Олеся Чайка: Будет много песен о любви. Когда закончится война

ОлесяО чем я первым делом попросила Олесю Чайку при знакомстве? Спеть. Ее знают прежде всего как барда, обладательницу уникального голоса, автора пронзительных текстов и музыки. С ее творчеством знакомы не только в Днепропетровске и области, но и во всей Украине, и за рубежом. Она — автор двух стихотворных сборников и нескольких музыкальных дисков. Но больше всего дорожит своими концертами на передовой и в госпиталях.

— Впрочем, выступление там нельзя назвать концертом, это, скорее, диалог через песню, — уточняет Олеся. — Что такое моя сцена?

«Моя сцена — в бліндажах і шпиталях,
І пісні — не попса для юрми.
Аплодують в палатах-залах
Мені ті, що вернулись з війни».
На встречах с бойцами я всегда чувствую мощную ответную волну восприятия и благодарна судьбе за возможность дарить частичку своей души. Знаю, что она идет по назначению.
Олеся Чайка — творческий псевдоним Елены Андрусской.

— Почему именно такой? Во-первых, «Чайка по имени Джонатан Ливингстон» Ричарда Баха — одна из моих любимых книг. Во-вторых… Когда-то давным-давно приключилась со мной почти мистическая история. Тогда я еще не думала, что моя жизнь будет так тесно связана с украинским казачеством (Олеся имеет статус берегини Низового войска Запорожского. – Авт.). Шла по Крещатику в Киеве, а навстречу дед — сивый, с чубом. Остановился и говорит мне: «Будешь Чайкой!» Я растерялась: какой еще чайкой? Почему? А в конечном итоге так и получилось (улыбается).

Свое творчество Олеся характеризует как песни патриотической направленности.

— А темы — самые разные. В целом, конечно, это авторская песня (задумывается)… Но патриотической направленности. Сейчас тема патриотизма очень актуальна, однако в моих песнях она появилась не в связи с событиями последних лет, а в самом начале моего творческого пути. Двадцать лет назад у меня состоялась знаковая встреча с писателем Олесем Бердником, когда-то он приезжал к нам в Павлоград. Именно после общения с ним я поняла, что такое настоящий патриотизм. Тогда и была написана «Дума про правду». Через много лет она прозвучала на Майдане, и ее слова так легли в контекст событий!

— Выступать на передовой — это ваше желание?

— Мне очень хотелось этого. Хотя многие говорили: «Твой фронт здесь, работай!» Когда я узнала, что есть возможность поехать на передовую с киевскими волонтерами, созвонилась с ними. Но получилось не сразу, все время не было места в машине. Впервые поехала на восток в сентябре 2014 года с запорожскими волонтерами после благотворительного концерта в пользу воинов АТО. На саму передовую нас тогда не пустили. Вообще дальше блокпостов не хотели пропускать. Волонтер Ольга даже укоряла: «Я везу человека, который хочет поддержать боевой дух ребят, а вы…» В конечном итоге мы попали в воинскую часть в Константиновке, потом в полевой госпиталь… Туда как раз привезли борт с ранеными, и ощущение войны стало таким острым…

— Вы часто выступаете перед бойцами в госпиталях и больницах. Это можно назвать одной из форм реабилитации?

— Конечно! Что помогает быстрее стать на ноги? Любовь, тепло и добро. Ребятам очень нужно внимание. Я это еще раз прочувствовала, когда выступала в Днепропетровском военном госпитале в День Соборности. Мы с волонтерами пришли к ребятам в гости, раздали сладости… Я спросила:
— Не устали? Может, вам спеть?
— Конечно!
И шутят:
— А что вы поете? Шансончик, наверное?
Улыбаюсь:
— Про Мурку точно петь не буду, послушайте вот такую.
И два с половиной часа после этого мы говорили и пели. Выхожу в коридор, а в госпиталь привезли новых раненых. Я увидела их лица, их состояние… Нельзя было просто взять и уйти. Пела для них. Я не специалист, не профессиональный психолог, но четко понимаю — ребятам нужно общение, чтобы они могли быстрее вернуться в мирную жизнь.
— А еще нынешний День Соборности не оставил ощущения праздника, — продолжает Олеся. — Как бы это объяснить?
Святом сіріє шпиталь,
Птах заглядає до вікон.
Є хто живий?
Душі, у кригу сповиті,
Мовчать.
В чат нікого не кличуть.
Курличуть. Червоні сніжинки рвані
В нірвані дихають рівно
Тілами з тла.
Хрест-навхрест
Віком вікна заклеєні.
Є хто живий? Я, пісня…

Было много торжественных мероприятий, а вот провели ребят, которые защищают соборность Украины, немногие. Придите в госпиталь, принесите добро и тепло — тогда это будет настоящий праздник.

— Олеся, ваши концерты по большей части благотворительные, свои сборники стихов и диски с песнями вы дарите, а деньги за те, что продаются, идут на реабилитацию раненых бойцов. Кто помогает с изданием?

— Дважды помогали волонтеры, один раз издавала за свой счет. Сейчас планируем еще раз переиздать сборник «…». Обратились за помощью в Днепропетровский горсовет. Надеюсь, все получится.
— Ваша музыка звучит и на украинском радио, и даже во Франции. Как-то следите за соблюдением авторских прав?

— Все права и так мои, — смеется Олеся. — Их же никто не отнимет. Если я написала слова или музыку, так оно и останется навсегда. Я буду рада, если мое творчество услышит как можно людей, лишь бы на пользу. Мои стихи и песни есть в открытом доступе в Интернете.

— Вы — берегиня Низового войска Запорожского, то есть для вас казачество — это очень серьезно. А некоторые считают, что это такая игра. Мол, какие казаки в ХХІ веке?
— На мой взгляд, казачество — это образ жизни, образ мышления. Что здесь главное? Правдивость духа, стремление к правде, утверждение правды. В это невозможно играть. Поэтому в моем творчестве тема казачества — одна из самых главных.

— А тема любви есть?

— Конечно (улыбается). Как-то была с концертом в больнице Мечникова. Принесла подарки — куклы-мотанки, которые передали раненым дети. Одна из них выглядела несколько необычно — как беременная. Думаю: «Кому ж подарить, чтобы правильно воспринял?» А в одной из палат лежал парень, потерявший на фронте ногу. Его девушка не отходила от него ни на шаг. И когда я их увидела, поняла — этот подарок для них! Достала мотанку, говорю: «Это вам. Намек поняли?» Смеются: «Поняли». Через какое-то время попадаю опять в Мечникова, интересуюсь: «Ну как, Сережа?» Отвечает: «Заказ выполнили, у нас будет ребенок». Кстати, парень россиянин, а девочка — киевлянка. Вот так война распоряжается судьбами.

— Олеся, нет ощущения, что после войны наступит некий творческий кризис? Все-таки сильные эмоции…

— А это не важно, главное, чтобы в стране кризис закончился. Провидение всегда даст тему для творчества. Я бы с удовольствием писала о любви, мире, добре. Кстати, и сейчас бойцы часто просят на концертах: «А спойте про любовь!» У меня много лирических песен, и будет больше. Скорее бы закончилась война.

Наталия Адамович

Поделиться:
Добавить комментарий
Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте также: