Два года спустя: как встречали победу Революции Достоинства в Днепропетровске (ФОТО)

08Митингующие скандировали: «Слава Украине! Героям слава!» и жгли флажки Партии регионов, собранные в сессионном зале.


В ночь с 21 на 22 февраля 2014 года из страны бежал президент Виктор Янукович. Революция Достоинства в Украине победила. Пока главный регионал паковал чемоданы с награбленным у народа имуществом, в Днепропетровске валили Ленина. Вечером 21 февраля после митинга возле здания горсовета активисты Евромайдана отправились на площадь Ленина и попытались повалить памятник вождю пролетариата. Он оказался стойким и продержался аж шесть часов. В ход пошли даже тросы со стройплощадки станции метро. В 0.45 Ленина повалили с помощью подъемного крана. Более тысячи очевидцев сопровождали историческое действо торжественными возгласами: «Слава Украине! Героям слава!» На следующий день гранитного вождя разбивали на кусочки и раздавали на сувениры.

В шесть вечера 22 февраля депутаты Днепропетровского горсовета экстренно собрались на 48-ю внеочередную сессию. У здания горсовета в это время проходил митинг. В помещении не было милиции, лишь десять человек из муниципальной гвардии. Несколько десятков активистов Евромайдана прошли в сессионный зал, заполнили все свободные места, проходы и балконы. Остальные митингующие свободно гуляли по коридорам Белого дома. Перво-наперво они сорвали портрет Виктора Януковича на первом этаже – сразу напротив входа.

24_ses2

Сессия продлилась более трех часов. Очень тонкая грань отделяла депутатов-регионалов от народной расправы. Во время заседания в зал ворвался Загид Краснов с несколькими десятками молодых людей. Он вышел на трибуну и призвал депутатов от Партии регионов выйти и перед всеми порвать свои партбилеты. Андрей Денисенко, в то время лидер «Правого сектора», также обратился к регионалам: «Если у вас есть сердце и достоинство, вы должны понять, что ваша партия не имеет права на существование». От имени народного вече он потребовал, чтобы городской голова вышел из Партии регионов, а депутаты распустили эту фракцию.

Депутат Альвина Кийко – единственная заявила о выходе из этой партии и фракции: «Я не крыса, которая бежит с корабля. Это решение я приняла 20 февраля, когда увидела по телевизору окровавленные тела мальчиков в Киеве». Несмотря на многочисленные призывы общественности, другие регионалы не спешили к ней присоединиться. Несколько десятков активистов прошли по залу и сорвали со столов регионалов бело-голубые флажки.

Под давлением общественности депутаты приняли в тот день несколько важных решений. Среди них — о признании Украины суверенным и унитарным государством, без сепаратизма и федерализма; об осуждении любых действий, связанных с федерализмом и сепаратизмом. Главное – в тот день евромайдановцы добились переименования площади Ленина в площадь Героев Майдана.

На выходе из здания депутатов ожидал неприятный сюрприз: они вынуждены были пройти через людской коридор. Активисты также перегородили переносными клумбами выезд из ворот горсовета, чтобы депутаты не могли выехать. Регионалам кричали: «Ганьба» и убеждали их порвать партбилеты.

24_ses1Возле входа в горсовет окончания сессии ждали более двух тысяч человек. К ним вышел тогдашний мэр Иван Куличекно вместе со своим замом Александром Рудяком. Народ требовал отставки мэра-регионала. Однако лидеры Евромайдана решили, что отставка Куличенко приведет к власти ставленника регионалов. Ведь по закону его обязанности должен был исполнять секретарь горсовета. Иван Куличенко публично написал заявление о выходе из Партии регионов и порвал партбилет.

Счастливые митингующие скандировали: «Слава Украине! Героям слава» и жгли флажки Партии регионов, собранные в сессионном зале.

Виктор Романенко: У власти не осталось других вариантов, как считаться с нами

Фото: dniprograd.org

Фото: dniprograd.org

— По всей Украине тогда начался Ленинопад, — вспоминает Виктор Романенко, председатель правления общественной организации «Майдан – Січеслав». – Был всплеск прямой демократии и в Днепропетровске. Люди вышли, чтобы освободить главную площадь города от коммунистического тирана. Она должна была символизировать подвиг тех, кто шел к победе Революции – и в Киеве, и в Днепропетровске. Если в нашем доме появляется что-то плохое или ненужное, мы выбрасываем это в мусорный бак. То же самое с Лениным – его отправили на свалку истории.

Однако на следующий день Виктор Романенко пришел на площадь и взял на память кусочек гранитного вождя. Домой его не несет, чтобы не портить энергетику. Держит в офисе.

— 22 февраля вся страна узнала о побеге Януковича и окончательной победе Революции Достоинства, — продолжает Виктор. – Мы, активисты днепропетровского евромайдана, шли к этому три долгих месяца. Поэтому и пришли на внеочередную сессию, чтобы высказаться. Возможно, это было слишком эмоционально. Со временем я понял, что многие днепропетровские политики тогда использовали этот момент для пиара. Как говорил Бисмарк: «Революции готовят гении, делают романтики, а пользуются плодами негодяи». Но случилось то, что случилось.

Романенко говорит, что на лаврах почивать еще очень рано. «Говорить о кардинальных изменениях рано, — отмечает он. – Хотя общественность была замечена и задействована в разных городских процессах. Но это не было результатом лояльности власти. Просто у нее не осталось других вариантов, как считаться с нами. Общественность своим напором и давлением доказала свой вес».

Александр Островский: Вместе с Лениным тогда могли снести и депутатов

Фото: .litsa.com.ua

Фото: litsa.com.ua

— В ночь с 21 на 22 февраля 2014 года мы решили снести памятник лысому усталому вождю, который никогда не был на территории Украины, но почему-то находился в центре города, — вспоминает Александр Островский, председатель общественного объединения «Народная армия». — Тогда власть в городе еще принадлежала представителям Партии регионов, не было пресловутых законов о декоммунизации. Все приходилось делать самим. Мы провели собрание общественности под памятником, приняли резолюцию — снести его. И снесли!

Особого разрешения прийти на внеочередную сессию городского совета тогда никто из общественных активистов не спрашивал. То же касается и решений горсовета, в частности, о переименовании площади Ленина в площадь Героев Майдана.

— Не нужно было ничего продавливать, — вспоминает он. – Все, в том числе депутаты, видели настроение людей. Делать шаг вправо или влево было бы глупо и неуместно с их стороны. Вместе с Лениным могли снести и депутатов. Это понимал и мэр Иван Куличенко, и все народные избранники.

Александр Островский считает, что власть в городе нужно было менять уже тогда, после победы Революции Достоинства. «Оставить Ивана Куличенко городским головой было, наверное, ошибочным решением, — говорит он. – Нужно было прямо тогда требовать от Верховной Рады перевыборов в местные советы. В горсовет зашли бы демократические силы. Они давно разрушили бы разные коррупционные потоки, которые остались до сих пор. И продолжают приносить кому-то прибыли из нашего с вами кармана. Это был наш просчет».

Февральская революция на городской сессии не прошла даром. С того времени представители общественности активно включились в городскую жизнь. В повестке дня каждой сессии были выступления активистов. «Мы приходили, выступали, не всегда нас слушали, не всегда мы могли достучаться до власти и повлиять на процессы городской жизни, — говорит Александр. – Но главное, что нас слышали такие же люди, как и мы. И это возбуждало активность у тех, кто читал и видел репортажи с сессионных заседаний в газетах, на телевидении и в социальных сетях. Как видите, в новом составе горсовета нет многих из прошлого созыва. Может, это связано с тем, что не все нас слушали?»

Александр Островский готов помогать новой власти разбираться во многих городских проблемах. Вместе с другими представителями общественности согласен войти в состав нескольких рабочих групп. К примеру, по вопросам незаконной стихийной торговли и организации питания в школах.

Олег Чистопольцев: Сейчас активисты понимают, что город в их руках

Олег Чистопольцев

Фото: Facebook

— Два года назад, когда мы сносили памятник Ленину в центре города, чувства были двоякие, — вспоминает Олег Чистопольцев, общественный деятель, активист Евромайдана. – С одной стороны, я понимал, что надо. С другой — долгие годы коммунистической пропаганды не прошли даром. Было как-то не по себе. Думал, что памятник нужно демонтировать культурно. Со временем я понял, что тогда нельзя было по-другому. Снос памятника коммунистическому вождю стал своеобразным актом морального очищения нашего города от символов прошлого. Не допустимо, чтобы коммунистические лидеры стояли в украинских городах.

В то время Олег Чистопольцев был координатором всеукраинской общественной организации «Street workout». «Титушек тогда называли спортсменами, — говорит он. – Мы же считаем, что настоящие спортсмены – это люди чести. Титушки к ним никакого отношения не имеют, даже если занимаются спортом».

Вместе с другими общественниками Олег Чистопольцев участвовал в работе внеочередной сессии городского совета. «Хорошо помню, как раскаивался нардеп Евгений Морозенко, — вспоминает он. – Чуть не плакал. Тогда я не очень ему верил. Регионалы просто заврались. Многие после тогдашних раскаяний примкнули к «Оппоблоку», правопреемнику Партии регионов. От перемены названия ничего не меняется».

Важнейшим решением внеочередной сессии Олег считает переименование площади Ленина в Героев Майдана. «Маховик раскрутился. Люди поверили и увидели, что они могут что-то решать в этом городе и этой стране. Общество проснулось. Это действительно была Революция человеческого достоинства», — говорит он.

Изменились ли отношения власти и общественности через два года после революции? «Однозначно, изменились! – уверен Олег Чистопольцев. – Раньше в городе была только ручная общественность – какой-то общественный совет при городском голове. Сейчас активисты понимают, что город в их руках. Они активно участвуют во всех городских процессах, а не ждут, что депутаты будут что-то вершить, до следующих выборов. В Фейсбуке я часто пишу предложения городскому голове Борису Филатову. И вижу, что он прислушивается ко мне и другим представителям общественности. Есть взаимодействие».

Елена Мисник. Фото из архива «НМ»

[flagallery gid=16]

Поделиться:
Добавить комментарий
Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте также: