«Южмаш» наехал на КБ «Южное»

ГП «Производственное объединение Южный машиностроительный завод им. А.М. Макарова» обвинил ГП «КБ «Южное» им. М.К. Янгеля» в предоставлении неправдивой информации.

Об этом говорится с официальном сообщении Южмаша.

— 16 января текущего года на сайте ГП «КБ «Южное» им. М.К. Янгеля» опубликован материал под названием «Космическая отрасль Украины: трансформационные процессы и их возможные последствия»

Безудержное хвастовство КБ «Южное» собственными «достижениями» с одновременным стремлением всячески унизить репутацию не только «Южмаша», но и остальных партнеров по кооперации, очень огорчило. Позиционирование КБ «Южное» «кормильцем» всей кооперации не отражает действительности, так как это финансирование происходит в рамках выполнения контрактов, которые КБ «Южное» не имеет возможности выполнять самостоятельно. Именно наличие партнеров по кооперации и использование их компетенций предоставляет КБ «Южное» саму возможность заключения контрактов.

«Южмаш» занимает ведущее место на вершине производственно-технологической цепочки и имеет гораздо более развитую сеть партнеров. Несмотря на это, «Южмаш» считает, что любые намеки на превосходство недопустимы и неуместны, ведь только совместные усилия предприятий кооперации дают отрасли возможность производить продукцию, которая удовлетворяет потребности заказчиков и успешно конкурирует на мировом рынке.

Обвинения КБ «Южное» в адрес «Южмаша» о, якобы, ущербной маркетинговой политике, отсутствии стратегического мышления и т.д., является перекручиванием фактов. Стоит напомнить, что «Южмаш» и КБ «Южное» с самого начала своей деятельности были одним целым. Собственно, КБ «Южное» создано путем выделения конструкторского подразделения завода «Южмаш» в отдельное предприятие. Вместе с организационным разделением произошло и разделение компетенций: в частности, в сферу деятельности КБ «Южное» был отнесен маркетинг продукции ракетно-космического назначения, а именно, выбор рынков и продвижение на них продукции.

«Южмаш» всегда производил и производит только ту продукцию ракетно-космического назначения, которая разработана КБ «Южное». Поскольку заказ на разработку продукции можно получить исключительно от ее будущего потребителя, «Южмаш» фактически стал заложником маркетинговой политики КБ Южное, а все заявления КБ «Южное» относительно ужасных последствий ее неуклюжести и несуразности являются ничем иным, как попыткой переложить с больной головы на здоровую. Выход на новые рынки с космической продукцией возможен только с новыми разработками. За двадцать пять лет независимости в КБ Южное не появилось ни одной новой разработки, доведенной до серийного производства, а космические аппараты, разработанные КБ «Южное», неконкурентоспособны и никого, к сожалению, не интересуют. Но по логике КБ «Южное» виноват в этой ситуации «Южмаш».

Свою функцию объединения всей кооперации разработчиков и производителей ракетно-космической техники КБ «Южное» выполняет так, что возникает вопрос: почему из всех партнеров по кооперации только КБ «Южное» демонстрирует устойчивый положительный финансовый результат, а остальные соисполнители работают с близкой к нулевой рентабельностью и не имеют возможности вкладывать заработанные средства в собственное развитие? Ответ самого КБ, – это происходит исключительно благодаря финансовому гению руководителей КБ «Южное» на фоне сплошной беспомощности других руководителей предприятий космической отрасли, – заодно объясняет, почему КБ «Южное» является ведущим плательщиком налогов и сборов по общим отраслевым проектам, чем, кстати, изрядно гордится.

Следствием недальновидной политики КБ «Южное» стали проблемы предприятий отрасли с обновлением основных фондов, что, в свою очередь, повлекло существенное технологическое отставание от мировых конкурентов. Все это уменьшает привлекательность украинской космической отрасли как партнера по международной кооперации, по которой, по убеждению «Южмаш», наше общее будущее. Фокусирование КБ «Южное» на краткосрочных финансовых интересах привело к пренебрежению долгосрочными интересами отрасли, страны и своими собственными. Ведь из-за устаревания технологической и производственной базы на предприятиях кооперации разработчики уже не имеют возможности использовать новые технологии в своих разработках. Поэтому, попытки КБ «Южное» рассказывать о стратегии выглядели бы смешно, если бы не настоящий ужас происходящего.

Все эти «взвешенные, бессистемные управленческие решения, а часто, отсутствие необходимых решений», «невзвешенная ценовая политика, вызванная неоптимальным подходом к организации и управлению производством» и т.п. – все эти обвинения имеют чисто декларативный характер и лишены какой-либо конкретики.

Обосновывая необходимость подчинения «Южмаш» КБ «Южное», последнее ссылается на «разработанный и периодически обновляемый бизнес-план такого объединения». В нашем распоряжении есть две версии этого бизнес-плана – первая подавалась в феврале 2016 года в Государственное космическое агентство, и вторая, которая использовалась в ноябре при подготовке к совещанию по вопросам развития космической деятельности под председательством Премьер-министра В.Б. Гройсмана. Этот документ объемом 75 страниц нельзя назвать ни бизнес-планом, ни обоснованием (видимо из-за этого авторы его не обнародовали). По нашему мнению, «бизнес-план» демонстрирует экономическое невежество, юридическую безграмотность и менеджерскую беспомощность руководства КБ «Южное», и вот почему. Путь решения проблем поражает непосредственностью: все, без исключения, финансовые проблемы «Южмаш» и КБ «Южное» предлагается решить за счет бюджета. При этом, часть бюджетных инвестиций маскируется под займы, отдавать которые предлагается за счет бюджетных же средств из источника с сомнительной способностью наполнения (возврат средств взноса государства Украинско-бразильской бинациональной компании «Алкантара Циклон Спейс») или путем фантасмагорического «финансирования кооперации государственных предприятий и инвестирования средств в государственные активы», или через выплату (!) задолженности по заработной плате. Вместе с тем, такие обязательные разделы бизнес-плана, как инвестиционный план, финансовый план и оценка рисков – отсутствуют. Сам размер необходимых инвестиций не определен. Как следствие, нет ни одного финансового показателя проекта. Одна из ключевых проблем, а именно, конфликт интересов лидеров отрасли, остается вообще не признанной и неисследованной. Сознательный и задекларированный отказ от акционирования свидетельствует о том, что авторы не понимают, какие возможности по оптимизации активов дает изменение организационно-правовой формы государственного предприятия. Отказ от привлечения стратегического инвестора, предпосылкой которого является акционирование, наглядно демонстрирует отсутствие стратегического видения у идеологов так называемого бизнес-плана. К последствиям реализации предложенной модели реорганизации авторы в большинстве привлекли такие, на которые собственно реорганизация вообще не влияет. Все это убедительно свидетельствует о недопустимости реализации предложенной модели реорганизации, а также доказывает, что руководителям КБ Южное нельзя делегировать полномочия государственного управления предприятиями отрасли и доверять рычаги оперативного и финансового управления отраслеобразующими предприятиями. Их компетенция касательно квалифицированного управления финансами и стратегического планирования на уровне собственного предприятия также вызывает сомнение.

Поделиться:
Добавить комментарий
Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте также: