Эксперты из Днепра сравнивают е-декларации с люстрацией

С 1 сентября по 30 октября прошел первый этап подачи чиновниками и депутатами е-деклараций. Вторую неделю не утихает обсуждение сумм вкладов, объемов добра и кэша, задекларированного государственными мужами. В Интернете гуляет жесткий анекдот: «Реклама. Каждому, заполнившему е-декларацию, Уголовный кодекс в подарок». С подарком, судя по всему, выйдет загвоздка. Действительно, что же будет, когда затихнет волна обсуждения чужого несметного богатства? 

Кто будет искать преступления в декларациях

После подачи е-деклараций общество получило доступ к информации об уровне жизни чиновников и депутатов. У кампании на самом деле другая цель: Национальное агентство по вопросам противодействия коррупции (НАПК) должно разобрать каждую декларацию и выяснить законность получения доходов.

1433417743_dsc_0186— Тут начинаются трудности, в первую очередь технические, — говорит Анна Колохина, координатор проекта ОО «Днепровский центр социальных исследований». – Единый реестр не содержит аналитической составляющей. У правоохранителей уже появились определенные вопросы по эффективности использования трех миллионов евро, выделенных международной структурой на его разработку и создание реестра.

Согласно штатному расписанию в НАПК работают около 100 человек. Смогут ли они проверить все декларации?

11947692_1482400598748022_6539396384044117797_n— Сейчас в системе более ста тысяч деклараций, — говорит Артем Амельченко, эксперт ВОО институт «Республика». – Вопросами е-декларирования по всей Украине занимаются 49 человек. Естественно, такое число людей не сможет обработать огромный массив данных. Поэтому для многих е-декларации станут нулевыми.

Национальное антикоррупционное бюро Украины будет возбуждать уголовные дела только после того, как туда обратится Национальное агентство по вопросам противодействия коррупции. Будет обращаться, если обнаружит в декларации состав преступления по одной из двух стаей УК. Первая – незаконное обогащение (в том случае, если декларант не сможет объяснить, где взял миллионы). Вторая – указание в декларации недостоверных данных.

Незаконное обогащение чиновников, занимающих особо ответственные должности, влечет за собой наказание вплоть до лишения свободы сроком до десяти лет. Чиновникам на ответственных должностях за незаконное обогащение могут впаять до пяти лет. Если, конечно, кто-то будет искать преступления в их декларациях.

Простая легализация доходов

За несвоевременную подачу деклараций (после 30 октября) чиновникам грозит административная ответственность – штраф в размере до 1700 гривен.

Но выявить нарушителей опять-таки крайне трудно. «Для этого должен быть хотя бы перечень должностей, находящиеся на которых должны задекларировать имущество и активы, — говорит Анна Колохина. – В идеале же – список фамилий, возле которых можно поставить галочку – «сдал» или «не сдал». Такого списка нет».

К примеру, председатель Государственной фискальной службы в Днепропетровской области Оксана Томчук заполнила е-декларацию, а народный депутат Татьяна Рычкова – нет. Последняя мотивировала это тем, что в прошлом году не занимала чиновничью должность и не была нардепом. Кстати, глава ГФС также не была чиновницей в 2015-м.

Перед началом первого этапа е-декларирования шла речь о 30 тысячах деклараций, потом – о 60 тысячах. В итоге получили более ста тысяч. Чем больше – тем труднее отследить законность и своевременность подачи.

— Согласно положениям «Закона о противодействии коррупции» в первую волну должны были сдавать декларации чиновники, занимающие особо ответственные и ответственные должности, — поясняет Артем Амельченко. – Но на сайте НАПК перечня таких должностей нет. С е-декларированием такая же ситуация, как была с люстрацией. Идея громкая, на ней можно попиариться. Но до ума так и не довели.

Без анализа и контроля е-декларирование превратится в легализацию доходов. Ведь через полгода при подаче деклараций за 2016 год все зафиксированные чиновниками в этом году доходы будут уже узаконены.

Кому в Верховной Раде жить хорошо

Эксперты считают, что многие декларанты намеренно указали завышенные суммы налички, которая якобы хранится дома. В дальнейшем, это позволит ответить на все вопросы антикоррупционных органов о том, за что купили квартиры, машины или отдыхали на Канарах.%d0%ba%d0%b0%d1%80%d0%b8%d0%ba%d0%b0%d1%82%d1%83%d1%80%d0%b0

В марте этого года Днепровский центр социальных исследований проанализировал декларации нардепов, которые в то время подавались в бумажном виде. Цель – узнать лучше или хуже они стали жить после избрания в Верховную Раду.

— Народные депутаты подавали бумажные декларации очень небрежно, — констатирует Анна Колохина. – Многие повторили ошибки из тех деклараций в электронных. Например, депутат Валентин Дидыч указывает, что в 2015 году получил доход от предпринимательской деятельности в размере 25 тысяч гривен. По закону он должен прекратить предпринимательскую деятельность после избрания в Верховную Раду. По данным Госреестра он такую деятельность прекратил.

С 2013-го по 2015 год у трети депутатов менялся состав семей. Вначале они указывали жен и детей, потом они исчезали и т.д. Так, депутат Виталий Куприй в 2013-м, 14-м и 15-м годах декларировал в составе семьи жену, дочь и сына. В е-декларации уже – жена, сын и пасынок. У Куприя также есть недвижимость в оккупированном Крыму – квартира в Ялте. Нардеп указывает ее площадь – 32 кв. м. Согласно данным реестра площадь этой квартиры – 21,2 кв. м.

Кроме заработной платы нардепы получают из бюджета другие доходы, значительно ее превышающие.

«В 2015 году средняя заработная плата депутатов Верховной Рады составила 75 тысяч за год, — рассказывает Анна Колохина. – Компенсация проживания в гостиничном номере  — 167,5 тысячи гривен. При наличии жилья в столице депутат должен от нее отказаться. Однако депутат Дмитрий Колесников, экс-губернатор Днепропетровской области, имеет недвижимость в Киеве и получает компенсацию за проживание в гостинице. Компенсация за командировочные расходы у разных нардепов колеблется от трех до 17 тысяч гривен. Еще 80,6 тысячи гривен в год выдается каждому нардепу на осуществление депутатских полномочий. За эти деньги не нужно отчитываться, и они не облагаются налогами».

Сумму в 80,6 тысячи гривен в е-декларации указали не все народные депутаты. К примеру, избранник от нашего региона Яков Безбах об этих деньгах решил не вспоминать.

Судя по всему, е-декларирование нужно для замыливания глаз Европе. Подав свою декларацию за два часа до дедлайна, Президент Порошенко написал в ФБ: «Мы выполнили 144 требования, которые касались безвизового режима. И ждем его». Очередной транш МВФ, который мы получили в сентябре, тоже был возможен только при наличии е-декларирования. И еще: Евросоюз выделил Украине 16 миллионов евро на поддержку антикоррупционных реформ, в том числе и е-декларирования.

 

Добавить комментарий