Не молчи!

Наташа_Адамович_блогНесколько лет назад поздно ночью я вышла на балкон, услышав шум из соседнего дома. В квартире напротив шумно ссорились мужчина и женщина, страшно кричал ребенок.

Пока я пыталась вызвать милицию (дозвониться до которой, кстати, так и не смогла), шум прекратился, и в полной тишине женщина стала перебираться через ограждение своего балкона.

На мой крик: «Что ты делаешь?» из квартиры выскочил мужчина и затащил ее обратно. Скандал прекратился, но еще очень долго я не уходила в комнату, боясь, что соседка повторит попытку суицида.

Обошлось. А уже на следующий день молодая женщина шла за руку со своим мужем как ни в чем не бывало.

Что заставляет женщин терпеть побои? Почему они раз за разом прощают издевательства над собой? По какой причине подвергают опасности собственных детей? Есть ли шанс вырваться из этого порочного круга? Об этом говорили на Фестивале равенства, который прошел недавно в Днепре по инициативе общественного объединения «Инсайт».

Насилие Давыдова Говорить вслух о том, что происходит за дверями квартир и домов, в семьях, у нас не принято. И это неправильно, считает днепровский журналист Марина Давыдова. Она — одна из тех, кто не побоялся рассказать свою историю домашнего насилия вслух.
Марина вышла замуж рано, в 18 лет, вскоре родила ребенка. Обычная семья, понятное будущее. Однако на поверку все оказалось не совсем так, как представляла молодая женщина.

— Мне нельзя было учиться, работать, пользоваться косметикой, носить юбки… Муж запрещал. В какой-то момент оказалось, что все мои социальные связи разорваны: подруг нет, практически никаких контактов с моими родственниками. Только не думайте, что все началось сразу, как только я сняла фату после свадебной церемонии. Все складывалось постепенно. Например, я прошу вымыть посуду, а мне в ответ: «Ну что ты! У меня теперь для этого есть жена. Я не буду делать женскую работу». Вообще складывалось впечатление, что мы не поженились, а муж подписал некий акт купли-продажи меня, а значит — имеет на меня полные права и только он может распоряжаться моей жизнью.

Марине пришлось прочувствовать на себе все ипостаси домашнего насилия: психологическое — «Ты хуже всех, кому ты нужна», экономическое, когда семейным бюджетом распоряжался исключительно муж, физическое.

— Когда подошло время родов, муж очень настаивал на том, чтобы я рожала под анестезией. Понимание, почему это так важно для него, пришло позже. А я, побоявшись рассказов о том, что бывали случаи, когда женщины оказывались в инвалидной коляске после этой процедуры, наотрез отказалась. Уже через время муж во время очередной ссоры пытался сломать мне позвоночник. Потом он объяснял: «Если бы я посадил тебя в инвалидную коляску, ты бы точно никуда от меня не делась».

Ситуация становилась все более страшной.

— Мне даже приходилось спать с ножом под подушкой, — рассказывает Марина. — Каждую минуту я не знала, что ждет меня и моего ребенка. Конечно, вызывать милицию тоже приходилось.

Впрочем, многие помнят ответ тогдашних милиционеров: «У вас кого-то убили? Нет? Вот когда убьют, тогда и приедем». Я — помню.

Слава богу, Марине хватило сил и мужества вырваться из семейного ада. Сейчас она — взрослый, самодостаточный, уверенный в себе человек, у нее прекрасный сын. А сколько таких, кто по-прежнему живет в аду? Реальную цифру вы не найдете ни в одном статистическом исследовании. О семейном насилии по-прежнему не принято говорить.

Тем не менее ситуация в последние годы стала меняться в лучшую сторону. С началом работы патрульной полиции от вашего вызова как минимум не отмахнутся. Есть социальные центры, которые могут принять женщину, если ее жизни угрожает опасность и ей некуда идти.

— К сожалению, их мало, — говорит Марина. — И женщины в нашей стране — по-прежнему группа риска.

Почему? Во-первых, некуда идти — не у каждой есть знакомые или родственники, готовые принять в случае необходимости. Во-вторых, найти работу и устроить ребенка в детский сад — тоже проблема. И сразу встает вопрос: «А на что я буду жить? Может, надо потерпеть ради ребенка?»

— Вот что-что, а терпеть ради ребенка точно не стоит, — считает Марина. — Иначе в такой обстановке вы рискуете вырастить либо неврастеника, либо садиста.

НасилиеИ еще одна опасность, которую озвучивают психологи. Часто жертвы семейного насилия считают, что с ними обращаются плохо, потому что они этого заслуживают. Именно чувство вины заставляет многих женщин терпеть такую семейную жизнь. Никто никогда и никому не давал права совершать насилие над кем-либо. Тем более над тем, кто слабее. Не берите всю вину на себя, осознайте, что вы — свободный человек, жизнь у вас одна, и никто не имеет права диктовать вам, как ее прожить. Возможно, с осознания этого начнется ваш путь из семейного ада.

Если тебе не хватает смелости рассказать всем о насилии, не медли, звони на Национальную горячую линию по номеру 0800500335 или 386 (с мобильного).
Мы выслушаем каждую историю, о которой ты молчала. Анонимно и конфиденциально.

Добавить комментарий
Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте также:

    Этим летом на месте заброшенного Зеленого театра в парке им. Шевченко появится экспериментальная Сцена. Там любой желающий сможет свободно отыграть…

    04.05.2017
    76
    Анна Заикина

    В Советском Союзе этот процесс считали чем-то сродни средневековым пыткам. Полиграфолога изображали в виде злобного фашиста, который обвешивал датчиками несчастного…

    11.03.2017
    46
    Анна Заикина

    Дорогою до свого друга межівський різьбяр Олександр Каверін розписує: — Будинок Володимира Чорного схожий на музей, ви такого ще не…

    11.03.2017
    128
    Анна Заикина