Марина Филатова: «Не важно, сколько денег у тебя в кармане, если у твоего дома взрываются гранаты»

Марина Филатова с горящими глазами говорит о легкой атлетике, открывает секреты того, каким был мэр в студенческие годы, не разделяет всех его методов работы, но отмечает его безумную любовь к городу. Она обожает читать, любит селедку под шубой и может сшить все что угодно. Эксклюзивное интервью для «Днепропетровской панорамы».

О себе
Я родилась в России, во Владимирской области, в очень маленьком провинциальном городке, который очень похож на Новомосковск. Исторически это очень важный город, так как он был резиденцией царя Ивана Грозного. Там историей дышит все. Даже улица, на которой я жила, называлась Охотный луг (в этой местности охотились опричники царя. – Прим. ред.). В 17 лет уехала оттуда. Поступила на тот момент в ДГУ.

– Почему такая рокировка?
– Моя мама из Украины из-под Мариуполя, а отец из России. Я хорошо училась в школе, но «золотой» медалисткой не была. До 8-го класса была круглой отличницей. Гуманитарий в чистом виде, из точных наук хорошо геометрию знала. У моей мамы есть родная сестра, Валентина Ивановна Резникова. Моя мама не имела высшего образования, но она хотела его для меня. Было сложно представить, чтобы я поступила в Москву и каждый день на электричке преодолевала 100 км. Поэтому стало логичным переехать в Украину, к моей второй маме. Жила в ее доме, она для меня была ментором.ает

Я из семьи скромного достатка. Меня и брата мама воспитывала одна. А лет в 11 я поняла, что не хочу носить то, что носят все, поэтому шила себе вещи сама. Покупала дешевые ситцы за 1 р. 10 коп. метр и шила. Когда родилась дочь, я очень много для нее шила, могла и шторы пошить. Например, у одной из моих подруг до сих пор висят шторы, которые сделала я. Могла даже сшить дочери зимнее пальто. Помню еще случай. И грешно, и смешно, конечно, но нужно было пойти на похороны. Один наш друг погиб, и мне не в чем было пойти. Не было ничего черного. Я за ночь пошила себе черный пиджак. Сейчас у меня, конечно, есть помощники по хозяйству, но я умею делать абсолютно все, меня не поставить в тупик.

– Вы говорите, что любите читать. А ваша библиотека пересекается с библиотекой Бориса Альбертовича?
– Нет. Он человек энциклопедических знаний. Любит научную литературу, а я читаю в основном художественную (улыбается). Ещё о беге, биографии, и очень много литературы о дизайне, архитектуре, моде. На английском я читаю и художественную литературу, просто медленнее. Меня трудно увлечь книгой по психологии, например. Цифрами. В школе, если я шла в библиотеку, то мне одной могли сразу выдать семь книг. Они понимали, что если дать меньше, то я очень скоро вернусь (улыбается). Всегда читаю две книги одновременно. Кстати, моя любимая литература – это классика 20 века. Сэлинджер, Фицджеральд, Ромен Гари, Ирвин Шоу.

О Борисе Филатове
Познакомились мы с Борисом в ДНУ, и вышла замуж я за обычного студента. Я была на первом курсе, а он на третьем. Мы три года встречались, а потом поженились.

– Красиво ухаживал?
– Нет. Он никогда не ухаживал красиво, и он не делает этого до сих пор (улыбается). Секрет в том, что он человек, который считает романтизм пустым. Есть мужчины, которые задаривают презентами, охапками роз, а параллельно делают такие презенты другим женщинам.
Борис очень конкретен в этом плане. Он трепетно ко мне относится, но он не тот человек, который придумывает «заманухи». Знаете, когда мы встречались, это было время полного безденежья. Мы просто встречались. Он забирал меня из универа, и мы ходили по городу, гуляли по проспекту Карла Маркса, набережной. Борис не любил ходить, а возможностей посещать кафе не было тоже (улыбается). А на счет подарков он очень щедрый мужчина. Баловал. Но они всегда были предсказуемы.

– Сейчас чаще бываете в ресторанах? Возможность уже есть.
– Нет. Он очень много работает, и мы практически перестали вместе ужинать. У нас есть дача в Орловщине, и раньше мы могли пойти в лес. Наделаем бутербродов и просто идем в лес. В этом он романтичный, и он инициатор таких вылазок.

– А завтракаете хотя бы вместе?
– У него есть время только на совместный завтрак, а я ем два раза в день. Последний раз в 16:00 и очень редко позже, но каждое утро ем кашу овсяную или пшеничную, гречневую. Мне не нужны марципаны (улыбается). Люблю простую, но качественную и здоровую еду. Я готовлю Борису каждое воскресенье или субботу. Я мастер по приготовления пасты.

– Есть традиционное новогоднее блюдо в вашей семье?
– Последнее время не готовим традиционные блюда, но я очень люблю селедку под шубой. Жизнь сейчас очень изменилась. В этой стране у всех! Поверьте, у нас обычные ценности. Все хотят мира, здоровья близким. Не важно, сколько денег у тебя в кармане, если у твоего дома взрываются гранаты.

– Костюмы Борису Альбертовичу вы подбираете?
– Это очень большая проблема. Я не стесняюсь об этом говорить. Это живет во мне, но не в нем. У меня выработанное чутье к пропорциям и цветовым решениям. Борис – это человек, который не думает про одежду. Каждый раз, когда он одет хорошо, – это необходимость. Он очень свободолюбивый. Ему важно, чтобы было удобно, и он сам никогда не судит людей по одежке. Для него это сфера жизни, которая просто не существует. А вещи ему покупаем в отпуске, так как только там есть для этого время.

– Как вы реагируете на критику мэра?
– Вы знаете, я не сторонник всех его методов. Я критикую некоторые шаги, но в любви этого человека к городу я уверена на 100%. Когда начались эти плохие события в стране, я еще не осознавала всего, а он просто пытался «встряхнуть» меня и говорил: «Посмотри! Посмотри, что творится. Нужно что-то делать». Я буквально видела боль в его глазах.

А по поводу критики я скажу так. Вот из чего судят эти критиканы, когда пишут, что доходы мэра возросли в два-три раза? По чему они судят? Когда они критикуют его лишний вес, ну, наверное, они правы. Я, может, тоже хочу, чтобы он лучше выглядел. Но он живет без режима. Он всегда на работе. Это человек, который не концентрируется на подобных вещах.

– В чем разница между «быть женой бизнесмена» и «быть женой мера»?
– Разница есть, и она в свободе. Мне больше нравилось быть женой успешного бизнесмена (улыбается). Сейчас просто каждый шаг обсуждается. Например, меня очень унижает по-женски факт электронного декларирования. Меня унижает не сам факт декларирования, а именно то, что это обсуждается публично. Ведь многие дорогие вещи я получала от своего мужчины в подарок. И он в момент дарения, естественно, не объявлял мне их стоимость. А теперь я должна была узнать стоимость его подарков из таблоидов. Мне стыдно отчитываться за подарки, которые сделал мне мой мужчина. Он же не стал состоятельным в одно мгновение. Все знают, что мы из бизнеса. Он работал с 16 лет. Почему такая реакция, я не знаю. Все то, что мы имеем, мы заработали. Это спекуляции. Некоторые свои личные вещи мы превращали в деньги и помогали солдатам. Без подробностей. Это наше личное. Не буду бить себя в грудь.

– Вы сейчас публичная личность, вам это мешает?
– Нет, мне удаётся сохранять разумную долю в этом. Я не публикую свои интервью и фото просто, чтобы покрасоваться. В основном все интервью, которые я даю, на 99% о спорте, легкой атлетике.

– Быть женой мэра – это работа?
– Вы знаете, я много месяцев даже не заходила в это здание. Когда он подал документы, я реально физически держала его в дверях (улыбается), не хотела этого. Он сказал, что здесь похоронены его родители, здесь его вся жизнь, и он знает, как сделать этот город лучше. Многие расценивают мою деятельность как пиар Бориса, но это не так. Это ложь. Я настолько уверенная в себе женщина, что мне это не нужно. Нет фактора, с помощью которого он мог бы меня заставить что-то сделать. Когда я задумала клуб (легкоатлетический), я поняла, что могу быть полезной для женщин, таких как я, такого возраста. Ведь жизнь не заканчивается. Легкая атлетика была в упадке. Теперь есть сдвиг.

О спорте
– Проект легкой атлетики в школах имеет аналог в других странах?
– Подобные программы развиты во всем мире. Даже в таких странах, которые мы считаем неблагополучными, например, Мали. Преподаватели физкультуры, родители, дети – все позитивно настроены на участие в этом проекте. Эта программа не признана толкнуть ребенка заниматься спортом, выполняя большие нагрузки, резко выполнять какие-то жесткие нормативы. Она призвана вовлекать детей в спорт плавно, в игровой форме. Это больше похоже на «веселые старты», но каждое упражнение этой программы содержит настоящие элементы легкой атлетики. Например, имитация метания диска или копья. Легкая атлетика не просто королева спорта – это единственный спорт, который удовлетворяет запросам гармоничного развития человеческого тела. Улучшается сердечно-сосудистая и дыхательная системы, крепнут суставы и связки, мышцы становятся эластичными. А такая дисциплина, как бег на выносливость, еще и формирует характер.

Это базовый спорт для гармоничного развития человека. Детям это интересно. Инвентарь красивый, красочный. Они как будто бы играют. Все занятие проходит под бодрящую музыку. Мы хотим, чтобы за эту работу преподаватели физкультуры получали бонусы. Отмечу, что мы боремся за то, чтобы эту программу на государственном уровне внедрили факультативом не только в Днепре, но и в Украине. Мы взяли 12 опорных школ во всем городе и в каждой школе разместили сумку – набор с инвентарем. От федерации легкой атлетики отправляем волонтеров, а также наших местных звезд легкой атлетики, которые будут рассказывать о своем пути в спорте, о своих достижениях.

– Дети всех возрастов могут участвовать в программе?
– Мы решили взять две возрастные группы: 4–5 и 6–7 классы. На обучающей части будут участвовать все детки, а в соревновательной – только те, кто постарше. В легкую атлетику приходят не как в гимнастику в 4 годика. Основной возраст – это 10–11 лет. С одной стороны, мы приучаем детей к здоровью, а с другой стороны, мы хотим раскрыть талант будущих спортсменов. Не может быть у страны, в которой нет здоровой нации, сильнейшей олимпийской сборной. Мой тренер по бегу говорит: если бы я пришла в атлетику лет в 14 лет, то стала бы достаточно успешным спортсменом. Характер позволяет. Иду к цели, отключаю боль и дискомфорт. Но в детстве физкультура была моим самым ненавистным предметом. Я всегда была худенькая, компактная, были задатки, но мне никто не показал и не рассказал, как правильно это делать. Просто беги или просто прыгай в песочницу. Мы пробовали проводить обучение по этой программе даже для самых маленьких (4-6 лет). Причём среди этих детей были дети с отставанием в развитии. И они тоже прекрасно включались в процесс. Занимались наравне со всеми. И я видела их счастливые лица.

Поделиться:
Добавить комментарий
Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте также: