пятнадцать рублей. Пришла к деду и расплакалась: «Не жить мне без этого арифмометра! Как в магазин буду играть?» Дед, конечно, не отказал.

От деда Светлана получила на свадьбу сберкнижку с пятью тысячами рублей. Владимира Антоновича тогда уже несколько лет не было в живых. Пять тысяч, которые он всю жизнь собирал для любимой внучки, обесценились. В советские времена на эти деньги можно было купить «Жигули», после свадьбы автомобиль стоил уже в шесть раз дороже.

Борщи варит с двенадцати лет

В школьные годы Светлана увлекалась многим. Благо кружки тогда были прямо в учебных заведениях.

-Я была маленькая, худенькая и очень гибкая, — вспоминает она. – Поэтому в школе меня отобрали в секцию по художественной гимнастике. У меня очень хорошо получались все упражнения. Но занятия продолжались недолго. Пришла мама и случайно увидела, как я прыгаю на бревне.

Тренер очень расстроилась и еще года два уговаривала маму вернуть в секцию перспективную девочку. Однако Светлана долго не горевала и записалась с подружкой на батут. Мама очень переживала за здоровье дочери и была против прыжков. Татьяна Прохоровна нашла безопасное увлечение — станцию юных натуралистов.

Это сейчас Светлана Епифанцева – законодательница моды днепровского бомонда. А в школьные годы она носила вещи, сшитые и связанные мамой. Потом сама научилась вязать. В те годы был тотальный дефицит, и купить из одежды что-то подходящее было сложно.

В одиннадцать лет беззаботная жизнь у Светы закончилась — родилась сестричка Сашенька.

-Мама и папа целый день на работе, — вспоминает она. – Сестра практически была на мне. В четыре—полпятого ее нужно было забрать из садика, привести домой и накормить. Варила макароны, жарила картошку, делала пюре. К приходу родителей ужин был готов. В нашей семье основные блюда готовили на неделю. В мои обязанности входило наварить большую кастрюлю борща и не меньшую – второго блюда, плова или жаркого. Позже, когда нужно было выбрать специализацию в учебно-производственном комплексе, мама посоветовала кулинарию. Мол, не поступишь в институт, будешь работать поваром. — Так Светлана Епифанцева получила корочку повара 3-го разряда.

Она училась в 73-й школе – в параллельных классах с Борисом Филатовым. Одногодки дружили.

-Мы собирались возле кинотеатра «Салют», — рассказывает Светлана Владимировна. – Там был красивый фонтан, играла музыка. Танцевали модный тогда брейк, катались на скейтах. Летом проходили школьную практику, были в летнем пришкольном лагере.

Мэр как-то написал в социальных сетях, что катал Светлану на велосипеде.

-В детстве все мальчишки нас катали, — говорит она. – Борис был очень непосредственным парнем. Он прямо с велосипедом заезжал к нам в квартиру. В подъезде боялся оставлять, потому что для него это было самое большое богатство.

Влюбленных свела «Орбита»

Светлана всегда была гуманитарием. В школе обожала стихи, многие знала наизусть, любила историю и обществоведение. Она поступила на исторический факультет Днепропетровского госуниверситета. Кстати, туда же пошел и Борис Филатов. Правда, в студенческие годы они мало общались. Светлана рано вышла замуж, родила дочку и ушла в академический отпуск.

С будущим мужем они встретились в кафе «Орбита», которое было через дорогу от металлургического института. Там продавали самое вкусное в Днепропетровске мороженое. Правда, стоило оно недешево — 1 руб. 15 коп. Для сравнения – в торговой сети самое дорогое тогда было 28 копеек. Но мороженое из «Орбиты» было настолько вкусным, что того стоило. Студенты экономили на завтраках, чтобы отведать изысканный десерт. Кафе всегда было до отказа забито молодежью.

На первом курсе после занятий Света обычно шла в «Орбиту» вместе с ухажером. Сейчас она уже и не помнит, как его звали. Кафе как раз было по пути к остановке троллейбуса №10. Кавалер платил за мороженое, а потом провожал ее до остановки. Девушка заметила, что в кафе на нее посматривает какой-то парень.

-Я тоже обратила на него внимание, — признается Светлана Владимировна. – Открытая улыбка, добрые выразительные глаза и очень смуглое лицо, хотя на улице зима. Как я узнала потом, они с приятелем как раз вернулись с Кавказа, где катались на лыжах.

Кавалер, как обычно, проводил Свету до троллейбусной остановки и ушел. Подъехала «девятка», за рулем которой сидел тот самый парень. Он предложил девушке подвезти ее на Победу. Он тоже там жил, снимал квартиру.

-Юре тогда было 27 лет, — рассказывает Светлана. – Он пришел из армии и учился в горном институте. В следующий раз мы случайно встретились уже в мае – в кафе на дне рождения подруги. И уже не расставались.

Поженились 5 октября 1991 года. В июне 92-го родилась Анечка. В 19 лет Светлана уже катала коляску. Первое время молодые жили с родителями.

-Отцу выделили участок земли в Новоалександровке, — вспоминает Светлана Владимировна. – Я училась в девятом классе, когда они начали там строить дом. После моего замужества родители оставили нам квартиру и переехали в недостроенный дом. Там даже штукатурки не было. Когда родилась Аня, мы переехали к родителям. Мне нужна была мамина помощь. В девятнадцать лет я не знала, что делать с новорожденным ребенком. Боялась Анечку даже на руки взять.

Из вуза в лизинг

После окончания вуза Светлана Епифанцева работала на кафедре истории и культуроведения металлургического института. Там же, где преподавала мама Бориса Филатова.

-Мы с ней очень близко общались, — говорит заммэра. – Наши с Борисом судьбы все время пересекались.

В металлургическом институте Светлана проработала почти девять лет. В девяностые в вузе по полгода не выплачивали заработную плату, преподаватель стала искать способ заработка. И нашла. Несколько лет она совмещала вузовскую работу с бизнесом, а потом выбрала последний.

-В 27 лет я занялась не совсем женским бизнесом – лизингом машин, — рассказывает Епифанцева. – На украинский рынок зашла компания «Volvo». У людей не было возможности покупать такие дорогие машины, поэтому компания давала их в финансовый лизинг. Это своего рода покупка в рассрочку. Я тогда взяла 27 рефрижераторов «Volvo». Оказалось, что это достаточно востребованный бизнес, потому что люди лизинга боялись. Хотя рисков-то особых не было. Правда, пока не выплатишь полную стоимость машин, компания «Volvo» всегда могла их отобрать.

Украинская пищевая промышленность тогда еще была не развита. Рефрижераторами перевозили продукты питания из Польши, Германии, Венгрии, Голландии и других стран.

-Нас нанимали в качестве перевозчиков, — поясняет Светлана Владимировна. – Форс-мажоры случались постоянно. К примеру, машину задержали на таможне. Нужно было решать вопросы. Я каждый день уезжала на работу с маленьким чемоданчиком, в котором были зубная щетка, паста, мыло, тапочки, пижама, запасное белье. Утром я в Днепропетровске, а вечером могла уже лететь в Азербайджан или ехать на Успенскую таможню в Донецкой области.

Со временем к перевозкам прибавилась торговля. Светлана уже точно знала, что где пользуется спросом.

-Мы с моим директором Валентиной Павловной объездили всю Украину, — рассказывает Епифанцева. – За границей ничего не покупали. Наша пищевая промышленность начала потихоньку подниматься. Заключили эксклюзивный контракт с компанией «Чумак» в Новой Каховке. Из Балты в Одесской области везли недорогую ликеро-водочную продукцию. Азербайджан – мусульманская страна, там спиртные напитки запрещены. На свадьбах и праздниках нельзя ставить на столы бутылки водки. Поэтому наши стограммовые шкалики в этой стране просто улетали. Из Львовской области мы везли в Азербайджан брикеты мяса, из которого там делали колбасу. В Украину оттуда везли хурму, гранаты, орехи.

 

 

Торговых точек не было. Все, что завозили, сразу же сдавали реализаторам. «Зарабатывали очень хорошо, — вспоминает Светлана Владимировна. – В 2001 году я купила офис в переулке Урицкого и свою первую машину «Volvo».

В 33 года построила «Парк-отель»

Как же родилась идея «Парк-отеля», главного бизнес-проекта Светланы Епифанцевой?

-Мы с Валентиной Павловной так накатались в поездах и накупались из пластиковых бутылок, что решили поменять сферу деятельности, — поясняет она. – Захотелось красивого женского бизнеса для души, позитивных эмоций. Знакомый рассказал, что продается земельный участок на Ворошилова, недалеко от нашего офиса. Стоил он по тем временам дорого, зато земля была приватизирована. На участке было разрушенное двухэтажное здание постройки 1830 года. До революции в нем размещалась ткацкая фабрика Карла Немана. Архитекторы сохранили фасад старинного здания на высоте двух этажей, над ними уже идет современная постройка. «Я дневала и ночевала на стройке, — вспоминает Епифанцева. – Сама с шести утра проводила оперативки, во все совала нос. Продумывала все нюансы. За полтора года мы построили «Парк-отель». В июле гостинице будет уже 12 лет.

Денег, заработанных на перевозках и торговле, не хватило. Пришлось брать кредит в банке. Гостиничный бизнес оказался настолько прибыльным, что за два года кредит погасили. В то время ниша гостиниц премиум-класса в Днепре была практически не занята. В 2008 году вместе с двумя архитекторами «Парк-отеля» Светлана Епифанцева стала лауреатом Государственной премии в области строительства и архитектуры.

Дочка стала известным дизайнером одежды

Аня росла очень самостоятельной. Мама как-то объяснила ей: если хочешь чего-то добиться, ставь цели и строй свою жизнь сама.

-Дочь училась очень хорошо, — рассказывает Светлана Владимировна. – В четвертом- пятом классе сама искала репетиторов, чтобы досконально изучить некоторые предметы. За все время я, как «хорошая мама», ни разу не проверила и не выучила с ней ни одного урока. Ей очень хорошо давались математика и другие точные науки.

Тогда очень модными были профессии экономистов и юристов. И Аня Епифанцева решила связать свою жизнь с экономикой. В 14 лет она сдала экзамены в рейтинговый колледж Оксфорда.

-Она выбрала три профильных предмета – прикладную математику, физику и экономику, — рассказывает мама. – А четвертый предмет у них совершенно не связан с профильными. К примеру, это могла быть верховая езда. Аня выбрала искусство.

Светлана Владимировна вспоминает, как привезла дочь в туманный Альбион и вместе с китаянками поселила в доме у двух пожилых англичанок:

-Дождь стеной, мерзко, холодно, летят листья. Я села в такси, чтобы ехать в аэропорт. А Аня прилепилась к стеклянной двери и смотрит мне вслед. У меня слезы ручьем. Думаю: «Я не мать, а мачеха. Четырнадцатилетнего ребенка оставить в чужой стране».

В конце первого учебного года в колледже позвонила опекун Ани. По законам Великобритании, у каждого несовершеннолетнего ребенка обязательно должен быть взрослый опекун, который несет за него ответственность. Светлана Владимировна договорилась с Татьяной — старой знакомой родителей, которая много лет назад выехала в Англию.

-Опекун сказала, что руководство колледжа хочет лично переговорить с родителями Ани, — рассказывает Светлана Епифанцева. – Они попросили обратить внимание на то, что дочь весь учебный год не выходила из студии. Преподаватель артискусства увидела в ней талант. Я была в шоке – в детстве Аня никогда не рисовала. В колледже предложили определиться. Ведь, если изменить специализацию, будут совсем другие профильные предметы.

Аня приехала на каникулы домой с чемоданом перемазанных красками вещей. Мама завела с ней серьезный разговор о выборе профессии. Дочка сомневалась, мол, кому нужны мои картины?

-Я представила, что мне пришлось бы заниматься делом, которое не нравится, — говорит Светлана Владимировна. – Наверное, это самое большое несчастье, когда человек не находит своего призвания. Я сказала: «Лучше быть хорошим художником, чем среднестатистическим финансистом. На любимую работу ты будешь лететь, на нелюбимую – плестись.

После колледжа Анна Епифанцева поступила в Лондонский университет искусств Saint Martins, один из самых престижных в мире. Неодаренных детей туда не принимают, сколько бы ни было денег у их родителей. Такие вузы очень дорожат репутаций.

Сейчас Анна – известный художник и дизайнер одежды. Живет и работает в Москве. Российскую столицу девушка выбрала потому, что оттуда родом многие из ее лондонских однокурсниц. Это было еще до аннексии Крыма и начала военных действий на востоке страны. Аня часто приезжает в Днепр. Пыталась открыть на родине авторский магазин. Однако здесь бизнес не пошел.

Год назад Интернет взорвала новость о романе Анны Епифанцевой с сыном российского миллионера Егором Тарабасовым, бывшим бойфрендом Линдси Лохан. Сейчас молодые люди просто дружат. Для красавицы Анны не проблема выйти замуж. Но пока она сосредоточена на карьере и не тропится расставаться со свободой. Зато ее мама вновь обрела счастье.

Как за каменной стеной

С первым мужем Светлана Епифанцева прожила 22 года. Но в последнее время супругов связывала, скорее, дружба, чем семейные отношения.

-Это был ранний брак, с годами наши отношения себя исчерпали, — считает Светлана Владимировна. — Мне необходимо постоянное движение и развитие. Юрий же — человек более философского склада.

Несколько лет назад на городском празднике Светлана познакомилась с Евгением. Он признается, что когда ее увидел, то подумал: «Вот жена моя пошла».

Как позже выяснилось, Евгений был знаком с отцом Светланы. После развала Советского Союза Владимир Алексеевич ушел из прокуратуры в бизнес. Он основал кооператив по пошиву спортивных костюмов. Евгений Таранов тогда был в сборной Украины по боксу и регулярно покупал у отца Светланы спортивную одежду. Готовился к Олимпиаде.

-Но настали лихие девяностые, и мечта рухнула, — рассказывает Светлана Епифанцева. – За участие в Олимпиаде нужно было заплатить серьезные деньги. Женя из небогатой семьи. Мама сама поднимала его с сестрой. Мечты об Олимпиаде оказались несбыточными. Евгений пошел на тренерскую работу. Сейчас некоторые называют его уголовником, чуть ли не монстром. В девяностые молодые люди создавали так называемые бригады, которые защищали бизнес. По сути, они заменяли правоохранительные органы. Тогда жили по понятиям.

Первый муж Светланы много путешествовал и редко бывал в Днепре. Евгений Таранов просто не оставил женщине выбора.

Они вместе уже четыре года. Расписались полтора года назад. В пятницу 13 ноября 2015 года прямо в джинсах пришли в Жовтневый РАГС и поставили печати в паспортах.

-Когда переходишь порог влюбленности, ты понимаешь, твой это человек или нет, — считает Светлана Владимировна. – Для меня муж – в первую очередь друг. В восемнадцать лет играют гормоны, людей связывают в основном эмоции. В нашем красивом возрасте другие ценности. Мы часами не можем наговориться, настолько вместе интересно. И главное – с Женей я могу быть сама собой. Всегда чувствую его надежное плечо.

Несмотря на внушительную внешность, Евгений — большой романтик. Он пишет стихи и посвящает их жене. Читает наизусть Шекспира. Светлана вспоминает, как поздним осенним вечером муж встречал ее с охапкой роз. Цветов в их жизни было много. Но этот поздний букет особенно запомнился.

Елена МИСНИК, фото из личного архива С. Епифанцевой

Добавить комментарий
Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *