Диагноз: аферисты!

На последней сессии горсовета вновь всплыла проблема финансирования больниц. Оказалось, что государственной субвенции на выплату увеличенной минимальной зарплаты медработникам не хватит. Под угрозой сокращения — четыре тысячи сотрудников стационаров. А это, на минуточку, штат трех мощных больниц города, к примеру, таких, как четверка.

Для решения проблемы депутат Камиль Примаков внес предложение выделить из местного бюджета 233,5 миллиона гривен. Когда за это не проголосовали, некоторые «оппозиционные» депутаты уже в привычной манере начали раздувать очередной скандал.

Чтобы понять, в чем вопрос и из-за чего весь сыр-бор, мы решили разобраться в ситуации детально. Корнями она уходит в пресловутую медреформу. То, что натворили горе-реформаторы, до сих пор расхлебывают все.

Эксперимент по выживанию

Именно так практически сразу окрестили медреформу люди, которых вынудили стать ее участниками. Многие из них понимали, что борются с «ноу-хау» ради собственного здоровья. Поэтому били тревогу в соцсетях и на акциях протестов против сокращения койко-мест в медучреждениях и внедрения системы семейной медицины.

Точкой же отсчета горьких последствий «преобразований» для медицинской отрасли нашего города стал январь 2012 года. Именно тогда региональными площадками для реформирования медицины выбрали Днепропетровскую, Донецкую, Винницкую области и Киев. Первые две уж точно неслучайно. Потому как их возглавляли верные соратники беглого Януковича, готовые в любое время суток рапортовать о «достижениях» наверх. Личную преданность «вождю» здесь доказывали и демонстрировали с особым придыханием…

Неудивительно, что ни протестов, ни призывов инициативной группы отменить пилотный проект через местный референдум у наместника Януковича — Вилкула не видели и не слышали. В Киеве от ликвидации привычных «взрослых» и «детских» поликлиник, женских консультаций реформаторы под натиском пациентов все же отказались. А вот наш облздрав во главе с Валентиной Гинзбург поддерживал своего областного «бога» всегда и во всем. Потому всем идеям «акушерки» Раисы Богатыревой был дан зеленый свет.

Начали реформу на Днепропетровщине с разграничения первичной и вторичной медицинской помощи. Детские и взрослые поликлиники перекроили, в поликлиники всунули по несколько амбулаторий общей практики семейной медицины. Таким образом в Днепре появилось 12 центров первичной медико-санитарной помощи, а все местные больницы, лаборатории, диагностическое оборудование и врачи узкой специализации оказались во «вторичке». Результаты не заставили себя ждать. Сначала на грани развала оказалась педиатрическая служба. Педиатров стали добровольно-принудительно переобучать на семейников.

Потом в области практически сразу из 22 родильных домов закрылись 13, и будущим мамам приходилось рожать за сто километров от дома. В тот период активисты также обнародовали информацию о смерти пятимесячного ребенка в Знаменовке. Случилось это из-за того, что семейный врач не смог распознать у малыша болезнь и не отправил вовремя в соответствующее лечебное заведение…

Столкнулась с последствиями реформы и я. Отец моего мужа умер в одном из сел Никопольского района от инсульта только потому, что «скорая» приехала через два часа, а не через 20 минут, как во всех СМИ и со всех трибун гарантировал Вилкул. К тому же уставшая, преклонных лет фельдшер решила, что больного в районную больницу везти не стоит, может обойтись таблетками и уколом…

Откуда дровишки?

Тем временем народ продолжал протестовать. Председатель общественной организации инвалидов труда, потерпевших, семей работников, погибших на производстве в Днепропетровской области «Мир» Сергей Шубников в прессе сообщил, что четыре раза вместе с другими активистами приезжал на прием к Вилкулу с предложением привлечь к работе над пилотным проектом общественные организации. Но встретиться с губернатором они так и не смогли. «Пилотам» это было вряд ли интересно. Очевидно, цель у них была совсем другая.

И заключалась она не только в «прощупывании почвы» для коммерциализации «бесплатной» медицины. Под саму реформу из госбюджета выделялись колоссальные средства, и чтобы «правильно» развести финансовые потоки, надо было переформатировать весь организационный процесс. Поскольку «первичка» в виде центров медико-санитарной помощи по «оприходованию» денег была не очень выгодна, ее оставили на балансе местных советов, а затратная «вторичка», то есть больницы, по решению областных депутатов оказалась собственностью областного совета.

В итоге перетасовки, а по сути, воровства у территориальных громад больниц, получилась схема: местные советы за свой счет должны были содержать амбулатории, входящие в состав центров медико-санитарной помощи, а основную массу средств – до 80 процентов, направлять в областной бюджет, на обеспечение уже своей бывшей «вторички» — стационаров, лабораторий, узких специалистов. При этом проконтролировать финансовые вливания на областном уровне с мест было невозможно. После того как территориальные громады области передали медицинские учреждения на миллионы гривен, они даже не получили гарантий, что это имущество будет использоваться по назначению, что его не расформируют и не продадут… В некоторых крупных городах под шумок реформы увели не одно здание и землю с «красных линий»…

Справедливости ради надо сказать, что «централизованная» помощь для закупки автомобилей и дорогостоящего медицинского оборудования таки шла. Но сколько при этом ее прилипло к рукам реформаторов, можно только догадываться.

И еще один очень любопытный момент. Кроме схем коррупционных, реформа медицины «прославилась» еще и политическими. Назначенные областной властью главврачи агитировали за регионалов во главе с Януковичем и его наместника Вилкула под угрозой увольнения, обеспечивали необходимые результаты. По окончанию выборов подводились итоги: кто справился с задачей руководства облздрава – шел на повышение, проваливших задание увольняли. Для того чтобы массовое сокращение главврачей выглядело реалистично, с ними предварительно заключались контракты только на год. Результаты выборов в Верховную Раду в октябре 2012 года, которые «неожиданным» образом совпали с медреформой, помнят все.

Вскрытие — самая точная область медицины

Потому что во время оного процесса обнаруживаются весьма любопытные детали. В 2012 году из областного, городских и районных бюджетов на лечебные учреждения Днепропетровщины в целом было выделено 3 миллиарда 457 миллионов гривен. На 2013-й объемы средств сохранили на уровне предыдущего.

Но оценить результаты медреформы по сумме потраченных денег оказалось сложно. Во время формирования «Национальной стратегии реформирования системы здравоохранения в Украине на период 2015–2020 гг.» эксперты отметили, что «…дать качественную оценку пилотных инициатив медреформы 2011—2014 гг. сложно из-за отсутствия контроля выполнения проекта, мониторинга его производительности и сбора реальных данных относительно качества предоставления услуг, эффективности, охвата и т. д.». То есть зачем и куда ушли бюджетные миллионы, непонятно: ни контроля, ни мониторинга…

Впрочем, есть один очень хороший критерий оценки – здоровье населения. Если руководствоваться этим показателем, выводы сделать просто. Когда на 28-й сессии областного совета 5 декабря 2014 года принимали программу «Здоровье населения Днепропетровщины на 2015–2019 гг.», просочились и такие цифры.

«Распространенность заболеваний за 2013 год превышает показатель по Украине на 15% (18 428,7). Заболеваемость жителей области за этот период превышает данный показатель по Украине на 26%. Показатель заболеваний системы кровообращения превысил в 2013 году показатель по Украине на 20%. Злокачественные опухоли ежегодно обнаруживают в Днепропетровской области более чем у 11 тыс. человек, а ежегодно умирают от рака почти 7 тыс. человек, из них 35% — трудоспособного возраста. Из-за запоздалой диагностики онкологических заболеваний остается значительным количество больных, которые умирают в течение года после установления диагноза (31—33%)».

Иными словами, за время внедрения медицинской реформы в регионе, несмотря на солидное дополнительное финансирование программ по улучшению качества оказания медицинских услуг и приобретения дорогостоящего современного оборудования, заболеваемость населения не уменьшилась, а выросла. Практически на треть!

Даже очень-преочень лояльный к тогдашней власти первый вице-спикер Верховной Рады И. Калетник был вынужден публично признать, что медицинской реформой недовольны 95 процентов населения. «Пациенты и медработники справедливо считают, что способы внедрения реформы разрушают существующую систему медицинских учреждений, а возможности предоставления качественной медицинской помощи становятся все более скудными», — констатировал он.

Все, конечно, верно, но ведь от этого не легче. За «пилотный беспредел» так до сих пор никто и не ответил.

Реанимировать еще возможно

Шанс восстановить справедливость, а именно вернуть медицину городу, появился с приходом новой власти. Эту конкретную задачу перед собой и своей командой поставил Борис Филатов.

— Медреформа, которую внедряли Вилкул и Гинзбург, наделала много беды, — считает председатель депутатской комиссии городского совета по вопросам здравоохранения, социальной защиты населения и международных связей Евгения Дитятковская. — Ее последствия осложнили не только работу врачей, но и жизнь пациентов, которые должны бежать на прием к семейному врачу в одно место, за консультацией узкого специалиста — в другое. Мы должны сделать так, чтобы человек, обратившись в поликлинику, вышел оттуда с диагнозом и получил правильное лечение. Сегодня это проблема. И мы ее обязательно решим.

Но на пути к благой цели появились новые преграды. Оказалось, что в областном совете настроены иначе. В течение прошлого года городская власть неоднократно обращалась в облсовет с просьбой вернуть вторичную медицину Днепру, поскольку по всей Украине она принадлежат городам. Но попытки восстановить справедливость пока безуспешны. И позиция мэра относительно средств, из-за которых «сбитые летчики» подняли шумиху, понятна, прозрачна, справедлива.

— Город будет финансировать больницы вторичной медицины только после того, как их возвратят в собственность нашей территориальной общины, — заявил Борис Филатов. – Мы готовы развивать медицину, делать все для того, чтобы она служила людям. Но деньги нужно тратить с умом и рационально. С максимальным эффектом для здоровья горожан.

О том, как заботятся об этом в мэрии, свидетельствуют факты. В 2017 году на нужды медицинской отрасли Днепра из местного бюджета выделили 1,3 миллиарда гривен. Это примерно на 300 миллионов больше, чем в прошлом году. Сейчас работники первичного звена медицины получают муниципальную надбавку в размере 5 процентов от должностного оклада. О том, как совершенствуется качество медицинских услуг в городе, мы обязательно расскажем в одном из номеров газеты.

Поддерживает мэра Днепра и губернатор.

— Мы считаем, что местные больницы необходимо передать на баланс города, — подчеркнул Валентин Резниченко. — Децентрализация требует, чтобы все объекты социальной сферы — школы, детсады, больницы — были на балансе громады. Это их собственность и ответственность. Это забота о людях, которые обслуживаются в больницах города.

Директор департамента здравоохранения облгосадминистрации Наталья Будяк также считает, что местные больницы находятся на балансе областного совета вопреки логике. Поэтому нужно говорить о передаче их на баланс городского совета Днепра. Этот процесс должен быть взвешенным, а все его участники должны прежде всего думать об интересах громады — и медиков, и их пациентов.

Поинтересовалась я и мнением заместителя городского головы, директора департамента здравоохранения населения Днепра Андрея Бабского.

Он считает, что состояние 29 учреждений, а это больницы, стоматологии и поликлиники, которые забрали у города в результате провальной реформы Вилкула, далеко от идеального, требует серьезной финансовой поддержки. И Днепр готов принять их на баланс, чтобы сделать ремонты, вывести из нынешнего, ужасного во всех смыслах состояния, привести в порядок мотивационные составляющие для врачей и многое другое. Но все это надо делать, когда появится возможность контроля выделенных городом средств. Пока больницы находятся в коммунальной собственности области, сделать это невозможно, как и проанализировать качество предоставления медицинских услуг днепрянам. А значит, нет и возможности понять, насколько эффективно распределяются средства.

Чем сердце успокоить…

Единственный способ осуществить передачу медучреждений вторичного уровня помощи общине Днепра — это решение областного совета. Его пока нет. Появится ли? Надеемся, что узнаем об этом из официального ответа на запрос, который газета «Наше місто» направила председателю облсовета Глебу Пригунову.

А пока город продолжает полностью оплачивать коммунальные счета находящихся в коммунальной собственности больниц. На 2017 год из бюджета на это выделено около 130 миллионов гривен.

Ольга ЧЕРКАЩЕНКО

Добавить комментарий
Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте также: