Как Лия Ахеджакова напророчила славу Михаилу Ефремову

Один из немногих актеров России, который не сломался, остался гражданином и человеком в нечеловеческой стране, – Михаил Ефремов.

В Украине его как любили, так и любят. Любят за роли, за гражданскую позицию, за хлесткую сатиру. Гастролируя по нашей стране с программой «Хороший, плохой, злой», Ефремов собирает полные залы. Он читает стихи украинских поэтов — Тараса Шевченко, Леси Украинки, Юрия Андруховича. Признается, что плохо говорит на украинском, поэтому и выбрал их стихи на русском языке.

В части о «хорошем» Ефремов вспоминал детство, родителей и первые детские роли. В «плохом» — роли алкоголиков, военные и женские. После ролика с женскими ролями пошутил:

«Вы ничего такого не подумайте. Я был женат четыре раза, у меня шестеро детей».

Самой яркой была «злая» часть творческого вечера, которая началась с блистательной пародии на нового российского актера Жерара Депардье. Ефремов читал стихи Дмитрия Быкова и Орлуши, написанные для проектов «Гражданин поэт» и «Господин хороший». Читал о том, как все ненавидят всех, как в России по приказу министра культуры Перми провели конкурс «Веселый коровяк» — соревновались в кидании коровьих лепешек.

Кстати, впервые в российской истории за стих чиновника сняли с должности.

МАМА ИЗ ОЧЕНЬ ХОРОШЕЙ СЕМЬИ
А еще Михаил Ефремов много рассказывал о своей семье, детстве, юности.

«Мне уже за пятьдесят, — сказал он. – И, как положено старому пердуну, начинаем с детства».

Первая роль была в 1975 году: в одиннадцатилетнем возрасте он снялся у режиссера Вадима Зобина в фильме «Дни хирурга Мишкина». Сыграл сына своего отца, ведь хирургом Мишкиным в фильме был Олег Ефремов.

«Про папу и так все знают, — отметил артист. – Я вам расскажу про маму Аллу Борисовну Покровскую. Она – народная артистка России, артистка Художественного театра, профессор. Практически все артисты, которых вы видите на экранах, – ее ученики. Она великая красивая женщина. Мама из очень хорошей семьи».

Ефремов рассказал, что его дед по маминой линии Борис Александрович Покровский — великий оперный режиссер, который с 1943-го по 1982 годы руководил Большим театром. Сейчас в Москве есть камерный оперный театр им. Бориса Покровского.

Бабушка – Анна Алексеевна Некрасова, балерина и режиссер Центрального детского театра.

«Мамин прапрапрадед был заместителем отца Ленина, — продолжил Ефремов. – Иван Яковлев – чувашский просветитель, который создал чувашский алфавит и перевел Библию на чувашский язык. В Чебоксарах есть улица его имени. Он, как Ломоносов, для чувашей.

 

Мама – очень хороший чело-век, потому что не отдала меня ни на языки, ни на музыку, — подчеркнул Михаил Олегович. – Я был сам себе предоставлен. Но у нее был дед Алексей Дмитриевич Некрасов, один из создателей египетского зала в Пушкинском музее. Он читал детям – моей маме шести лет, ее четырехлетнему брату и другим «Илиаду», «Одиссею». Наверное, оттуда, с генами ко мне и пришла любовь к поэзии.

КРУЧЕ НИГДЕ НЕ СЫГРАЛ
Фильм «Когда я стану великаном» — первая значительная роль Михаила Ефремова. У него много разных воспоминаний о съемках этой картины.

«Фильм снимали в Украине – в Севастополе и Ялте, — рассказал актер. – До сих пор считаю, что круче я нигде не сыграл. Там что-то игралось на бессознанке. Тоже мальчик-поэт. Первое кино, первое вино, первое домино. Там замечательный режиссер Инесса Туманян, потрясающий оператор Валерий Гинзбург, брат Александра Галича».

До этого детского фильма он не снимал семь лет, потому что снял фильм «Комиссар», который долгие годы пролежал на полке. На съемках была полудиссидентская атмосфера. Тогда же Ефремов познакомился с Андреем Васильевым. И они не расстаются уже сорок лет. Васильев один из основателей проекта «Гражданин поэт».

В фильме «Когда я стану великаном» снималась Лия Ахеджакова, тогда еще молодая актриса театра «Современник», в котором работала и мама Миши.

«Она приехала на съемки в Ялту и увидела, как мы себя ведем, — вспоминает актер. – Мы – дети 14—15 лет. Несколько бутылок «Солнце в бокале», курение, девочки, дискотеки. Ахеджакова позвонила моей маме и сказала:

«Вы меня не знаете, я только поступила к вам в театр, сейчас на съемках в Ялте. И тут снимается ваш сын. Вы знаете об этом?»

Мама ответила:

«Конечно, Миша там уже третий месяц. А что случилось?»

На что Лия Меджиновна сказала:

«Вам лучше приехать!»

Мама немедленно приехала. Остановилась в гостинице «Ялта». Вечером заходит Лия Ахеджакова, видит меня — причесанного, в шортиках, с учебником географии в руках:

«Добрый вечер, Лия Меджиновна!»

Увидев все это, она сказала:

«Вот растет великий актер!»

ПОДБИВНОЙ ПО-ЯЛТИНСКИ ПЕРЕД ПОСТУПЛЕНИЕМ
После школы Михаилу Ефремову была прямая дорога в школу-студию МХАТ, которой тогда руководил его отец. Однако без форс-мажоров не обошлось.

«Мы тогда жили в Серебряном бору на даче, — рассказал артист. – Мы с сестрой пошли на Москву-реку купаться. Я решил показать ей, как по-ялтински нырять подбивного. Это когда прыгаешь с большой высоты на небольшую глубину, подбиваешь воду и выныриваешь. На реке был небольшой пирс, где я и решил продемонстрировать свое умение. Но не учел, что это речка, что открыли шлюзы и вода ушла. При этом было темно. Я пропахал лицом дно. Вылез весь в крови. И на следующий день пришел на конкурс с фингалом и лицом, залепленным пластырем».

Сын Ефремова. Спасло то, что на этом этапе конкурса Михаил читал рассказ Зощенко «История болезни». С басней выступать в таком виде было уже посложнее.

НЕУДАЧНЫЙ ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ
После первого курса Ефремова забрали в армию. Он признался, что после того как его поймали на продаже валюты, других вариантов не было – либо тюрьма, либо армия.

«Мой призыв 1982—84 годов был очень странным, — вспоминает он. – Не успеешь уйти в армию, как один за другим начинают умирать генеральные секретари. Служил в Верхнем Волочке. 45 суток гауптвахты за призыв. Есть чем гордиться – чистые погоны,
чистая совесть. Рядовой».

10 ноября 1982 года умер генеральный секретарь Леонид Брежнев. А у Михаила Ефремова – день рождения.

«Мы сидим в роте, играет траурная музыка над плацем, — вспоминает артист. – Вбегает замполит майор Вербило. Очень хороший мужик, но нервный после контузии в Афгане. Он говорит:

«Ефремов, умер Брежнев!»

Я спрашиваю, что делать. Он говорит — оформить портрет генсека черной ленточкой. Я все сделал и попросил отпустить меня на почту. Там я получил кипу поздравительных телеграмм. В роте замполит поинтересовался, что такое принес Ефремов с почты.

«Это поздравительные телеграммы», — ответил Михаил.

Вербило немного обалдел и выхватил одну из них — от Алексея Табачникова. Там было написано:

«Поздравляю. Леша».

После длительной паузы Ефремов наконец понял в чем дело и продемонстрировал замполиту военный билет, в котором значилось, что он родился 10 ноября.
Елена Мисник,
фото Андрея Батозского

Поделиться:
Добавить комментарий
Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте также: