В Днепре Сергей Житниковский признался, что он фанат Брюса Ли

По всему миру знают 28-летнего Сергея Житниковского. Мастер восточных единоборств занимается постановкой боевых сцен для отечественного и зарубежного кинематографа, сотрудничает с украинскими, китайскими, российскими и голливудскими режиссерами. В фильме «Правило боя», который вышел на экраны в прошлый четверг, он поставил все сцены боев и сыграл самого себя. Сергей вышел на ринг для финального боя с главным героем Тарасом (Влад Никитюк). После допремьерного показа первого украинского спортивного экшна в кинотеатре «Правда-кино» Сергей Житниковский ответил на вопросы корреспондента «НМ».

— Сергей, вы начали заниматься карате в семь лет. Кому или чему за это нужно сказать спасибо?

— Даже раньше! Виной всему кинематограф. Еще в детском саду я посмотрел фильм о кунг-фу и буквально заболел борьбой. Я родом из Каменца-Подольского. Спросил у отца, что подобное есть у нас в городе. Он вспомнил о знакомом тренере по карате и повел меня. Но тот сказал, что пять лет – слишком рано. Тогда папа начал сам меня тренировать, поскольку занимался борьбой. А уже в семь лет меня взяли в секцию карате.

— Как вам удалось попасть в Китай, чтобы пройти обучение восточным единоборствам?

— Кроме карате, я также занимался боевым самбо, ушу, рукопашным боем. Много выступал. Когда мой тренер переехал из Каменца-Подольского в Киев, я поехал вслед за ним, чтобы продолжать развиваться. В столице начал заниматься в секции ушу. Туда приезжали мастера из Китая. Мне повезло, что нас с группой взяли на выступления и соревнования в Китай. Мы провели там около трех месяцев. Одновременно занимались: брали уроки у опытных мастеров. Очень многому научился и здесь. Ведь к нам приезжают все крутые мастера.

— В России вы ставили боевые сцены в кино. Кого вам довелось тренировать?

— Тренировал Алексея Чадова, Валерия Панкова, режиссера Эльдара Салаватова, шоумена Сергея Бадюка и многих других. Одновременно брал уроки актерского мастерства. Ведь поставить боевую сцену в кино достаточно сложно: спортсмен – отдельно, боевые искусства – отдельно, кино – отдельно. Довольно длительный период подготовки был с Алексеем Чадовым. Фильм «Молот» вышел буквально пару месяцев назад. Кстати, он очень похож на «Правило боя». Разница только в том, что российский фильм стоит 6 миллионов долларов, а наш – 500 тысяч долларов.

— Вас не смущало то, что приходится сотрудничать с кинематографом страны-агрессора?

— Наши тренировки и постановки сцен для фильма «Молот» проходили до аннексии Крыма и военных событий на востоке страны. В 2011 году шоумен и продюсер Сергей Бадюк пригласил меня помогать снимать программы. Тогда же впервые меня, как постановщика боевых сцен и актера, пригласил на съемочную площадку режиссер Эльдар Салаватов. Он снял такие фильмы, как «Антикиллер», «МММ», «Мамы». С этого и начались тренировки и общение с мастерами боевых искусств со всего мира. Мне довелось присутствовать на тренировке Микки Рурка, когда он приезжал в Россию.

— Сергей, расскажите о сотрудничестве с Голливудом. Вам посчастливилось там побывать?

— Многие не совсем правильно понимают, что означает постановка боевых сцен для Голливуда. Люди думают, что я туда ездил. Пока не довелось. Просто во время съемок фильма «Молот» мои знакомые – постановщики в Голливуде — предложили сделать черновую постановку для фильма «Шальная карта» со Стэтхемом. Мы прочитали кусок сценария и прямо в спортзале отеля придумывали и ставили сцены. Потом отправили то, что получилось, в Голливуд. Там мою постановку купили и использовали в фильме. И таких примеров сотрудничества с кинокомпаниями по всему миру у меня много.

— В Украине вы основали собственную фирму Fight action. Чем она занимается?

— Идея такой фирмы у меня родилась еще в России. Я – актер, постановщик и хореограф боевых сцен. Также есть каскадеры, выполняющие различные трюки. Есть люди, которые рисуют раскадровки. Есть те, кто снимает визуализацию, так называемый черновик. Нужно было собрать всех вместе в одну фирму. У нас реализовано уже довольно много проектов. Мы снимали клип для «Quest Pistols Show», работали с известным рэпером Бастой, снимали сцены для документального фильма Романа Бондарчука «Украинские шерифы», который едет на «Оскар». Сейчас наша компания опять сотрудничает с Бондарчуком в проекте под рабочим названием «Вулкан». Несколько проектов визуализации от нашей фирмы отправились в Голливуд. Последние наши работы – клипы для групп «Ермак» и «О.Torvald».

— В фильме «Правило боя» много боев. Тяжело давалась их постановка?

— Мы начинали буквально с того, что учились ходить. Спорт – это такая история, что даже по походке в кадре можно понять, занимается человек им или нет. Поэтому нужно было переломать все вплоть до того, как актеры перемещаются. Прежде чем сделать боевую постановку, я читаю сценарий. Нужно понять, что за актеры в нем задействованы, чем они ранее занимались. Нужно изучить каждого героя картины и выстроить линию. Евгений Галич (Игорь Карпов) в фильме в основном боксировал, поэтому я сделал акцент на боксе. Для Влада Никитюка (Тарас) нужно было сделать одновременно акцент и на боях без правил, и на боксе. Ежедневно проводил по три-четыре тренировки с ребятами. Вначале я собирал всех вместе: Диму Ступку, Пашу Ли, Женю и Влада. Около месяца мы постоянно ходили вместе. Это было очень круто. Все настроились — мы будем снимать крутое кино. Постоянное общение нас очень сплотило. Потом уже была постановка. Месяца два мы потеряли в движении к физической форме, чтобы хоть какая-то техника получилась. До этого фильма никто из ребят не занимался боксом. Самое сложное было дать им возможность увидеть себя теми, кого они будут играть. Моя задача – передать им технику, а их – наполнить персонажей актерской игрой. Если честно, работать над этим фильмом мне было в кайф. Я просто обожаю свою работу.

— Сергей, были ли вы довольны, когда увидели на экране реализацию своих идей для «Правила боя»?

— Честно говоря, из всего, что я задумал, в фильме было снято всего процентов тридцать. Сказались временные и финансовые ограничения. Хотелось дать больше интригующих моментов в боях, больше экшна, который заставил бы зрителя переживать и соучаствовать, а не просто закидываться попкорном. Но для этого нужно много времени. Приведу пример. Для фильма «Правило боя» мы снимали бой в ринге два дня, а для российского «Молота» — две недели.

— На какого героя голливудского кино вы ориентируетесь, когда работаете над постановкой боев?

— Человек, который положил начало экшн-героям, – легендарный Брюс Ли. Он открыл новое кино для многих. То, что мы сегодня имеем возможность снимать такие картины, как «Правило боя», во многом достижение Брюса Ли. Немало сцен, которые я поставил, его достояние. Он был первым цветным в Америке, которому удалось сняться в Голливуде в этом жанре. Он изменил стратегию киноиндустрии и даже шоу-бизнеса. Им восхищаются и берут пример люди, которые занимаются брейк-дансом, боевыми искусствами, хореографией, новыми стилями экшна, снимают кино. Я в свое время много почерпнул у него.

— Какое ваше «правило боя»?

— Лучше любой конфликт решать словами. Ты не знаешь, кто перед тобой, что у него в кармане и чем он занимался до встречи с тобой.

Спрашивала Елена МИСНИК.

 

 

Добавить комментарий
Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте также: