Директор детского дома почти 20 лет обкрадывал сирот

В конце девяностых в Днепропетровске работали пять детских домов для сирот и лишенных родительской опеки детей. Все они были переполнены. В ту пору в детском доме No1, что на улице Тополиной, проживали 120—130 детей. Не пустовали и другие детдома и приюты. С развитием семейных форм воспитания спрос на такие учреждения упал. Ребят усыновляли, брали под опеку, в приемные семьи и детские дома семейного типа. А государственные учреждения для сирот закрывали за ненадобностью. В областном центре остался только один детский дом — No1.

Он был образцово-показательным. Сюда приезжали звезды шоу-бизнеса и спорта. Игорь Крутой исполнял для сирот новую мелодию до презентации на широкой публике. Влад Яма проводил танцевальный мастер-класс. Футболисты ФК «Днепр» раздавали мальчишкам мячи с автографами. Спонсоры дарили одежду, обувь, мебель, игрушки, бытовую технику, канцтовары, продукты. Ежегодно в День защиты детей здесь проходили протокольные мероприятия с участием руководителей города и области. «Губернатор перерезал ниточку, и воздушные шары с посланиями от воспитанников детского дома No1 всем детям города улетели в небо…» — печатали в газетах. К сожалению, ни один ребенок не написал: «Нас обкрадывают дяди и тети, которые должны были заменить маму».

Еда из портомойки

Год назад городскую гуманитарную сферу возглавила заммэра Светлана Епифанцева. После первой поездки в детский дом No1 она долго не могла отойти от шока.

-Директор превратил детский дом в колонию для несовершеннолетних, — говорит Светлана Владимировна. – Я ужаснулась, когда заглянула в туалет для девочек: унитаз без крышки, кнопка для слива не работает. Воспитатели и методисты унижали детей. Вбивали им в головы: «Вы – никто. В лучшем случае станете малярами-штукатурами». У них не было стимула учиться. Я как-то увидела, как их ведут из школы. У меня было ощущение, что попала в ЛТП. Такие у детей были лица.

Епифанцева поинтересовалась, где спит ее знакомый мальчик Коля. В ответ услышала: «У нас много свободных мест. Где хотят, там и спят».

-Столовой в детском доме нет, — продолжает заммэра. – Едят на нарах, как зэки. Мне сказали, что еду для детей приносят в портомойку и там насыпают. Портомойка — это место, где моют грязные кастрюли и сковороды.

Бритвой против вшей

Алла Литовченко, начальник городской службы по делам несовершеннолетних, после посещения детского дома не спала всю ночь.

-Мы словно окунулись в девяностые, когда была куча беспризорников, — говорит она. – Так и у Бехтерева – дети плохо одеты, не подстрижены. Смотрят волком, отвечали односложно. Они просто боялись что-то говорить.

В начале этого года девятилетнюю Вику обрили наголо. Потом до ожогов обработали кожу головы какой-то химией.

-В детском доме в основном мальчики, — рассказывает Алла Владимировна. – Я и говорю: «Мальчик, иди сюда». Поворачивается: «А я девочка!» Я узнала ее и спрашиваю: «Викочка, так у тебя же были длинные волосы?» Девочка грустно ответила: «Меня обрили, потому что вши».

Литовченко рассказала, что уже много лет не бреют даже беспризорников, которых подбирают на улице. В аптеках есть множество средств от педикулеза: спреи, шампуни. На худой конец, сделали бы девочке короткую стрижку. Вике пришлось несколько месяцев ходить в школу лысой.

Лишили ребенка последнего шанса

Ребята попадают в государственный детский дом после смерти близких или лишения прав их родителей. Работники служб по делам несовершеннолетних сразу же начинают искать для них опекуна, приемную семью или детский дом семейного типа. Труднее всего обрести семью детям постарше. Владимир Бехтерев стремился сохранить численность своей колонии.

-Начальники районных служб по делам несовершеннолетних жаловались, что после передачи ребенка в детский дом No1 не могут его оттуда забрать, — рассказывает Алла Литовченко. – Приходят усыновители, опекуны и не могут установить контакт с ребенком.

В начале года из Самарского района в детдом приехала пара, которая хотела оформить опекунство над девятилетним мальчиком. Они долго общались, понравились друг другу. Мальчик светился от счастья: «У меня будет семья!»

-На следующий день пара вновь приехала в детский дом, — рассказывает Литовченко. – Мальчик удрученно сказал: «Я не хочу к вам». Никто не смог объяснить причину его отказа. Я собрала коллектив и сказала: «Вы – преступники. У ребенка был последний шанс обрести семью».

На одной чаше весов – тепленькое рабочее место, на другой – судьба сироты.

Не пойман – не вор?

Алла Литовченко приехала в детский дом около пяти вечера. В воротах встретила Владимира Бехтерева с большим кульком продуктов. Начальник службы по делам несовершеннолетних проверила, чем кормят детей в ужин. Каждому из 23 сирот не доложили по 100 граммов рыбы. И это только за один вечер! Директор отказывался увольняться с насиженного местечка. Он грозился затаскать представителей городской власти по судам. Предъявить-то ему нечего. Спонсоры не думали, что их подарки не дойдут до детей. Никто не просил у уважаемого директора квитанции или расписки.

Чтобы сироты не видели подарков, спонсоров не приглашали внутрь. Все забирали прямо во дворе. «Моя дочь с мужем уже много лет возят туда одежду (в том числе брендовую), предметы туалета, брошечки, заколочки и всякие приятные мелочи для девочек, — написала в ФБ журналист Валентина Иванова. – Правда, в помещение не приглашали, брали пакеты во дворе. И что, все это проходило мимо детей? А мы радовались своей полезности».

Владелец компании «Стол и стул» был обескуражен, когда узнал, что в детском доме No1 не стоит его подарок. Два года назад он презентовал детям дорогую мягкую мебель, которая использовалась как выставочный экспонат в магазине.

-У детей нет даже расчесок и зубной пасты, — рассказывает Светлана Епифанцева. — Ходят в обносках. Хуже бомжей. Девятилетний мальчик одет в старые штаны, наверное, 60-го размера. На поясе завязаны в узел. И эти дети ходят в обычную школу. Представьте, как их там принимают!

На днях заместителю мэра позвонил предприниматель. Рассказал, что передавал детям много одежды. А потом видел эти вещи на людях, которые к детскому дому не имеют никакого отношения.

Контракт с директором Владимиром Бехтеревым разорвали только после юридической ликвидации детского дома в связи с реорганизацией. Директора уволили. Но остались люди, которые привыкли ежедневно выносить из детского дома большие сумки. Гнать бы их поганой метлой вслед за шефом. Но пока закон на их стороне. Светлана Епифанцева создала специальную комиссию, в которую вошли депутаты, чиновники, врачи, общественники, юристы и участники АТО. Попросились в комиссию и предприниматели, которые уже выяснили, что их спонсорская помощь не доходила до детей. Вначале изучат ситуацию в детском доме. Потом городская власть объявит открытый конкурс на должности воспитателей, методистов, психологов, социальных педагогов и других специалистов. Только работать они уже будут не в детском доме, а в социально- реабилитационном центре. Такое решение приняли депутаты в апреле на 20-й сессии горсовета.

-Борис Филатов лично будет курировать проект реорганизации детского дома No1 в социально-реабилитационный центр «Довіра», — рассказала Светлана Епифанцева. – Сейчас готовим проект реконструкции с утеплением стен и капитальным ремонтом всех помещений. В социальном центре будет другая идеологическая платформа. Дети не будут выходить с клеймом детдомовца. Они должны чувствовать уверенность в завтрашнем дне.

19 лет и 8 месяцев Владимир Бехтерев был директором детского дома No1. Он никогда не скупился на добрые слова для спонсоров. «Это люди, которые делятся с самой обделенной категорией – брошенными детьми. Дети быстро привыкают к добрым людям», — говорил он журналистам. И почти двадцать лет он пользовался чужой добротой.

«Воровать у уже обворованных детей – это дно нищенское, это ниже ада. Публично вымазать смолой, обсыпать перьями и носить по городу», — предлагают в Фейсбуке шокированные горожане.

… Сейчас Владимир Бехтерев работает учителем труда в школе No23.

Елена МИСНИК, фото Андрей БАТОЗСКИЙ.

 

Только цифры

— Сейчас в Днепровском городском доме No1 пребывают 25 сирот и детей, лишенных родительской опеки возрастом от 9 до 18 лет.

— В штате детского дома 44 сотрудника.

— На заработную плату сотрудников и содержание детского дома No1 из городского бюджета в 2016 году было выделено 3 725 585 гривен. Учет спонсорской помощи и подарков не велся.

Комментарии:
  • ольга

    То есть это вы считаете нормальная ситуация
    https://www.facenews.ua/articles/2017/315594/
    Возмутительно. Такой дерибан
    К слову, муж Ольги Скляр и зять Валентины Майданюк Евгений Скляр не так давно возглавил городской центр социальной помощи.

    И детский дом, и центр социальной помощи находится в подчинении у Светланы Епифанцевой.

    В конце декабря земельный участок на улице Новогородской решением сессии передали супругу Епифанцевой Евгению Таранову.

Добавить комментарий
Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте также: