Борис Филатов: “Я не могу сказать, что мы где-то стратили”

Городского главу Днепра Бориса Филатова без преувеличения можно назвать одним из самых одиозных украинских мэров – успешный бизнесмен, который в критический момент оставил все и бросился спасать страну, кандидат наук, который публично пообещал больше не материться, по мнению общества, человек Игоря Коломойского, который в последнее время вступил в конфронтацию с олигархом.

Знай” встретился с Борисом Филатовым в мэрии Днепра и поговорил о жизни и о работе.

Борис Альбертович собран и серьезен, но уже через две минуты забывает о статусе, расстегивает пиджак, затягивается сигаретой-слимкой и начинает вести диалог, как со старыми знакомыми.

Портал “Знай.ua” публикует разговор с Борисом Филатовым от первого лица.

“Моей команде есть чем похвастаться”

Я сделаю небольшое вступление – довольно долгий период ситуация в горсовете у нас не располагала к работе. 27 ноября 2015 года я принимал присягу, и мои политические оппоненты приложили максимум усилий для того, чтобы даже присягу я принять не смог.

Но я все-таки принял присягу, хотя и после этого депутаты долго интриговали, ссорились, пытались избрать секретаря горсовета – если помните, все эти события начались с выездной сессии, которая проходила вне исполкома в 6 часов утра. Плюс, этот период я запомнил постоянным выяснением отношений, драками, повреждениями кабелей, звонками о минировании зданий, “титушками”.

Это, если вкратце – в конечном итоге город получил бюджет только 30 марта. С другой стороны, даже после того, как мы получили бюджет – опять же, мои политические оппоненты всячески пытались дестабилизировать работу исполнительной власти, обжаловали все без исключения тендеры, писали в Антимонопольный комитет, подавали жалобы в суды – в общем, всячески занимались саботажем и диверсиями. Учтите еще наше несовершенное законодательство – например, подача жалобы в Антимонопольный комитет автоматически приостанавливает проведение тендера на 2 месяца. То есть, если говорить о работе, то все это время город работал не благодаря, а вопреки. Реально нам за этот год, пока я нахожусь в кресле мэра, удалось проработать 6 месяцев, и я считаю, что результаты уже видны.

Смело могу похвастаться объемами дорожного строительства. Если погода будет позволять, то до конца года мы заасфальтируем порядка 900 тысяч квадратных метров дорог в городе. Причем это не текущий ямочный ремонт, а капитальные ремонты. Когда занимаемся капитальным ремонтом, не просто кладем асфальт, а подходим комплексно – меняем бордюры, люки, перекладываем трамвайное покрытие. На некоторых участках, где работаем, 25 лет никто ничего не делал. А если взять дорогу на поселок Мирный – то там все 40 лет никто ничего не ремонтировал. На Раде регионального развития я озвучил сумму, которую мы выделили в этом году только на ремонт дорог – 600 млн грн. Думаю, что этот показатель один из первых в стране.

Второе, чем можем похвастаться – текущими ремонтами. А это колоссальный объем. Ремонтировали все: крыши, подвалы, трубы, подъезды, меняли окна, ремонтировали межпанельные швы и лифты, освещение улиц. Если брать те же лифты, мы бы до конца года закончили полностью ремонты лифтов в городе – но сказывается бытовой вандализм. Сегодня лифт починили – завтра кто-то утащил кабель. Но… в следующем году мы с воровством запчастей лифтов покончим. Возможно, со стороны такие ремонты покажутся кому-то мелкими, особенно в масштабах города-миллионника, но для жителей, по большей части стариков, которые по году не могут выйти из квартиры, – это очень важно. В нашем городе есть пожилые люди, которые без лифта не могут выйти по нескольку лет из квартиры. Есть такие лифты, которые остановились в 1983 году, и местные жители уже кладовки себе построили в шахте лифта. На такие ремонты у нас ушло еще порядка 600 миллионов гривен.

Третье, чем смело могу похвастаться – это открытостью власти. Понятно, что у нас в стране “зрада” продолжается бесконечно, есть много нареканий у активистов и политических лузеров, однако наш горсовет на 4-м месте по внедрению системы “Проzzорро”. Может, мы никогда не догоним Мининфраструктуры, которое находится на первом месте – понятно, что у них куда больше тендеров идет, чем у нас, и они с таким количеством выходят на первое место, но мы стараемся не отставать. Сейчас у нас открытый бюджет, колл-центр, прямая трансляция заседаний комиссий в интернете, мы приняли программы по бюджету участия. Очень многие вещи годами казались нерешаемыми – например, обустройство города без барьерной среды для людей с инвалидностью. Но мы взяли, приняли и сейчас работаем в этом направлении. У меня, например, безбарьерной средой занимается моя советница – девушка с инвалидностью Сашенька Кутас.

“Хочется видеть идеальный мир”

С учетом того, что это не делалось никогда, а мы начали этим заниматься, считаю, что это серьезное достижение. Хотелось бы утром встать и увидеть починенные лифты, тротуары без бордюров, пандусы – но так не бывает.

У нас сейчас большие амбиции, связанные с тем, что Днепр – культурная столица, спортивная столица. В этом году мы провели марафон и добились от Федерации легкой атлетики того, что чемпионат пройдет у нас, провели Джаз-фестиваль, на который пришло свыше 70 тысяч горожан – и знаете, там такая была атмосфера!!! Самое интересное, что не было много пьяных и агрессивных, а было ощущение новизны, единения между людьми.

Город ожил, стал чище, идут постоянные изменения. Мы смогли сдвинуть с мертвой точки проект достройки метро в городе, следующий год у нас будет годом транспорта – планируем возрождать городской электротранспорт. Поэтому я не могу сказать, что мы где-то стратили. Можно было бы сделать больше и перерезать больше ленточек – если бы нам меньше мешали работать, то результат был бы лучше.

В жизни нет ничего черного и ничего белого, так же и в работе. У меня, например, есть большие претензии к качеству тех же текущих ремонтов. С одной стороны, мы говорим о текущих ремонтах и о том, что их очень много, но с другой стороны, последние соцопросы показывают, что люди не очень их видят. Однако есть две концепции – пытаться вовлечь жителей города в финансирование ремонтов, и вторая – тянуть это все за коммунальные средства.

Я понимаю, что при 90% приватизированного жилья не совсем правильно ремонтировать подъезды за счет бюджета, но с другой стороны, реально вижу, что у людей денег нет. По данным тех же соцопросов, в городе 33% населения экономят на еде. И это в Днепре, в богатом городе – могу только представить, что творится в глубинке! При этом при наличии такого бюджета говорить людям: давайте скинемся на ремонты, вы половину, и мы половину – нас же просто не поймут.

Если говорить о текущих ремонтах, у меня есть нарекания на качество, есть нарекания на цены, есть нарекания к тому, смогли ли мы донести людям тот факт, что все это необходимо. Не хотелось бы обижать подрядчиков, но в стране нет профессиональных компаний, у которых есть свои асфальтобетонные заводы, сотрудники, техника, которые могут выполнять большой объем заказов. Не очень нравится и менталитет наших подрядчиков – я пытаюсь внедрить какие-то инновации, которые есть в западных городах, и вижу в глазах подчиненных непонимание. У нас один из ключевых руководителей департамента ЖКХ никогда не был за границей, даже в Турции, и он живет в плену советских 70-х годов. Очень надеюсь, что со временем мне удастся переломить это мышление и внедрять в городе такие вещи, как автобусные остановки с вайфай и подогревом УФО.

Но это мелочи. Серьезных провалов в своей работе не вижу. Я всегда шучу, что хотелось бы встать утром и увидеть, что мир превратился в идеальный, а люди порхают, как ангелы, – но это ведь невозможно.

Да, сейчас меня многие критикуют. Но пусть они сядут в мое кресло и попробуют решить тот огромный объем колоссальных задач. А еще я убедился, что очень многие из тех, кто критикует, дают советы или пытаются внедрить какие-то идеи – они мало что понимают в документах или деньгах. Им просто кажется, что есть такая идея и уже завтра ее можно воплотить в жизнь – без тендеров, отчетов, подрядчиков, документации.

Опять же, в мире нет ничего хорошего и плохого в чистом виде. Наша задача сейчас – из наших недостатков делать достоинства. Действительно, на город сегодня серьезная нагрузка с переселенцами – только официально у нас числится 76 тысяч вынужденных переселенцев. Думаю, что неофициально эта цифра вдвое больше. И они влияют и на инфраструктуру, и на рынок труда.

Самый простой пример – если подойти к кофемашине, там обязательно варит кофе и продает его переселенец – потому что наши не будут там стоять за 4 тысячи гривен, а переселенцам деваться некуда. Я не знаю, хорошо это или плохо – но это реальность, и мы должны мириться. Кто-то из переселенцев стоит и варит кофе, кто-то приехал сюда, купил жилье, начал здесь заново бизнес. А любые рабочие места, начиная от булочной и прачечной и заканчивая крупным производством – это хорошо.

В городе находится крупная военная группировка – соответственно, задействована логистика, обеспечение, рабочие места появились. В то же время мы понимаем, что Донецкий аэропорт в ближайшие 20 лет точно не заработает – поэтому Днепр, естественно, становится условным центром восточной Украины. Мы здесь шутим, что Днепр пока еще не первый, но уже и не второй. Война поставила точку в конкуренции между Донецком и Днепром, Донецк сам себя дезавуировал. Все эти нюансы нам нужно учитывать в прифронтовом городе.

Плюс ко всему линия фронта находится от нас в каких-то 150 километрах – это здорово отрезвляет и мобилизирует. Когда ситуация на фронте обостряется, и по городу ревут скорые, перевозя наших пацанов из аэропорта в госпиталь – это слышит весь город, это давит на психику, но при этом мы собираем волю в кулак и понимаем то, что нам удалось этого избежать. То есть, мы все понимаем, что если бы сюда пришел русский мир, Днепр повторил бы судьбу Донецка.

В такой ситуации есть какая-то диалектика. Именно поэтому мы живем в создавшихся исторических условиях, и наше дело – к ним приспособиться.

Алена Вовченко
Поделиться:
Добавить комментарий
Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте также: