Борис Филатов о рабочих буднях и проектах-2017

Городской голова Днипра Борис ФИЛАТОВ, вопреки сложившейся традиции, не хочет ремонтировать свой рабочий кабинет, чтобы попусту не тратить бюджетные деньги. Он сидит за дубовым столом своих предшественников, на котором красуется фигурка черта.

В кабинете нет портретов руководителей государства, но зато есть бюст Шевченко и картина, написанная раненным бойцом АТО, на которой изображен город будущего. «С Днипром связано все, что у меня есть, — говорит он. — Я прожил здесь всю жизнь, и с множеством уголков связаны  воспоминания. Днепр для меня — единое целое. Если вы любите женщину, вы любите ее целиком — это целый комплекс сложных чувств». Борис Филатов надеется со временем удивить страну, превратив родной город в процветающий мегаполис. Его формула успеха проста: «никогда не опускать руки, быть оптимистом, верить в свои силы, много и тяжело работать». Напомним, по итогам 2016 года «День» наградил Бориса Филатова одной из своих символических «корон» — «за пример качественного управления городом». О рабочих буднях городского головы Днепра — в интервью газете «День».

— Сейчас многие люди ругают власть — не жалеете, что стали городским головой?

— Отвечаю сразу — нет, не жалею. Работа очень интересная, но тяжелая и связана с большим эмоциональным напряжением. Постоянное пребывание в горсовете, командировки, выезды. Хотя такая работа дает большие возможности для самореализации. Здесь нужно быть специалистом во всем, начиная от кадровой политики и заканчивая городским хозяйством. Требуются профессиональные знания, и каждый день для себя что-то новое открываешь в таком огромном городе. И не только в хозяйстве, но и в людях в том числе. Поэтому считаю, что это вершина моей профессиональной карьеры. Я много кем был — и журналистом, и адвокатом, и предпринимателем, работал в облгосадминистрации и народным депутатом, но здесь, конечно, нужно быть универсалом.

А по поводу того, что ругают власть — проблема, в первую очередь, заключается в том, что в условиях войны, экономического кризиса, обнищания, неопределенного будущего люди властью недовольны. А мэр — человек, который власть олицетворяет. При этом у местного самоуправления свои задачи и обвинять меня в том, что высокие тарифы на коммунальные платежи — нельзя. Ведь не мы эти тарифы устанавливаем и есть объективные жизненные реалии. В то же время, по соцопросам сегодняшний рейтинг у меня где-то 49 %. Считаю, что это достаточно высокая поддержка. Люди видят, что власть меняется, она стает более открытой, запускаются крупные инфраструктурные проекты, например, достройка метро. Да просто впервые за многие годы в городе чистят дороги и можно нормально передвигаться, хотя зима в этом году снежная.

 

«2017-й — это год транспорта»

— Какие направления работы считаете приоритетными в наступившем году?

— Мы уже объявили, что 2017 год — это год транспорта. В городе, в угоду частным перевозчикам, муниципальный электротранспорт был фактически уничтожен. Людей возят на так называемых «скотовозках». Хотя подвижной состав сейчас немного улучшился. Но у перевозчиков есть определенный картельный сговор — пользуясь решением предыдущей власти, они подняли цену на перевозки. Нам удалось эту ситуацию минимизировать, но не так, как хотелось бы. Тем не менее, мы являемся заложниками — я имею в виду и мэрию, и горожан. У нас и так много войн, связанных со сносом незаконных МАФов, бигбордов, идет борьба с нелегальными парковками. Поэтому открывать очередной фронт было бы неправильно — пришлось договариваться. Но я все равно склоняюсь к тому, что эти вопросы не решить административными или судебными методами, закручиванием гаек. Все равно нужно находить компенсационные механизмы. И если мы хотим навести порядок, то однозначно нужно развивать электротранспорт, перераспределять маршруты. Это серьезная логистическая программа, которая связана с рядом шагов. Первое, покупка подвижного состава. В прошедшем году мы приобрели 13 новых белорусских троллейбусов. В нынешнем году мы планируем закупить порядка 50 троллейбусов, причем ведем переговоры о приобретении в лизинг, фактически на условиях кредита. Кроме того, мы ремонтируем подвижной состав — троллейбусы и трамваи, чтобы не стыдно было зайти в вагон. Но подвижной состав не решает все вопросы. Мы собираемся ремонтировать колеи, переезды, выравнивать рельсы.

И, наконец, транспортная реформа предполагает изменение самой маршрутной сети. Провели изучение пассажиропотоков, привлекали даже данные мобильных операторов. Мы будем в несколько этапов менять всю схему, убирать «задвоение» маршрутов. Частные перевозчики сильно нервничают, опасаются, что от их услуг мы можем отказаться. Это серьезная проблема и она требовала привлечения специалистов Винницкой мэрии, которые стали моими советниками. В этом году на решение транспортной проблемы мы выделяем рекордную цифру — около 770 млн гривен.

Но в целом, приоритетов много. Например, капитальный ремонт 10—12 школ-тысячников, где учится много детей. В каждой из них будут отремонтированы крыши, заменят окна и двери, облагородят прилегающую территорию, посадят деревья. Мы подсчитали, что за ближайшее пятилетие ремонт школ позволит сэкономить на коммунальных платежах с учетом применения энергосберегающих технологий около 40 млн гривен.

Кроме того, у нас заготовлены проекты на реконструкцию 57 улиц. Это не просто изменение дорожного покрытия и тротуаров, а и обустройство безбарьерной среды, что облегчит жизнь людей с особыми потребностями. Мы хотим поместить под землю мусорные баки и закупить специальные мусоровозы, которые будут доставать эти баки специальным манипулятором. Собираемся покупать для уборки тротуаров соответствующую технику.

Город находится в крайне запущенном состоянии и, естественно, поступает огромное количество нареканий отовсюду, но есть и позитивные изменения. Мы восстанавливаем уличное освещение там, где его не было десятилетиями. Планируем в этом году сделать подсветку мостов с применением светодиодов. И еще планируем отремонтировать фасады как минимум 10—15 исторических зданий. Будем поступательно идти вперед и концентрировать финансовые ресурсы по определенным направлениям.

«Сэкономленное — это заработанное»

— Достаточно ли средств в городском бюджете для реализации этих планов?

— По деньгам — есть вопросы. В этом году в силу объективных причин, начиная с повышения минимальной зарплаты до 3200 гривен, и заканчивая тем, что на нас правительство спустило оплату коммунальных платежей везде и всюду, бюджет развития сократился. То есть, год 2017-й не будет такой «жирный», как 2016-й. Это, конечно, проблема, хотя не такая, как в других территориальных громадах. Я говорил с коллегами, многие возмущены. У нас ситуация не критичная. Более того, я вижу запас, своеобразную «подушку безопасности». Мы в 2016 году в силу того, что происходили структурные изменения, не уделяли достаточного внимания доходной части. Но я считаю, что сэкономленное — это заработанное. И, буквально, со следующей недели начнем закручивать гайки по системе закупок Prozorro и по другим процедурам. Мы пойдем с финансовым аудитом в коммунальные предприятия, потому что, честно скажу, некоторые из них для меня — это «ямы». Что там происходит и кто чем занимается — я не понимаю. У нас дойдут до них руки, и однозначно будет сопротивление, выступления в СМИ и истерики, но с учетом того, что у города сократилась доходная часть, мы хотим экономить и администрировать доходы. Благо, что есть взаимопонимание с ГФС. Будем смотреть ситуацию по зарплатам «в конвертах», по акцизам, по земельному налогу и я думаю, что за счет внутренних резервов мы найдем компенсационный механизм.

— Будет ли продолжено строительство днипровского метрополитена?

— Да, строительство будет продолжено. Я вам скажу, что сейчас в обществе такой скепсис, что никто и не верит. Но можно подъехать к центральному универмагу и посмотреть, что там уже стоит новый кран. Два дня назад я собирал подрядчиков и субподрядчиков. И четко поставил задачу: они должны приступить к взрывным работам в конце марта — в начале апреля. Мне гарантировали, что в установленный срок они готовы начать подземные работы. Сейчас остались некоторые бумажные вопросы, получение строительных лицензий, решение вопросов с энергетиками. За то время, пока метро не строилось, частные застройщики умудрились получить земельные участки там, где будет идти горная выработка. Теперь веду с ними переговоры, чтобы дать им другие участки, нужно как-то договариваться.

«По некоторым коммунальным предприятиям, которые подают тепло, нам удалось снизить тариф от 15 до 50 процентов»

— Вы пообещали горожанам снизить тарифы на тепло. Удалось ли это на практике?

— По некоторым коммунальным предприятиям, которые подают тепло, нам удалось снизить тариф от 15 до 50 процентов. Ситуация у них разная, но все они начали начислять плату по приборам учета, которые поставили почти в 95% домов. Кроме того, мы занимались вопросами, связанными с заменой оборудования котельных на более современное и менее энергозатратное. Так что, по результату, горожане не получили таких убийственных платежек, как, например, в Киеве, когда это чуть не вызвало социальный взрыв.

— Что даст внедрение электронного билета для проезда в городском транспорте?

— Днипро был одним из основных провайдеров этого проекта, который поддержали руководители пятнадцати городов и главы нескольких облгосадминистраций. Данный законопроект очень успешно прошел в Верховной Раде. Электронный билет — это то, что я обещал во время избирательной кампании. Он позволит четко контролировать экономическую составляющую и прозрачность тарифа на проезд. Сейчас мы не понимаем, каким образом происходит ценообразование. Перевозчики красиво все рассказывают, но мы прекрасно знаем, что в каждой маршрутке сидит водитель и просто собирает деньги. Нет ни учета, ни контроля. Кроме того, это даст возможность горожанам пользоваться электронным билетом как сквозным проездным. Сейчас маршруты выстроены так, что некоторым людям для того, чтобы добраться на работу, нужно делать две или три пересадки. А с появлением электронного билета у нас будет зонирование и тарификация со значительной экономией средств. Наконец, это позволит разобраться с огромным количеством льготных пассажиров, начиная с ветеранов АТО и заканчивая инвалидами и пенсионерами. Введение электронного билета даст возможность исключить злоупотребления, как со стороны перевозчиков, так и со стороны льготников, которые таковыми не являются. Это прогрессивная система, которая действует в крупнейших городах мира. Она уже обкатана и отлажена — от Лондона до Сингапура. Как подтвердили в министерстве инфраструктуры, первыми «пилотными» городами в Украине, где эта система будет внедряться, станут Днипро и Львов.

«Мусорная проблема» — реально серьезная, и ее нужно выстраивать, начиная с квартир»

— Одна из общенациональных проблем — «мусорная», которая приобрела особо острый характер во Львове. Как к этой проблеме подходят в Днипре?

— Мусорную проблему можно разделить на несколько частей. Я изучал ее, когда посещал мусо>росжигательные заводы, частные предприятия. Поэтому считаю, что в какой-то степени строительство мусо>росжигательного завода — это определенная иллюзия. Я объясню почему. Вот, например, в Анкаре частные инвестиции в мусоросжигательный завод составляли около 320 млн евро. Я разговаривал с его собственником, и с представителями компании по переработке мусора — эта тема «взлетает» только в том случае, если есть установленный на законодательном уровне акт о «зеленом тарифе» и долгосрочный договор с мэрией. То есть, есть монопольный контракт. В противном случае, вложение не окупается, чтобы там ни рассказывали.

К тому же, все зависит еще и от так называемой «морфологии» мусора. Как это ни странно, мусор в каждом городе разный, у него разная история захоронения и все это надо изучить. Я честно говорю, что мало верю в мусо>росжигательный завод, хотя мы ведем переговоры с японской компанией и есть предложения китайских инвесторов. Сейчас как минимум мы хотим ввести в эксплуатацию в 2017 году сортировочные линии, которые мы установим на полигоне. И эти линии будут мусор разбирать на фракции. Тут многое зависит и от перевозчиков. Потому что эта тема может иметь экономическую составляющую, если все выстроено в единый логистический механизм. В настоящий момент мусор, который доезжает на полигон, уже обесценен. Потому что перевозчики его перебирают и извлекают из него наиболее ценное. А когда он приезжает на полигон, то уже и достать из него нечего.

Мусорная проблема — реально серьезная и ее нужно выстраивать, начиная с квартир. Нет смысла заставлять граждан сортировать мусор у себя дома в разные пакеты, притом, что все это складывается в один мусоровоз, и потом мусор перебирают полуподпольные компании. Но дорогу осилит идущий. Пока я не вижу критической ситуации в Днипре, хотя жители поселка Диевка жалуются на полигон. Сейчас мы консультируемся с компаниями, которые хотят добывать там газ. Они будут бурить и реализовать этот газ, но у нас не совпадают экономические подходы. Они считают, что должны забирать все до копейки, а я считаю, что должны делиться прибылью с городом. Сейчас запущены разные механизмы, и я думаю, что в недалеком будущем это позволит ситуацию с мусором исправить.

«Если мы хотим построить политическую нацию, то должны думать, как нам объединиться»

— Какой украинский исторический герой вам близок?

— Мне нравятся люди вроде Вячеслава Липинского. И, в первую очередь, его знаменитые «Письма к братьям-хлеборобам». Этот человек имел системную дискуссию с Дмитрием Донцовым. Они были в не очень хороших отношениях, но, на мой взгляд, друг друга как бы дополняли в своих мыслях. Логика Липинского, его теория политической украинской нации, мне близка по духу еще в том плане, что сам Липинский был поляк, который себя «назначил» украинцем. Я считаю, что он пока сильно недооценен. Пользуясь своим влиянием в Днипре, мне удалось убедить переименовать одну из улиц города в улицу Липинского.

— В свое время в Берлине произошел важный процесс — присоединение, подтягивание «социалистической» части города к «буржуазной», в котором были задействованы дизайнеры, архитекторы и даже психологи, чтобы облегчить людям расставание с прошлым. Интересовались ли в Днипре этим опытом, и не считаете ли этот вопрос важным?

— Честно говоря, для меня это новое. Когда мы были в Берлине с визитом по обмену опытом, то нам об этом не рассказывали. Берлин — очень эклектичный город, где до сих пор видны диспропорции, хотя прошли уже десятилетия после объединения. Но, если мы говорим об избавлении от парадигм прошлого, то в первую очередь, я считаю, нужно идти через объединяющие вещи. Сейчас опять поднимается вопрос об ускоренной украинизации, отмене празднования 9 мая или 8 марта, но эти вопросы, на мой взгляд, не являются такими уж актуальными. Можно по этому поводу много спорить, но в настоящий момент такие вопросы разъединяют. В 2014 году, когда началась «русская весна», никто в Днепропетровске не выяснял, кто какой национальности. Мы просто понимали, что если мы хотим построить политическую нацию, то должны думать, как нам объединиться. Нельзя вернуться в мифологию начала ХХ столетия, мы должны выбирать какие-то новые пути. Конечно, это длинный и философский разговор, но я чувствую интуитивно, что когда народ озлоблен, когда он доведен до обнищания, начинать это все поднимать, не стоит.

«С 2014 года я просто не поднимаю головы»

— Что считаете своим главным достижением на посту городского головы?

— В практической плоскости это, наверное, запуск строительства метрополитена. В политическом плане — что удалось сохранить депутатскую коалицию большинства в городском совете, управляемость процессами, несмотря на то, что в городе есть силы, не настроенные ни на какой компромисс. Меня самого очень многие обвиняют в том, что я бескомпромиссный человек, который постоянно воюет, эмоционально оскорбляет оппонентов в соцсетях. Но я просто знаю прекрасно ситуацию изнутри, у них было желание, как минимум, ограничить мои полномочия, а, как максимум, отправить меня в тюрьму. И они для этого предпринимали невероятные усилия, придумывали разные комбинации, но все оказалось тщетным.

— Как вы распоряжаетесь свободным временем, если оно у вас появляется?

— Со свободным временем тяжело, потому что на работе нахожусь до самой ночи, включая и выходные. Друзей теперь вижу редко, хотя раньше мы вместе рассекали на мотоциклах, путешествовали. С 2014 года я просто не поднимаю головы. Что касается личной жизни, то это, конечно, семья. Своей жене я очень благодарен за понимание — у нее одно время был период отторжения моей политической карьеры. Но сейчас она сама включилась в вопросы развития спорта. Я прихожу домой и слушаю за ужином рассказы про городскую федерацию легкой атлетики, про ремонт стадионов, и про то, как спорт будет внедряться в школах. Но когда бывают выходные — это дача, это собаки, это сауна.

Сейчас читаю сразу три книги — они просто разные. Первая — это украинский перевод «Приключений бравого солдата Швейка». Ее мне подарил новый глава «Приватбанка» Александр Шлапак. Он привез очень хороший перевод, очень сочный, и читается книга совсем по-другому. Хотя приключения Швейка читал три или четыре раза. Вторая книга — о дореволюционном Екатеринославе. Я считаю, что как городской голова, должен расширять свои знания о нашем городе. Прочитал, например, что сто лет назад в Екатеринославе проживало православных около 80 тысяч, а иудеев — порядка 60 тысяч. То есть, пропорции были почти одинаковые, не говоря о том, что жили еще и католики, армяне, лютеране. Город у нас многонациональный и сейчас. Как городской голова, я должен знать, кто такой Александр Поль или Андрей Фабр, чьими именами названы улицы и проспекты. А третья книга аналитического плана — она посвящена исследованию, почему нации приходят в упадок. Это для того, чтобы понимать процессы, происходящие в современном мире. Ведь мы живем в период перемен и должны быть готовы к любым вызовам. Но вообще-то лично я смотрю в будущее с оптимизмом и часто вспоминаю поговорку: «Глаза боятся, а руки делают!».

Вадим Рыжков
Добавить комментарий
Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте также: