От Любови с любовью

IMG_8563-Для россиянки Любови Бондарчук, которая обрела вторую родину в Днепре, волонтерство стало смыслом жизни. А начиналось все с обычных пирожков…

– Еще в самом начале печальных событий в Донбассе, когда в госпиталь стали поступать первые раненые, как-то вечером ко мне зашла соседка, – вспоминает моя собеседница. – Посидели, посочувствовали родным, и нас вдруг осенило: что зря вздыхать, надо делом заняться, помочь, чем можем. Тут Лариса Николаевна и предложила задействовать мои кулинарные способности. Говорит, что вдали от дома бойцам будет приятно пирожков домашних попробовать. Решили – сделали. А когда увидели благодарные глаза ребят, поняли, насколько это для них важно. Да и для нас тоже. Мы ведь в одной стране живем, и беда, которая пришла на нашу землю, стала общей. В кустах отсидеться не получится. Мне очень жаль тех, кто до сих пор этого не понял…

Любовь Николаевна произнесла это настолько искренне, что мне захотелось познакомиться с ней поближе. Узнать, откуда такой патриотизм произрастает.

– Уверена, что он измеряется не столько корнями, сколько делами и поступками, – скромной улыбкой реагирует на мой вопрос она. – А родилась я в Тамбовской области, в небольшом селе Семеновка. Папа, Николай Ильич, в 36 лет умер из-за осколка в легком. До самого Берлина артиллеристом дошел, много боевых наград имел, а после Победы долго пожить не судилось… Мама, Мария Федоровна, осталась вдовой в 33 года с тремя детками на руках. Саша – старший, и девяти ему еще не было, мне шесть лет, Вере – десять месяцев. Одним словом, с трудностями научились справляться с детства. Если в послевоенные годы его так можно было назвать.

Сейчас из всей родни у Любови Николаевны только Вера осталась. В оккупированном Донбассе. Но на эту тему моя собеседница без слез говорить не может. Соскучилась очень, давно не виделись, а когда встретятся – даже не представляет…

Зато с радостью вспоминает, как в Украину попала. Здесь, в Новомосковске жила мамина сестра, и в 1970 году после 8-го класса Люба приехала к ней в гости. С малых лет мечтала абрикосов, которых у нас было вдоволь, попробовать, и из-за них, как шутит теперь, назад уехать так и не смогла. На самом деле уроженка Тамбова в природу днепровскую влюбилась и в людей добродушных…

После окончания училища получила направление на работу поваром в одну из столовых Красногвардейского района. Здесь, в Днепропетровске, судьбу свою встретила – Михаила Зиновьевича, сотрудника МВД. Вместе с мужем двоих деток воспитали – Ольгу и Павла, двух внуков дождались – Яна и Антония. Сейчас в Америке рядом с родителями, которые там по контракту работают.

– И все бы хорошо, если бы не война, – тяжело вздыхает Любовь Николаевна. – Она спокойно ни жить, ни спать не дает. Все мысли там, где наши ребята, на фронте. Как сутки в АТО прошли в сводках из фронта смотрим, есть ли раненые, убитые? Здесь, на гражданке, мы можем их только своим вниманием, своей материнской любовью поддержать. Тех же пирожков передать. Иногда записочку рядом с выпечкой оставляю со словами поддержки. Не раз мне по телефону прямо с фронта звонили, за заботу благодарили. Командир наберет мой номер, а ребята все в трубку кричат: «За пирожки, тетя Люба, спасибо!» Как дети, даже вот таким небольшим подаркам радуются. Впрочем, важны не размер подарка, не его стоимость, а то, сколько души в него вложено. Люди это чувствуют. На фронте особенно. И поддержка простых людей, соотечественников, им особенно дорога. Внимание и заботу никакими деньгами измерить невозможно.

А волонтерство – это состояние души. В этом Любовь Бондарчук убедилась на личном опыте. Первое время она частенько к одному супермаркету ходила, чтобы оставить в корзинке передачу на фронт. Потом стала с единомышленниками одежду и постельные принадлежности для солдат собирать. Уже и не помнит, когда в госпиталь и в больницу им. Мечникова потянуло – все само собой как-то произошло. Работы и дел там всегда хватает: то водички и еды раненым принести надо, то за тяжелыми поухаживать. Со слезами на глазах вспоминает, как Игоря Литвиненко после тяжелейших ранений в госпитале доктора в прямом смысле собирали. Парню под Иловайском кусок черепа вырвало, прогнозы на выздоровление изначально были нулевые. Но все надеялись на чудо и делали невозможное. И волонтеры с санитарками за ним полгода, как за родным, ухаживали. Кормили через зонд, массажи делали, купали.

– Как же мы счастливы были, когда Игорь на свет реагировать начал, на прикосновение руки, – говорит Любовь Николаевна. – Перед самой смертью открыл глаза и прошептал: «Мама»… Не смогли мы нашего Игорька вытащить, как ни старались. В 21 год смерть его забрала. О матери его ничего не знаю, а отец в АТО погиб. Вот такая судьба… Нет слов… Молюсь, чтобы война закончилась, чтобы все вернулись домой живыми.

Нам всем давно молиться надо. И помогать. И верить. И добрые дела любовью освящать.

Юлия БАБЕНКО, фото автора.

Поделиться:
Добавить комментарий
Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте также:

    Этим летом на месте заброшенного Зеленого театра в парке им. Шевченко появится экспериментальная Сцена. Там любой желающий сможет свободно отыграть…

    04.05.2017
    78
    Анна Заикина

    В Советском Союзе этот процесс считали чем-то сродни средневековым пыткам. Полиграфолога изображали в виде злобного фашиста, который обвешивал датчиками несчастного…

    11.03.2017
    46
    Анна Заикина

    Дорогою до свого друга межівський різьбяр Олександр Каверін розписує: — Будинок Володимира Чорного схожий на музей, ви такого ще не…

    11.03.2017
    131
    Анна Заикина

    Автомобиль осторожно пробирается по межевской дороге, проваливаясь в ямы и подпрыгивая на ледяных кочках… Ну, вы и сами знаете –…

    01.03.2017
    186
    Анна Заикина