Тепло из унитаза

«Системы очистки питьевой воды и бытовых стоков в Берлине и в нашем городе на 90% идентичны», – заявил заместитель городского головы Днепра Михаил Лысенко после посещения коммунального предприятия Berliner Wasserbetriebe. Но дьявол кроется в деталях. Всего 10% различий делают отечественную и импортную технологии несопоставимыми по экологическим последствиям.

«Из дерьма – пеллетку» – так могло выглядеть популярное у нас выражение, переделанное на немецкий лад. Полученный при очистке стоков ил берлинские специалисты прессуют в виде цилиндрических топливных гранул (пеллет) диаметром около 30 мм, высушивают и сжигают в специальных печах. Выделяемое тепло идет на подогрев воды, отопление зданий и выработку электроэнергии. Больше половины собственной потребности в энергоносителях предприятие покрывает за счет сжигания органического сухого остатка сточных вод. Плюс – попутно вырабатываемого метана.

У нас же плодородный ил утилизируют на сельскохозяйственных угодьях. А в нем – фосфаты, соли тяжелых металлов и другие вредные примеси. И хотя такое удобрение используется при выращивании технических культур наподобие рапса, все равно опасные вещества рано или поздно попадают в продукты питания.

Берлинская питьевая вода из-под крана по вкусу и химсоставу ничем не отличается от бутилированной. Местные говорят, что она даже чище, потому что контролируется строже. Шеф водоочистки госпожа Францке во время встречи с днепровской делегацией демонстративно выпила стакан сырой водопроводной воды. Вряд ли этот трюк г-жа Францке рискнула бы повторить в Днепре…

Конечно, начальные условия у нас разные. Реки Шпрее и Хафель (сами по себе не сильно загрязненные) питают водопроводную систему Берлина лишь частично. Треть необходимого количества воды добывается из глубоких скважин. Поэтому и чистить живительную влагу проще. Это дало возможность совсем отказаться от хлорирования. Даже в альпийских городах Австрии к питьевой воде добавляют немного хлора. А берлинцы обходятся. Взамен – озонирование с последующей обработкой ультрафиолетовым излучением.

– Никаких особых секретов на Berliner Wasserbetriebe мы не увидели, – подчеркнул Михаил Лысенко. – Конечно, организация процесса впечатляет, – но, если учесть, что на одну лишь очистку воды и стоков Берлин тратит почти 300 млн евро в год, что в полтора раза больше общего бюджета Днепра, многие нововведения становятся объяснимыми.

От себя добавим – берлинцы платят за один кубометр питьевой воды (с учетом ее канализации) 4,6 евро или около 130 грн, что в 13 (!) раз больше, чем платим мы. При том, что цена бензина, например, отличается максимум раза в два. Конечно можно долго спорить о несоразмерности зарплат, пособий и т.д, но нельзя забывать и о другом. Среднестатистический немец пластиковую бутылку в реку не выбросит. И прокисший суп в унитаз не сольет.

Кстати, на территории Berliner Wasserbetriebe, у полей аэрации, где пахнет, мягко говоря, не фиалками, мы увидели группу детей младшего школьного возраста. Выяснилось, что в четвертом и восьмом классах, в рамках курса экологии, ученики обязаны посетить водоочистное предприятие. Чтобы воочию убедиться, каких титанических усилий стоит борьба с загрязнением окружающей среды. Характерно, что детишки слушали выездную лекцию с интересом, и носы никто не зажимал.

 Михаил Лысенко лично проверил очищенные стоки на прозрачность.

Михаил Лысенко лично проверил очищенные стоки на прозрачность.

 За спиной днепровского вице-мэра – емкости для накопления ила.

За спиной днепровского вице-мэра – емкости для накопления ила.

 

 

 

 

 

 

Поделиться:
Добавить комментарий
Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте также: