Два мира — одна Украина (ФОТО)

Эти слова не выходят у меня из головы после поездки с волонтерами Юлией Сегедой и Сергеем Постолом в прифронтовую Авдеевку Донецкой области.

Впрочем, «прифронтовая» — вряд ли правильное слово для города, который с 29 января и по сей день находится под жестокими обстрелами боевиков. Это война, которая, как лакмусовая бумажка, проявляет проблемы украинского общества, увы, не ставшие менее острыми, чем три года назад.

НЕГУМАНИТАРНАЯ КАТАСТРОФА

Если быть откровенной, гуманитарной катастрофы в Авдеевке не увидела. Не в последнюю очередь благодаря оперативному реагированию «большой земли», как называют удаленные от линии фронта районы местные жители.

Магазины работали, ходил общественный транспорт. Вовсю дымил «Коксохим». Да, не было света, а вот отопление и вода имелись. По крайней мере, так утверждали местные, с кем мы успели поговорить.

«В квартире относительно тепло, — рассказывает Ольга. — Правда, ночью отопление могут отключить, но мы уже готовы к такому. Вообще ситуацию переживаем не так остро, как в 2014-м. Тогда мы не понимали, что делать и куда бежать, теперь ученые».

Все это спокойным тоном, без надрыва, даже буднично. А мне удивительно слышать:

«Мы не переживаем, как раньше».

Война, прочно вошедшая в жизнь, в быт, в мозг, ставшая привычной, — это реально
страшно. Однако огромная очередь из сотен людей, выстроившихся на школьном стадионе за хлебом, тушенкой, горячей кашей, впечатлила. Особенно поразили дети: укутанные до глаз шарфами, перепоясанные платками, с замерзшими носами, но
совершенно не растерявшие беззаботности и оптимизма.

…На горке играют две девчушки. Их мама — в очереди за гуманитаркой. Семья явно небогатая, помощь им была бы очень кстати. Но в итоге после многочасового ожидания они смогли взять лишь судочек каши, до серьезных вещей вроде консервов, тушенки и крупы они не достоялись. Так же, как не смогла ничего получить и пенсионерка Валентина. Не потому, что не хватило — в
город приходили фура за фурой из Чернигова, Полтавы, Днепра. Авдеевцам с маленькими детьми, пожилым, с инвалидностью невозможно выстоять огромную очередь — не хватит здоровья и сил. А вот хамоватому быдлу, вроде того,
что тыкал нам в камеру неприличные жесты, а через пять минут елейным голоском спрашивал: «А когда мясо еще привезут?», и десяткам таких же, как он, хватало и резвости, и наглости вклиниваться во все очереди по нескольку раз, устраивать
«карусели», чтобы ухватить еще и еще халявы. При сумасшедшем ажиотаже даже военным не особенно удавалось навести порядок, а организоваться самостоятельно люди не сумели.

Слава богу, здесь же, на стадионе оборудовали палаточный городок, где можно было погреться. Это давало многим шанс все-таки получить помощь и не обморозиться.

После обеда звук канонады со стороны промки, которая и так не прекращалась, стал отчетливей и громче, промежутки между залпами все короче. Людей на стадионе заметно поубавилось.

«Дома спокойнее, даже, когда стреляют», — говорит Аня и крепко берет за руку шестилетнего сына, как будто так безопаснее при обстреле.

Детей из Авдеевки можно увезти в безопасное место. Например, в Днепр. К примеру, представитель отдела гражданско-военного сотрудничества ОК «Схід» старший лейтенант Борис Кутовой, сопровождавший гуманитарный груз из Днепра в Авдеевку, уже переправил так нескольких девчонок и мальчишек в безопасную зону. Вот только мало кто из родителей соглашается отпускать детей самих. Уехать всей семьей можно, в Авдеевке объявлена добровольная эвакуация, но эвакуироваться люди не очень спешат. У кого-то в городе родственники, которым требуется постоянный уход, у кого-то работа, но большинство готовы пережидать обстрелы, надеясь, что в который раз обойдется. Лишь бы не бросать дома и не ехать в неизвестность. Это можно понять.

Просто честно спросите себя: готовы ли вы оставить дом, работу, все предметы быта, чтобы с одним чемоданом и пакетом документов начать жизнь с нуля?

«В УКРАИНЕ ЖИВУТ БОГАТЫЕ ЛЮДИ

А мы едем дальше на восток. Впереди — Светлодарская дуга, именно туда, к 54-й бригаде, спешат волонтеры, чтобы передать необходимые
вещи.

Дорога подарила неожиданное и интересное знакомство. 33-летний Дэвид — американец, бывший военный медик, в Украине уже несколько лет. Даже получил вид на жительство. Всегда любопытно, почему люди вдруг меняют благополучие и обеспеченное будущее на жизнь в нестабильной, даже, можно сказать, непредсказуемой стране.

«Как так получилось, что я здесь? — Дэвид делает серьезное лицо. — Не знаю, жизнь не сказала мне. Наверное, она потеряла мой номер телефона. — Не выдерживает паузу и смеется. — А вообще-то у меня здесь много хороших друзей, здесь моя девушка, я не мог оставить их, — продолжает он. — Теперь провожу тренинги для военных по тактической медицине. Мне очень нравится Украина, здесь живут богатые люди. И, видя мой недоуменный взгляд, уточняет: — Нет, не в смысле денег, просто у вас Бог в душе — это важно».

Распрощались мы с Дэвидом в Константиновке: он — в Краматорск, мы — на Светлодарскую дугу.

СВЕТЛОДАРСКАЯ ДУГА. ПЕРЕДНИЙ РУБЕЖ ОБОРОНЫ

Уже прилично стемнело.

«Все, засветло не доберемся, плохо», — в голосе Юли тревога.

Сергей добавляет скорости, и на какое-то время разговоры в машине стихают. За окном — пустые, безжизненные поля. Но вдруг понимаю, что мы едем через какое-то небольшое то ли село, то ли поселок. Ни звука, нет даже собачьего лая. Может, отсюда все выехали? Да нет, вон из-под плотной занавески на окне пробивается тусклый свет. Похоже, местные наглухо маскируют свет — фронт рядом, а мина не будет спрашивать, гражданские тут или военные.

Даже в Авдеевке под звуки обстрелов не было так жутко. Темнота впереди, сзади, везде… Неизвестно, откуда ждать опасности. Перезваниваемся с военными, они рассказывают, где пересечемся. Двое молодых ребят лет двадцати пяти и медик — маленькая, хрупкая девушка Таня. Помимо обещанного, предложили взять еще медицины. Брала только то, что реально нужно, под расчет.

«Может, кому-то еще надо, нам хватит, я посчитала», — уверенно и спокойно.
«Да и не надо нам лишнего, мало ли, — это уже замкомвзвода. — Вдруг что, побросаем все в машину и по газам. И вы езжайте, не задерживайтесь, прогнозы на ночь не очень. Только не возвращайтесь дорогой, по которой приехали, там опасно».

…Уже на обратном пути узнаем, что Авдеевку, стадион с палаточным городком, обстреляли, погибли мирные жители и сотрудник МЧС. В этот же день серьезные ранения получил британский фотограф Кристофер Нунн, местная жительница, в квартире которой он был на момент обстрела, погибла. На Светлодарской дуге погибла женщина-медик, наша землячка Наталья Хоружая. Машину «скорой помощи», в которой она везла раненого, разнесло прицельным ударом ПТУР. Усилились обстрелы Марьинки, Красногоровки, Широкино. Не поворачивается язык называть это АТО. Это война, и мы в ней — не сторонние наблюдатели.

Даже если вам кажется, что она далеко и с вашим городом, домом, семьей ничего подобного случиться не может, — это иллюзия. Реальность в том, что войны в вашем доме не будет, пока линию обороны держат бойцы украинской армии. Но им тоже нужна наша помощь.

КАК ПОМОЧЬ?
Карта Приватбанк 5168 74202151 7812 Сегеда Юлия (общие нужды и медицина)
Карта Приватбанк 5168 74235049 3155 Водопьян Александр (авто для АТО)
Карта Приватбанк 4149 62580931 4741 Клименко Александр (тактическая медицина)
Pay pal — ukrdefender@gmail.com Офис-склад: Днепр, ул. Любарского (бывшая Белостоцкого), д. 36, кв. 1.
Тел. 096-55-77-535.
Наталия Адамович

Поделиться:
Добавить комментарий
Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте также: